Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • вместо утренней информационной программы на экране замелькали суетливые клипы рекламного блока. Глазам тёти Фиры предстали забугорные обитатели: паршивые, мучимые перхотью мужчины, морщинистые в двадцать лет вечно потные женщины с волосатыми ногами и несвежим запахом изо рта, вдобавок не вылезающие из пресловутых «критических дней»… и, наконец, упитанные немецкие дети, жестикулирующие баночками с йогуртом, точно боевики тридцатых годов – кружками в баварской пивной.
  • Там, я слышал, военные с голоду вымерли и по закрытой дороге недавно стали пускать…
  • – Да куда ж чаем наливаться перед дорогой, – засмеялась Тамарочка. – Мой-то нынче опять кататься собрался! Пацан да и только…
    Было видно: как бы осуждая на словах «мальчишество» мужа, в действительности она рада была ему потакать.
  • Двенадцатилетний человек требовал самостоятельности. «Бабушка» полагала что маленькому ребёнку лучше быть всё время у неё на глазах.
  • вспомнила газетную полемику, происходившую когда-то вокруг очень важного вопроса: уступать или не уступать женщинам в транспорте место. Один духовный брат её экс-мужа высказался с обезоруживающей прямотой – наделайте, мол, побольше трамваев, чтобы не было давки, а пока идёт борьба за места, у мужчин есть веские причины не соответствовать рыцарскому идеалу. То есть они бы, конечно, с удовольствием соответствовали, но только пока не приходится поступаться личным комфортом.
  • Ты знал, что за горами начиналась пустыня. А по пустыне кочевало племя мавади, с которым у доктора Лепето имелись лёгкие разногласия. Разногласия касались то ли нюансов строительства социализма, то ли обстоятельств съедения чьего-то прадедушки лет двести назад. То есть стрельба, насколько тебе было известно, велась почти беспрерывная.
  • Нина Степановна Жукова побаивалась незнакомых гостей. Тому виной была и неизбежная мнительность после гибели подруги, и вечные комплексы по поводу недостаточно ухоженной и опрятной квартиры. Валерий Александрович хорошо знал жену и предпочёл вовсе не говорить ей о предстоящем визите. Головомойка по отбытии гостя всяко была ему обеспечена, так чего ради подписываться ещё и на предварительный втык?..
  • Он сам был далеко не дурак в рукопашном бою, но из баб, когда они берутся не за бабское дело, почему-то получаются сущие монстры.
  • Изгадал изгадаш шмей рабо бетлмо дивро хирхеи веячлихь малхусей..[2] Про себя тётя Фира была твердо уверена, что Господь Бог един и для русских, и для евреев, и вообще для всех хороших людей… Омейн…
  • Просто сидела на балконе и наслаждалась покоем. Какое счастье!
  • в одно весёлое заведение. И тотчас, как по команде, вылетают оттуда штук десять стахановок любви
  • А то, понимаешь, стоило гнилой и горелой двухэтажной коробке вновь обрести черты симпатичного особнячка – и местные бормотологи тут же вспомнили о пункте приёма бутылок, имевшем здесь место лет этак двадцать назад. Железная логика.
  • Известно же, зачем идут под венец современные женщины. Чтобы легальным образом родить чадо, потом выгнать мужа, разменять квартиру и трясти алименты.