Читать книгу «Порочные души» онлайн полностью📖 — Ellen Fallen — MyBook.
image

Пролог

– Я просил тебя избавиться от ребёнка. Ты ведь знала, чем это закончится! – обхватываю горло Энжел рукой и сжимаю, её лицо краснеет и покрывается пятнами. – Лучше бы ты сдохла в тот момент, когда сбежала из моего дома и начала снова колоться.

– Отпусти, – хрипит она, жадно глотает воздух. Смотрю, как её тощая кисть пытается отцепить мою руку, но тщетно. – Мы нужны ребёнку.

Оголяю свои зубы и ору в её лицо не своим голосом. Я ненавижу её ещё сильнее, отшвыриваю от себя в момент, когда истошно кричит ребёнок, проснувшийся от моего через чур громкого голоса. Что-то надламывается во мне, зажмуриваю глаза, когда Энж проползает по полу в сторону другой комнаты. Я не бил её с момента, как мы оба попали в аварию, теперь же чувствую себя монстром. Не оглядываюсь на воркование матери и дитя, это слишком для меня.

– Посмотри на него, Хоук, он такой слабенький. Помоги ему, – на вытянутых руках она показывает мне впервые моего маленького сына, родившегося неделю назад. На глаза наворачиваются слезы, когда я вижу синяки на венах младенца, который расплачивается за ошибки уродских родителей. – Он должен выжить!

Должен… И что я с этим должен делать? Впервые за прошедшее время я вижу Энжел, она уже не выглядит дерзкой сукой. Больная, высохшая и безжизненная. Я так и не постиг эту истину, зачем бывшей наркоманке, сидящей в прошлом на тяжёлых наркотиках, рожать.

Дёргаю головой из стороны в сторону, я просто не могу прикоснуться к измождённому мальчишке. Закрываю свой рот ладонью, сдавливаю с силой скулы.

– Ты собралась сдохнуть, так? – хлёсткие слова делают её лицо ещё бледнее. Я же просто констатирую факт.

– Я – да. Но не он, – отвечает Энж, и её покачивает. В момент, когда она буквально оседает, я забираю своего ребёнка из её рук, сам себе поражаясь. Сработал какой-то инстинкт, и я впервые пытаюсь кого-то защитить, а не размазать по стенке. Очень аккуратно прижимаю к своей груди болезненное тело сына. Вполне оформившиеся черты указывают на наше с ним кровное родство, огромная соска закрывает половину его лица. Вытаскиваю предмет из его рта, и он открывает глаза. Глубокий вдох и выдох, секунды тишины и потом он издаёт лютый крик, разрывающий его голосовые связки. Пацан вызывает моё одобрение, заставляя расплыться в довольной улыбке.

– Ты едешь со мной, собирай вещи. Найдём врача тебе и… – замолкаю. – Трентон, всегда нравилось это имя, – пожимаю плечами и натягиваю глубже шапочку на голову сына.

Глава 1
Эмерсон

– Эта ерунда из-за той кисты? Трой, ты же сам делал операцию! Я пропила все, что ты мне назначил. Что дальше? – я уже несколько лет борюсь со своим организмом.

– То, что мы сделали для тебя, показало возможность зачатия. Но ты умудрилась прийти сейчас ко мне без парня за руку. И даже не с пробиркой, в которой есть материал. Заметь, ты не в постельке стараешься над зачатием. Ты здесь. Рядом со мной. Совершенно одна, – он раздражён и зол, столько работы и все впустую. Я начинаю растирать виски от боли, пульсирующей в голове. – Зачем вы расстались сейчас? Разве не для этого ты так долго терпела его выходки? Что если попросить твоего бывшего парня сдать сперму, и я сделаю эко?

Задираю медицинскую сорочку, оголяю живот, на котором множество синяков, то же самое делаю с рукавами. Трой отворачивается, его кулаки сжимаются.

– Я с ним рассталась, потому что он начал пить и размахивать руками. Не хочу, чтобы это снова повторилось. Хватает примеров в жизни знакомых, которые решали все драками. Нет ничего приятней запаха убитого сурка лежащего рядом. – добавляю с сарказмом. – Я как будто сплю с мусорным баком, терзаю его вялый кожаный шарфик, мне это не интересно. Мне нужен ребёнок от психически здорового парня, который пусть и не будет воспитывать младенца вместе со мной, но, по крайней мере, не является моральным уродом. И не от алкоголика, который однажды пришибёт меня в невменяемом состоянии. Что с банком спермы? – он задирает глаза к потолку и мысленно подсчитывает нули. – Ясно, я не потяну. Что если принесу материал в презервативе. Не спермицидном конечно. Потом методом отбора мы закачаем это в меня?

– Ты в своём уме? – он качает головой, – Начнём с того, что ты страдаешь особой любовью к плохим парням, которые избивают тебя или увозят в непонятном направлении, так что потом я выбиваю двери туалетов, в поисках из какого именно ты мне звонишь. – я внутренне сжимаюсь, и такое было в моей жизни. – В данный момент предлагаешь чепуху. Не мне говорить о том, что ты знаешь, до самой яйцеклетки добирается намного меньше сперматозоидов, чем их выделяется при семяизвержении, поэтому если изначально качество спермы далеко от нормальных показателей, то успешность зачатия ставится под угрозу. А я не могу даже представить без определенных анализов, что именно ты мне принесёшь. К тому же после семяизвержения в условиях внешней среды сперматозоиды долго просуществовать не могут, основная масса сперматозоидов погибает в течение нескольких часов.

– Я что попросила тебя провести мне ещё раз курс зачатия? Просто это реально или нет? Я могу ведь не заниматься этим напрямую, – он устало садится в своё кресло и кладёт руки на стол.

– Если сбор спермы происходит дома, то надо успеть доставить в клинику в течение часа, в противном случае объективности результатов можно не ждать. Обеспечить жизнеспособность спермы можно только в лабораторных условиях, – он начинает загибать пальцы, – Для чего необходимо создать благоприятный температурный режим, условия влажности и освещённости, исключить воздействие внешних факторов, что в домашних условиях сделать практически невозможно. Эмерсон, пойми, в каких бы хороших условиях не хранился презерватив со спермой, попадание воздуха, дневного света сделают своё дело, основная масса сперматозоидов за сутки ПО-ГИБ-НЕТ, а если введение такой спермы послужит причиной зачатия, то это будет похоже на фантастику, нежели на реальность.

Я устало качаю головой. Чем больше мы разговариваем на эту тему, тем все хуже.

– Иными словами у меня нет вариантов? – мой двоюродный брат ещё со времён моей учёбы на медицинском является моим гинекологом. Теперь он хмурится и рассматривает мои результаты обследования.

– Ну если только… Дикость конечно. – говорит он и тянет последние слоги.

– Если что? – спрашиваю его.

– Эм, я тебе уже несколько раз повторил, тебе надо родить. Подсадить маленького человечка в твою матку, чтобы это был твой последний вагон, в который ты успеешь вскочить на ходу. В данный момент твой гормональный фон поет потрясающую песню, зазывая сиреной найти счастливчика, способного стать отцом прекрасного малыша. Мы так долго заводили её, и вот она – победа. Но теперь нет парня. Нет спермы, нет надежды. Что я по-твоему должен делать? – Трой встаёт напротив меня, затем наклоняется и стучит пальцем по моей карточке, – Смотри, яйцеклетки зрелые. В данный момент овуляция, и на все это у нас двадцать четыре часа. Потом я не знаю, когда она ещё соизволит ответить нам взаимностью и вообще заведётся ли. Я могу предполагать, что больше у тебя возможности не будет.

– Попросту у меня есть ночь для того, чтобы забеременеть естественным путём? – он согласно кивает. – Какие-нибудь есть мысли?

– Я женат, не смотри так на меня. Лина не простит ни одного из нас. Кроме того я твой двоюродной брат. – я отмахиваюсь от него, ещё не хватало рассматривать вариант с родственником. – Ночной клуб «Даблхот»?

– И что ты предлагаешь? Отдать себя первому встречному, с просьбой помочь мне забеременеть, иначе у меня не будет никогда детей? Это смешно, – загибаю край своего больничного набора стикеров, на которых изображены мишки.

– Ну, ты можешь попробовать с прохожими, но не думаю, что они поймут тебя. Обычно девчонки занимаются сексом в клубе, отрываются в ближайшем туалете, а потом приходят на аборты. – Трой складывает свои вещи в черную сумку. – Это показывает практика. А самый популярный клуб именно «Даблхот».

– Он может быть болен. Да и какой человек в своём уме будет заниматься этим без защиты? – я встаю с удобного кресла, поправляю свою рабочую форму.

– Я чувствую себя сутенёром, толкающим тебя на немыслимые вещи. Ты очень даже права, да, могут быть болячки, от которых, кстати, не застрахован даже человек, живущий в браке… Говорю тебе из опыта проверенного временем моей работы. Вообще это был глупый вариант, который действительно слишком опасен, – он огорчённо качает головой. – Хорошо, попробуем в следующий раз. Мне пора, моя жена уже сошла с ума без меня, – вместе мы выходим из его кабинета, он передаёт мне мою карточку, и я остаюсь в полной тишине отделения гинекологии, смотря ему в след.

Иду к своему отделению, пересекаю лестничный пролёт, поднимаюсь по ступеням к тяжёлой металлической двери, скрывающей от меня мир чудес. Я сразу же слышу тихие разговоры других терапевтов, которые переодеваются в ординаторской, собираясь домой. Прохожу мимо них и останавливаюсь, около огромных прозрачных стёкол, за которыми в боксах лежат малыши, родившиеся раньше времени или имеют маленький вес. Голубые и розовые шапочки мелькают перед глазами, они такие хрупкие и ранимые, и я безумно люблю каждую секунду, которую провожу рядом с ними. Натягиваю маску на лицо, подхожу к раковине, расположенной в коридоре, и тщательно мою руки. Одри удивлённо смотрит на меня, когда поверх формы я надеваю стерильный халат и захожу к малышам.

– Твоя смена уже закончилась. Ты не едешь домой? – хрупкая девушка сидит на стуле, рука в перчатках через небольшое круглое отверстие ощупывает животик мальчика.

– Опять вздутие? – спрашиваю я её озадаченно. – Хочу ещё минутку уделить малышу в четвёртом боксе.

– Он не выживет, его родители наркоманы. Он здесь уже неделю, и ты постоянно сидишь с ним. Не боишься привязаться? – она вводит через катетер небольшое количество раствора, вытаскивает руки, проверяет температуру.

– Какая разница кто его родители. Он маленький ребёнок, который борется за свою жизнь, а я борюсь вместе с ним, – улыбаюсь, когда мальчик кривит губы, будто проглотил что-то невкусное. – Сегодня он выглядит прекрасно, желтизна прошла. И судя по всему, мы набрали двадцать грамм, – достаю тёплый стерильный стетоскоп, надеваю перчатки и через отверстие сначала нежно прикасаюсь к ребёнку, чтобы не испугать и только потом начинаю слушать его лёгкие и сердце. Сосредоточенно я проверяю, чтобы ничего не упустить. Ещё вчера его сердечный ритм был менее сильным, лёгкие работали вполсилы. Я думаю, это наша маленькая практика, о которой никто не знает. Жду не дождусь момента, когда мы попробуем это снова.

– Я так и не поняла. Его мать уже умерла? – я вытаскиваю стетоскоп из ушей, глажу худенький животик мальчика, он удовлетворённо дышит.

– Мне это неизвестно, но у ребёнка есть отец и дедушка. Девушка родившая его тяжело больна. И очень надеюсь, что все обойдётся, малышу нужна мама. – подпираю одной рукой лицо и наблюдаю, как он тянет своё тело, пальчики на ножках вздрагивают, и он снова кривится. – Я бы все отдала, чтобы он жил.

Под тонкой кожей младенца, как сквозь пергамент, видны мелкие прожилки вен. Мне больно думать, что ещё ему придётся испытать, прежде чем вырасти. И этот катетер ничто.

– Рей не звонил? – она говорит очень тихо, проходит к следующему боксу и проверяет ребёнка.

– Даже не хочу об этом думать. Заблокировала его номер, позже разберусь с его вещами и забуду как страшный сон, – она поворачивает голову в мою сторону, смотрит куда-то сквозь меня. – Самое страшное, теперь у меня два варианта: забыть о желании завести ребёнка или найти парня на одну ночь.

– Это не сложно, – она улыбается, записывает в карту данные, – Предание старо как мир. Надрежешь фольгу на презервативе, берёшь того, что не усеян видимыми болячками, не пьяный до невменяемого и готовый к приключениям.

– Все не так просто, – я встаю, беру карту и записываю показатели, количество раствора уже введённого в организм.

– У тебя вообще в жизни все непросто. Парень последний – придурок, которого я не переваривала. Как и многие другие. Хватает момента, когда он схватил тебя за подбородок и потребовал смотреть на него. Затем то, как влияла на тебя гормональная терапия. Ты же плакала от любой мелодрамы. Что говорит Трой? – Одри показывает мне на дверь, мы закончили здесь, осталось пройти отделение, и я свободна.

– С точки зрения медицины пятьдесят на пятьдесят, – мы делим палаты. Я захожу к мальчику, который готовится к операции по реконструкции желудка, поправляю на нем покрывало, смотрю на датчики и записываю в планшетку, висящую на краю кровати.

Одри выходит одновременно со мной из двери напротив.

– Ты боишься, что потом у тебя не получится? Как насчёт работы? Ну, я имею в виду, как ты потом будешь в больнице и ребёнка оставлять у няни или мамы? Где? – я несколько раз моргаю, мы расходимся снова по палатам, внимательно делаю свою работу, возвращаюсь в коридор, нахмурившись.

– С этим не будет проблем, – я не оставлю своего ребёнка на близких. Не поменяю на работу. Поэтому выбора не будет. Как только подрастёт, там уже буду решать проблемы по мере поступления. – Меня беспокоит другое. Я ведь медицинский работник, а не девочка подросток, которая просто поведётся на свои гормоны и тра… переспит с незнакомцем.

Одри хмыкает, мы идём с ней в нашу ординаторскую, закрываем дверь, и она садится на диван. Я подхожу к шкафчикам, снимаю свою рабочую одежду и переодеваюсь.

– Может иногда это необходимо. По сути, твой Рей ещё то дерьмо, но ты же с ним занималась сексом, не так ли? – я смотрю на неё через плечо, остаюсь только в нижнем белье и быстро натягиваю синее скромное платье и кофту с длинным рукавом. – Ну, так выбери того, кто тебя заведёт. Только не пей. Ты идёшь за донором по факту.

– Да ладно, вот так все просто. А если у него куча болячек, он туберкулезник или, не знаю, сидит на сильных антидепрессантах? – она пожимает плечами, вытягивает ноги и укладывается на диване.

– Ты думаешь, девочки в клубах об этом задумываются? – она с удовольствием потягивается и зевает.

– Я же не девочка, – собираю волосы в пучок, закалываю их невидимками.

– Ты бабуля, которая как старая сварливая миссис "ворчунья", все тебе не так. Однако, выбор всегда за тобой. Что если просто отдаться воле случая, а вдруг повезёт? – поворачивается на бок, проверяет пейджер, на котором загорается зелёный экран.

Это слишком тяжело для меня, я ещё ни разу вот так сразу не прыгала в постель к парню, мне нужна раскачка. Я эдакий педант, желающий знать практически все о том, кого выберу. Привычка задавать наводящие вопросы, чуть ли не составлять его медицинскую карту. Может поэтому я до сих пор не замужем…

– Не для меня такой способ. Может все же позже получится. Трой профессионал своего дела, – убеждённо говорю я.

– Если он предложил тебе идею с клубом, значит дело дерьмо. Ты, конечно, можешь убеждать себя, но не меня. Просто отправляйся, трахни Рея и потом веди с ним вечную войну за ребёнка. Он постоянно будет изводить вас двоих, да и вообще не факт, что ты выносишь плод до первого избиения тебя. Конечно это лучше чем одноразовый мужик, – Одри встаёт с дивана, поправляет медицинскую форму и идёт к выходу. – Если что самые симпатичные в «Дабл» обитают. От симпатичного папика до горячего плохого мальчика. Все, как мы любим, – она подмигивает и выходит за двери.

Это просто дикость какая-то, слишком опрометчиво для меня. Решительно выхожу в коридор, спускаюсь в лифте в большое фойе больницы. Моя несуразная большая сумка как лабиринт, пока я там копошусь, чтобы среди набора одноразовых перчаток, линз, футляра с очками и прочего мусора найти ключи от миниатюрной машины – совершенно невозможно. Ох уж этот вечный парадокс: большая сумка и куча мелких предметов ней. Порой я даже не могу с уверенностью сказать, что там внутри, пока не вытрясу все содержимое из неё. Становлюсь около скамьи, раскрываю сумку и начинаю поиски, глаза режет от недосыпа, зажмуриваю их, затем расслабляю. Несколько раз моргаю, и, наконец, до меня доходит: я забыла снять линзы. Именно из-за них это неприятное ощущение. Возвращаться вроде как плохая примета, поэтому решаю, что могу поехать и так. Нахожу ключи и закрываю сумку. Охранник провожает меня взглядом, я киваю ему на прощание и, слава Богу, добираюсь до моей машины, преодолев небольшое расстояние до парковки. Сажусь в «Фольксваген», как только проворачиваю ключ зажигания, у меня начинают скакать обороты. Надо срочно решать что-то с этим. Мне все некогда заехать в мастерскую и оставить на ремонт мою машину. В зеркале заднего вида ловлю своё отражение. «Бабуля», я действительно с этой причёской смотрюсь на несколько лет старше, если ещё надеть мои очки – вообще туши свет. И как я должна кого-либо снять в таком виде? Закусываю губы, лезу в сумку и начинаю приводить себя в порядок. Пудрю лицо, рисую стрелочки на глазах и крашу красной помадой губы. Я если честно даже не знаю, когда успела это приобрести. Работая сутками, особо не замечаешь изменения в течение жизни. Делаешь все автоматически. Достаю маленький флакон моих сладких духов и брызгаю на кисти и шею. Если у меня получится в таком виде соблазнить кого-то, это будет моей маленькой личной победой. Я слишком долго ждала этого дня, и пустить все на самотёк не могу, Трой и Одри правы. Получается, что все принимала зря.

Решительно распускаю волосы, они рассыпаются по моим плечам красивыми локонами, поправляю их и нажимаю на газ. Что же, пора уже решиться на кардинальные перемены в жизни. Проезжаю вывески ночного города, я примерно помню, где находится это заведение. Но вот так, чтобы посещать его – не приходилось ни разу. Пригибаюсь к рулю, он вроде должен быть в каком-то закоулке, рядом ещё большой магазин. Поворачиваю на нужную мне улицу, навигатор приятным голосом девушки указывает, что осталось пятьдесят метров до клуба. Как идиотка, я кручусь на одном и том же переулке, объезжаю его по новой и не вижу, где он находится. Останавливаюсь и выхожу из машины, тут нет ни одного прохожего, что нормально для трёх часов ночи. Снова оглядываюсь. Что я вообще здесь делаю, и почему именно этот ночной клуб?

– Потерялась? – вздрагиваю от неожиданности, за моей спиной в тени лестниц, уходящих в подвал, звучит хриплый голос парня.

– Я… Да. Не подскажете, где здесь клуб «Даблхот»? – мой голос становится невыносимо писклявым, по спине ползут мурашки, ведь я не вижу лица того, кто со мной разговаривает. Только оранжевый тлеющий уголёк сигареты.

– Ты пришла прямиком из воскресной школы? Хористка? – он как-то совсем неприятно усмехается, постепенно вырисовываются его черты лица, когда высокая фигура поднимается по лестницам. – Ты такая же скучная, как и твоя кофточка?

Я что-то совсем запуталась, он меня специально пугает или это я себя накручиваю?

– Да Пошёл ты, придурок, – собираюсь уже сесть в машину, идея была мало того, что идиотской, так ещё и хамло, стоящее передо мной, испортил и так не очень хорошее настроение.

– Клуб за моей спиной, смелости хватит спуститься? Или ты только на словах такая дерзкая? – он стоит оперевшись на бетонную стену, в своей кожаной черной куртке и черных джинсах.

Молча нажимаю на сигнализацию машины, поднимаю подбородок и гордо прохожу мимо него. Пошёл он. Я слышу, как парень обернулся, этот звук, когда кожа ботинок скребёт по камням. Ощущаю его взгляд на моей спине, тяжёлое чувство поселяется во мне.

Стандарт

4.57 
(245 оценок)

Порочные души

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Порочные души», автора Ellen Fallen. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанрам: «Остросюжетные любовные романы», «Эротические романы». Произведение затрагивает такие темы, как «страстная любовь», «любовные интриги». Книга «Порочные души» была написана в я 20 и издана в 2019 году. Приятного чтения!