Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
132 печ. страниц
2019 год
0+

Е. А. Сорокоумова, А. Л. Цынцарь
Подростки в дистантных семьях: становление самосознания Монография

Предисловие

С начала XIX в. в странах СНГ наблюдается мощный миграционный процесс малоимущих слоев населения в экономически-развитые регионы и города. Появился особый социально-психологический феномен – трудовой миграции населения. В миграционный поток вовлекаются не только мужчины, но и женщины, порой оставляя собственных детей дома на попечение бабушек, родственников, соседей. В семье, где глава семейства уезжает на длительное время за пределы своей страны с целью трудовой деятельности, возникают своеобразные детско-родительские отношения, которые оказывают влияние на процесс формирования самосознания в подростковом возрасте.

Многие исследователи отмечают значительное влияние семьи на развитие детей, на становление их самосознания и сензитивности, в том числе в подростковом периоде (Р. Бернс, Л.И. Божович, Г.В. Бурменская, А.Я. Варга, С.Т. Джанерьян, О.А. Карабанова, И.С. Кон, А.М. Колышко, Р. Крайг, Ж.Г. Куповых, М.И. Лисина, А.Е. Личко, А.М. Олесик, Д.В. Ольшанский, Е.О. Смирнова, А.М. Прихожан, Н.И. Сарджвеладзе, О.В. Селезнёва, А.И. Сильвестру, Л.С. Славина, Е.Т. Соколова, А.С. Спиваковская, В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, И.И. Чеснокова, Э.Г. Эйдемиллер, Д.Б. Эльконин, В.В. Юстицкис и др.).

В настоящее время появляется новый тип семьи – «временно разлученные» или «дистантные семьи», которые стали далеко не редкостью, а даже альтернативной формой семьи.

Проблема дистантных семей нашла свое освещение в трудах К.Б. Левченко, Ф.А. Мустаевой, В.С. Торохтия, И.М. Трубавиной, Д.И. Пенишкевич, Н.И. Кубьяк. Исследователи выделяют семьи, где жизнедеятельность каждого из супругов в силу специфики их профессии проходит в большей степени отдельно. К числу таковых относят семьи бортпроводников, моряков, артистов, космонавтов, геологов, военных, спортсменов (Ф.А. Мустаева, В.С. Торохтий, Т.Г. Веретенко и Н.В. Заверико); семьи, члены которой находятся по разным причинам на расстоянии друг от друга (в заключении, на лечении и др.), поэтому родители неспособны содержать семью (И.М. Трубавина); семьи работающих за рубежом (Д.И. Пенишкевич). Среди дистантных семей выделяют благополучные и неблагополучные семьи (И.М. Трубавина, В.С. Торохтий, Д.И. Пенишкевич).

В социально-психологическом исследовании Л.В. Боярина выделяются причины образования и функции дистантных семей.

В нашем исследовании дистантная семья понимается как семья, в которой один из родителей длительно отсутствует в силу трудовой деятельности для повышения благосостояния семьи, выполняемой в другом городе (или стране), в силу чего контакты с детьми отличаются нерегулярность (вызванной трудовыми вахтами) и дистантностью (вызванной опосредованным общением с помощью средств связи), что в целом приводит к искажению личностного развития подростка и сказывается на формировании его самосознания.

Таким образом, актуальность настоящего исследования, заключающаяся в необходимости изучения психолого-педагогических условий формирования самосознания подростка из дистантых семей, обусловлена противоречиями между:

• преобладанием исследований дистантных семей в социологических и социально-психологических исследованиях и недостаточным изучением их в педагогической психологии;

• необходимостью исследований психологических особенностей становления самосознания подростка из дистантных семей и их отсутствием в психологических исследованиях данного направления;

• необходимостью личностного развития подростка из дистантных семей и отсутствием теоретической и практической разработанности содержания этого процесса в психолого-педагогической литературе.

Существование данных противоречий, необходимость их научно-обоснованного разрешения и наличие для этого определенных теоретических предпосылок в психологической науке и других, смежных с нею научных направлениях, свидетельствует об актуальности исследования и выбора проблематики исследования, которая состоит в изучении становления самосознания подростка из дистантных семей и создании психолого-педагогических условий его формирования.

В связи с этим, научная проблема исследования состоит в выявлении психолого-педагогических условий позитивного формирования самосознания подростков из дистантных семей. В теоретическом плане решение этой проблемы связано с обоснованием необходимости изучения особенностей самосознания подростков из дистантных семей как ведущего психологического новообразования этого возраста, влияющего на развитие всей личности и выявление психолого-педагогических условий его формирования. В практическом плане – это разработка программы психолого-педагогического сопровождения и формирования самосознания подростков из дистантных семей.

Таким образом, появилась необходимость в более детальном анализе и уточнении психолого-педагогических условий, влияющих на особенности самосознания подростка в период временной трудовой миграции их родителей.

Глава 1
Теоретико-методологические подходы к изучению самосознания детей подросткового возраста

1.1. Феномен самосознания личности в отечественных и зарубежных исследованиях

Проблема становления личности была и остается одной из наиболее актуальных как для общей, так для возрастной и педагогической психологии. Развитие личности тесно связано со становлением самосознания человека. Л.С. Выготский писал: «То же, что принято обычно называть личностью, является ничем иным, как самосознанием человека» [41, с. 4].

Проблеме исследования самосознания посвящено немало работ в отечественной и зарубежной психологии.

Изучение феномена самосознания имеет глубокие исторические корни. Специфика указанной проблемы заключается в ее тесной связи с философскими представлениями. Первая группа философских представлений включает в себя таких мыслителей, как Платон, Р. Декарт, Д. Беркли, Б. Спиноза, И. Кант, И. Фихте, Г. Гегель, Л. Фейербах. В данном случае речь идет о так называемой «Я-философии», которая отличается рационализмом, склонностью строить знания на основе абстрактно-логических связей. Центральной точкой данных философских концепций является проблема «Я». Вторая группа объединяет представителей русской философии, именуемой «Мы-философией», характеризующейся иррационализмом. Человеческое «Я» представляет собой некий особый мир, микрокосмос, функционирующий по тем же законам, что и макрокосмос, связанный с космическим и божественным бытием. Развитие «Я» в данном случае происходит изнутри вовне, связано с духовным совершенствованием, а познание является интуитивным процессом. Представителями данной группы философов являются Г. Сковорода, А.Н. Бердяев, В.С. Соловьев. Третья группа представлений связана с философией экзистенциализма, учениями С. Кьеркегора, Ж.-П. Сартра, В. Франкла, определяющими сущность «Я» через необъективируемость. Экзистенция, проявляющаяся как единство, целостность субъекта и объекта, недоступная мышлению, ускользает от понимания.

Среди зарубежных исследователей известны работы Э. Бернса, Ч. Кули, Д. Мида, Э. Эриксона, К. Роджерса. Зарубежными авторами вводится понятие «Я-концепция» (К. Роджерс, 1962; Р. Берне, 1986; Т. Шибутани, 1969). Р. Берне [20] определяет данное понятие как совокупность всех представлений индивида о себе, связанную с их оценкой. «Я-образ» рассматривается им как описательная составляющая «Я-концепции», оценочная сторона представлена в ее структуре самооценкой. К. Роджерс [117], приравнивая значение терминов «Я» и «Я-концепция», определяет данное понятие как структурированный непротиворечивый гештальт, состоящий из представлений свойств «Я» как субъекта, и «Я» как объекта к другим людям и различным сторонам жизни. Гештальт включает в себя также оценки, связанные с этими представлениями.

В российской психологии проблеме самосознания личности уделяется огромное внимание в работах С.Л. Рубинштейна [119], Л.С. Выготского [42], И.С. Кона [72–74], В.В. Столина [137; 138], И.И. Чесноковой [169], Г.В. Акопова [8] и др.

Современные психологические концепции, вобрав в себя философские представления, многообразны в своем понимании сути феномена человеческого «Я», сути самосознания: так многие авторы рассматривают в качестве синонимичных ему понятия «Я», «Я-концепция», «образ Я», «идентичность» (И.С. Кон, 1978, 1984; В.В. Столин, 1983; Х. Ремшмидт, 1994), усматривая общие черты их формирования и проявления.

Другие же, напротив, пытаясь представить структуру самосознания иерархически, настаивают на различии этих понятий (Н.И. Сарджевеладзе, 1989; В.С. Агапов, 1994).

В философском энциклопедическом словаре самосознание определяется как «осознание или оценка человеком своего знания, нравственного облика его интересов и идеалов, а также мотивов поведения. Его целостная оценка самого себя как чувствующего и мыслящего существа, как деятеля» [124].

Словарь практического психолога определяет самосознание как «высший уровень развития сознания и является основой формирования умственной активности и самостоятельности личности в ее суждениях и действиях. Это переживания единства и специфичности Я как существа, наделенного мыслями, чувствами, желаниями, противоположное осознанию внешнего мира (объекта)» [122].

Самосознание неразрывно связано со стремлением к самоизменению и самоусовершенствованию. Одной из задач работы самосознания является попытка найти смысл собственной деятельности, что нередко вырастает в поиск смысла жизни.

Главная функция самосознания – познание себя, усовершенствование себя и поиск смысла жизни. Хотя, конечно, этим не исчерпываются все формы и определения самосознания.

Эти определения, на наш взгляд, позволяют рассматривать самосознание и Я-концепцию как синонимы, и данной точки зрения мы будем придерживаться в своем исследовании и в дальнейшем. В качестве терминов, родственных указанным выше, Х. Ремшмидт (1994) рассматривает также следующие: «самость» как совокупность индивидуальных восприятий и воспоминаний; «идентичность» как осознание личностью тождественности самой себе; непрерывности во времени и связанное с этим ощущение, что другие также признают этот процесс [116].

Однако ряд авторов подчеркивают недостаток подобного отождествления, поскольку он порождает неясность в понимании данных феноменов. Так, В.С. Агапов [5] разводит понятия «самосознание» и «Я-концепция», указывая на то, что первое является компонентом второго. Подобная точка зрения представляет собой интересную попытку структурировать сферу самосознания.

Обобщая существующие взгляды, можно заметить, что большинство авторов остаются единодушными в понимании ключевых вопросов. Самосознание имеет сложную многоуровневую структуру, в которой каждый уровень связан с другими, образуя систему. Данная система имеет ряд структурных компонентов, каждый из которых несет определенную смысловую нагрузку в общей структуре. Таким образом, мы коснулись проблемы структуры самосознания. Изучению структуры данного феномена, функций, особенностей его формирования и механизмов воздействия на этот процесс посвящена большая часть современных исследований.

Как уже указывалась, структура самосознания многомерна, а рассмотрение данного феномена в той или иной плоскости дает нам различные его составляющие. Так, в ряде работ рассматривается проблема уровней самосознания. М. Розенберг называет следующие критерии выделения таких уровней [118]:

1. Степень когнитивной сложности и дифференцированности. В данном случае речь идет о числе и характере осознаваемых личностью собственных качеств. Существует прямая зависимость между количеством осознаваемых качеств, их сложностью, обобщенностью и высотой уровня самосознания.

2. Степень отчетливости, «выпуклости» образа «Я», его субъективной значимости для индивида. Здесь подразумевается степень развитости рефлексии и качества ее объектов.

3. Степень внутренней цельности, последовательности образа «Я». Данный критерий отражает характер противоречий в образе «Я» субъекта, которые могут как способствовать его самосовершенствованию, так и являться источником глубоких психологических проблем.

4. Степень устойчивости, стабильности образа «Я» во времени.


Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг