Читать книгу «Позывной Волк» онлайн полностью📖 — Елены Пильгун — MyBook.
image

Позывной Волк
Елена Пильгун
Анна Закревская

© Елена Пильгун, 2019

© Анна Закревская, 2019

ISBN 978-5-4493-9340-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
Ангел с рассветом уходит
Кинув в ящик письмо
Ты его прочитаешь сонным
За десяток минут до
Будильника
Кучи дел
И еще бог знает чего
И неважно что это будет —
Черно-белая драма или части цветной раскадровки
Ангелам платят за бред,
В котором шифруют осколки
Будущего года
Настоящего октября
Специально для тебя.
А потом он уйдет на пенсию или в астрал
Тебе скажут: ты так жил, что он хотел застрелиться
А потом узнаёшь, что бред в твоих снах —
Это жизнь ангела в его светлице.
 

Пролог

Ввалившегося на кухню Адриэля встретили возмущенные вопли и дрожащие мокрые края маховых перьев. Сегодня в Круге Третьем шел дождь, но Адриэлю было уже откровенно плевать на причины гнева Всевышнего и отсутствие логики в декабрьском дожде. Хватало проблем и с подопечными-подопытными, а дождь все равно везде одинаков, что здесь, с каменного неба, что с хмурых московских туч. Господь уже давно не утруждал себя задачками на оригинальное созидание, все по образу и подобию.

– Опять со своей мумукался? – спросил один из двух ангелов, сидевших за столом у окна.

Сочувствия в его голосе не было ни капли. Адриэль мотнул головой и плюхнулся на свободный табурет. Расправленные крылья искрились плохо скрываемым электричеством гнева и не собирались вот так просто складываться. За подобное неблагостное поведение можно было получить месяц анафемы и отработку в Небесной Канцелярии на должности статиста, но этим двоим Адриэль доверял. И делился пастой Гойи, когда перья совсем мызгались в грехах.

Они молчали. Адриэль снова мысленно выматерил свою девчонку, что час назад билась о стенки квартиры на отшибе Москвы, как мотылек в лампе. Из-за этой непутевой он опоздал и теперь снова гвоздь программы. Сейчас он должен будет вывалить весь ее яд этим двоим на стол а-ля натюрморт «подноготная Катерины Оверченко и две чашки нектара», но так и не узнает, что Вирт говорил Наруку, и что Нарук ответил Вирту. Какой там показатель измены? Если все уже рассказал кому-то до?

«Ну уж нет, – подумал Адриэль, наливая себе нектара и усилием воли слегка приспуская крылья, как и брови над набрякшими веками. – Ничего я вам про Катьку не расскажу сегодня. У вас у самих рыльце в пушку, а получается, что мне одному эта авантюра нужна».

– Долго молчать будем? – первым снова не выдержал Вирт. – Скоро отбой. Давайте уже рожать план и…

– Тише, брат, – Нарук слегка прищелкнул пальцами, вновь устанавливая в коммунальной кухне относительную тишину. – Адр, ты в деле? Или как?

– В деле, – хмыкнул опоздавший, на секунду отрываясь от чашки. Пойло Третьего Круга было кислой пародией на нектар. Особенно когда отхлебнул на днях контрабандного с Круга Первого, настоящего. – Только идея с умерщвлением мне по-прежнему не нравится.

Его взгляд уперся в братьев, и как раз вовремя, чтобы перехватить перестрелку их выразительных взглядов. Очень выразительных взглядов. Это было сродни телепатии – два брата, сутулые и с бычьими шеями, имевшие с ангелами на картинках рождественских книжек столько же сходства, сколько бронетранспортер с балериной, понимали друг друга без слов. Трусливая часть Адриэля поежилась. Вот так без слов его сейчас под шумок и прирежут Вирт и Нарук. Никаких проблем, кроме небольшой бреши в теологии – если ангел подыхает, его душу снова на распределение и за грехи на небе – в ад? Ересью балуетесь, Адриэль, третьесортный крылатый…

– Она не умрет, Адриэль, – мягко произнес Нарук, откладывая разборки и переходя к уговорам. – Ну, ммм, физически. А метафизически… Какая в жопу разница им, есть у них прикрепленный ангел или нет. Они ж вообще живут без понятий об этом, ни сном, ни духом. А мы вычеркнем их из списков. И проблем меньше в разы. Кто там у тебя останется? Милота на милоте, знай себе зарплату получай и нектар жри. Ангельская жизнь, ахаха.

Все это Адриэль слышал уже раз десять. И прекрасно понимал, почему братья пришли с такой идеей именно к нему. У Адриэля были связи, знакомые, даже парочка должников в отделе регистрационных записей. Вась-вась, ты мне, я тебе, за бутылку нектара, ага, помню ты там с хорошенькой целовался за углом… Адриэль не собирал сплетни. Они сами находили его. Информация шла к нему валом. О, если бы он умел ей пользоваться! Нет, все, что он мог вынести из этих нечистот, была вовсе не практическая выгода, а внутренний всепоглощающий ужас от осознания, что в каждом ангеле рядом – двойное, даже тройное дно и игра на уровне высшего пилотажа смертных.

«Может и не нужны такие ангелы-хранители вовсе?» – крамольная мысль тупо ткнулась в виски, а перед глазами в мареве нектара встало вдруг лицо Катьки. Совенок. Он так звал ее в приступах умиления – те короткие пять минут, пока девчонка сидела на краешке кровати, поджимая пальцы на ногах от холода нетопленной квартиры и тыкаясь носом в смартфон, пять минут, пока еще нет никакого локального ахтунга в ее жизни, а память не проснулась настолько, чтобы выдать наиболее горькое из вчерашней оперативки. Растрепанное чудо с синими глазищами и магнитом в пятой точке тела на неприятности.

Комок подкатил к горлу. Вирт разливался тоскливой кукушкой, что мол у тебя, Адриэль, всего одна проблемная «цыпочка», а у них с братом по четыре уголовника, а пятые – идейный инженер и художник-самоучка, и что хуже – еще неизвестно. Хотя бы этих малохольных списать, с уголовниками хоть разобраться можно, а эти двое своими печалями запороли всю статистику, премии нет третий квартал, и вот крыло на отсечение – кто-то таких непутевых подсовывает оттуда, сверху.

Адриэль скрипнул зубами. Правы были братья, не вытянуть им таких ненормальных, которым все условия для хорошей жизни организовали, а им метания духа подавай. Мазохисты. Но и списывать вот так, потому что мы слабаки – стыдно. Им не повезло, нам не повезло. Был бы ангел получше…

– В общем, Адр, выбирай – подытожил Нарук, опасно засовывая руку за пазуху, где явно была не плоть, а металл.

Вдох-выдох. Идея, пришедшая в голову, была бредовой, но Адриэль хватался за нее, как ополовник за хрупкую рябиновую веточку. Он даже глаза зажмурил и вскинул руки, останавливая порыв братьев. Минуту, раздери вас на подушки, одну минуту! Дайте мне просчитать все слабые места в этой цепочке ангельских подстав…

– Из-за туч выглянуло солнце и огрело кукушонка, – радостно провозгласил Адриэль, открывая глаза. – Вольному воля, спасенному – что? Пра-авильно. Рай. Вот мы наших кукушат и спихнем тому, кто от них отказаться не сможет.

После получасовых объяснений – новые мысли в головах Вирта и Нарука всегда пробивали дорогу через тернии к звездам, – три кружки с нектаром глухо чокнулись и опрокинулись до дна.

Адриэль вышел в ночь под сигнал отбоя. Спали все. Но закрутились уже колеса Судьбы на оси Случая, что везет Господа от одной колдобины до другой. И сейчас надо было лишь подложить подушки да соломки подстелить, чтобы трем непутевым кукушатам и их таким же непутевым ангелам-хранителям эти колеса не сломали хребет.

Глава 1

Тайком от всех, в тот момент, когда на всех земных часах стрелки садятся на шпагат в позе 3:45, Азеф мечтал о переустройстве рая. Мирном переустройстве, а не как в хокку одного из друзей своего подопечного: «Грохот разряда. Это в Раю взломали Облачный сервер.» Но стоило только отойти от идеи взорвать все к хренам, то сразу лоб Азефа упирался в необозримую бумажную волокиту, а крылья покрывались патиной, словно сам Господь ржал над ним во весь голос. Ржал. Да еще как. А мечты о светлом будущем, видимо, были и вовсе непростительной ересью. Не по сеньке шапка, Азеф, знай себе сиди в уютном или не очень углу Круга Третьего…

Только Азеф каждую ночь все равно мечтал. А каждое утро перед трубой Гавриила чистил от греховной патины маховые на правом крыле.

Но сегодня будильником решил поработать линялый стриж – почтальон Круга Третьего. Стриж залетел в открытую форточку, скинул на голову Азефа плотно запечатанный конверт, после чего смылся в неизвестном направлении. Ангел-стажер поднял с подушки упавшее письмо и тихонько присвистнул.

– Лично в руки… И печать Управляющего.

Интуиция подсказывала Азефу, что разгона от начальства он пока ничем не заслужил, но радоваться всё равно рановато.

– Троих сразу? Но мне обещали только одного… Что? А… «Вас считают перспективным кандидатом, поэтому…»

Азеф растерянно уставился на список из трех фамилий, словно пытался по буквам, составлявшим их, понять, что за подопечных ему решило подкинуть начальство. Чувствовал он себя при этом почти как волк из советской «Электроники», которому надо изловить три падающих яйца одновременно. «На излом берут, – саркастически хмыкнула интуиция. – Испытания предела прочности проводятся по следующим правилам…»

Последняя формулировка явно прилетела из прошлой, земной жизни Азефа, и он попытался уцепиться за неё, чтобы вспомнить хоть какую-нибудь малость, но чистильщики памяти в раю хорошо знали свое дело, и ангела словно пинком вышибло от закрытой наглухо двери.

На уровне инстинкта, впрочем, осталась еще одна привычка: в любой непонятной ситуации пойти и спросить указаний. Ну, или в нынешних условиях – посетить Библиотеку.

Под гулкими сводами было прохладно и немного сыро; запахи здесь царили самые разные – кардамон и корица, речная рыба, металлическая вонь свежей крови. Клеопатра. Иисус и Андрей. Калигула. Азеф на ходу читал указатели, мечтая скорее найти в этом царстве земных лог-файлов самого библиотекаря.

– Раздел для новичков сзади и чуть левее, – голос, едва отличимый от шелеста бумаги, долетел до Азефа с порывом свежего ветра. Ангел резко обернулся, но в проходе между стеллажами не обнаружил ни души. Оставалось последовать по указанному пути и надеяться, что существует ответ на его, Азефа, вопрос: как стать ангелом-хранителем трех подопечных сразу и не залажать ни с одним из них.

«Десять способов явиться человеку во сне: краткое руководство для начинающих». «Учим кошачий за неделю (сделай питомца подопечного своим союзником)».

«Неслучайные случайности. Искусство собирать витражи».

Вот оно.

Вытащив тонкую книгу в синем переплете, Азеф сел по-турецки прямо на пол, вдохнул еле уловимый запах лепестков шиповника (предыдущий владелец явно пытался заготовить между страниц гербарий), и принялся читать.

C

– И не забудь взять с собой тапочки! – истошный вопль матери вырвался через закрывающуюся входную дверь. Катька буквально вросла спиной в дряблый дерматин, подпирая дверь, чтоб фраза про тапочки уж точно стала последней. Улыбка, несколько одеревеневшая, медленно сползала с лица. Дышим. Не дергаемся. Летящей походкой… И прощаться с городом.

Через сотню метров гнев с отрицанием переругались и свалили подальше, оставив только понимание. Мама, конечно, играла на Катькиных нервах с мастерством скрипача-самоучки, но и струны порой грозили порваться. С каждым годом было все интересней и тяжелей. Пластинки менялись только со сменой времен года, и был лишь один-единственный продых – где-то в звенящем и светлом апреле, когда мама не могла определиться: одеваться теплее или, наоборот, главное не вспотеть. И Катька радостно срывала с себя ненавистную шапку, разматывала шарф, удерживаясь от желания подарить его первому же встречному, и летела весенней птицей по просыпающейся Москве.

Впрочем, сейчас был декабрь. Холодный ветер не располагал к срыванию шапки и шарфа, а ситуация на работе вынуждала сотрудничать с мамой, платя дань согласными кивками на самые занудные замечания от чистки кошачьего лотка до связи крепкого иммунитета с репродуктивным здоровьем. «Хорошо, хоть обстановка в стране к декрету не располагает», – фоном думала Катька, пытаясь не слышать в словах матери взрывной смеси желания внуков и страха, что дочь принесет в подоле.

Но если и было на что-то в этом мире Катьке наплевать, так это на личную жизнь. Свеженькая выпускница журфака бредила работой… А работа бредила самоокупаемостью. Главред сказал: «Ищи темы сама, да что-нибудь поумней, мы ж не совсем филькина контора», – значит, главред прав. Сладкие кусочки современного дизайна и путешествий были уже расхвачены, и Катька двинула в науку. А мама, кажется, была готова поднять любые старые связи за похваленную и съеденную тощей дочкой тарелку борща.

– У меня тут еще салатик…

– Ма-ам, – протянула Катька, выразительно глядя на телефон в коридоре.

Переговоры длились долго. В конце концов, мать дозвонилась в какое-то НИИ в Питере, где работала много лет назад по распределению. На стол перед Катькой легла бумажка с паролями и явками.

 
«Святослав Федосов. Стенд «Лира». НИИЭФ.
от Ниночки Згловьевой, установка «Утро».
205 кабинет, стол у окна»
 

Что маму связывало с этим человеком, Катька решила не спрашивать. Есть цель, есть вектор. Есть возможность побывать в Петербурге… Все остальное неважно. Отцу она позвонит вечером, когда придет в свою однушку, он не откажется проводить на вокзал.

Катька нутром чуяла, как что-то неуловимо меняется, будто за ее жизнь взялся сейчас кто-то оптимистичный и не боящийся трудностей.

А пока… Москва. Здравствуй и прощай.

Катька шла по Баррикадной, уставившись на шпиль сталинской высотки. Напрасно: один раз едва не грохнулась, споткнувшись о бордюр недоделанного тротуара. Пришлось смотреть под ноги да по сторонам, на бурлящее варево повседневности, изредка вскидывая взгляд к молчаливым и строгим вершинам ушедшей эпохи. Такой она придумала себе маршрут – от Кудринской площади до Киевского вокзала.

Арбат встретил Катьку всем, чем был богат, словно на самом деле хотел проводить её. Из закусочных в морозный воздух струились дивные ароматы пережаренного в масле мяса, над ними царили блатные гитарные аккорды с претензией на Цоя, за углом трое звонко чокались и пили прямо из горла, а совсем уж тихо – слышащий да услышит – раздавалось шамканье пожилой учительницы: «Книги!.. Купите две – третья в подарок».

Встречные мужчины глядели на Катьку оценивающе, но быстро сникали: во-первых, ясный полдень не давал таких прав, какие обычно даёт синюшный, подсвеченный фурацилином фонарей вечер, а во-вторых, из открытых частей тела у Катьки сейчас были только глаза. И глаза эти советовали проходить и не задерживаться.

«Интересно, а в Питере такой же бардак, или там, типа, культурная столица?» – подумалось Катьке, но эту мысль она додумать не успела. «Москва будущего» – словно услышав Катькины мысли, Арбат подкинул ей кое-как слепленный стенд с разнокалиберными значками. Заметив интерес девушки, тощий пацан-альбинос высунулся из-за стенда, приглашающе кивая ей и всячески демонстрируя готовность услужить. «Немой», – дошло до Катьки, и она не стала смущать парня, переключившись на товар.

«Товар» был эпичен. Звездолёты над Кремлём, пятиуровневые развязки над площадью трёх вокзалов – это было взрывное смешение фантастического, но уже свершившегося на Западе настоящего а-ля «Звёздные войны», и трогательной, никому не нужной, но всё-таки не похороненной окончательно советской веры в светлое будущее.

– Мне, пожалуй, вот этот… нет, вот тот! – заметалась у стенда Катька, одолеваемая желанием унести с собой всю экспозицию и паренька в придачу. А ведь и правда смешно: туристы вот увозят с собой на память прошлое первопрестольной, а она, коренная москвичка, заберёт с собой в другой город её – чем чёрт не шутит – грядущее.

Стандарт

5 
(1 оценка)

Позывной Волк

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Позывной Волк», автора Елены Пильгун. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанру «Современная русская литература».. Книга «Позывной Волк» была издана в 2018 году. Приятного чтения!