Книга или автор
3,0
1 читатель оценил
218 печ. страниц
2012 год
0+

Егор Седов
Прерванный полет

Из дневников Виталия Камова,

которые все равно было некому прочесть

…Вчера мне снился Петербург. Сейчас там только-только должна была отцвести сирень. Наверное, идут теплые дожди, временами проглядывает через желтоватые облака солнышко, а еще через неделю-другую начнется дикая жара – во всяком случае, в прошлом году так оно и было.

Хотя не знаю, может быть, в этом мире время течет как-то иначе? Может, на Земле прошло уже несколько месяцев – или всего-то неделя? Надо будет поинтересоваться. А вдруг удастся выбраться отсюда – а там я стану кем-то вроде Рип ван Винкля, полностью отставшего от своего времени человека, ходячего средневековья? Или, наоборот, сам провалюсь в земное Средневековье?

Так вот, снился мне не Исаакий и не Нева, а арка на Новой Голландии – из темно-красного кирпича, вся в зелени. А через нее были видны серые тучи, только отчего-то – как сквозь мутное стекло. Может быть, потому, что я и во сне понимал: это теперь уже не мой мир?

С одной стороны – грустно. С другой – вот окажись я со своими травмами-переломами даже в самой лучшей клинике своего мира (а с чего бы мне оказаться в самой лучшей?) – и кончилось бы все очень плохо. Конечно, собрали бы меня по кусочкам, но потом весь век жил бы инвалидом, ездил бы в кресле.

А тут – уже потихоньку хожу. В специальном приспособлении, конечно; это только я здесь сначала посчитал, что мне выдадут костыли. Все подогнано так, чтобы пока что оставить мою поврежденную руку в покое.

Но и приспособление – ненадолго. Врачи говорят, что очень скоро я начну нормально ходить.

Врачи… По нашим меркам, никакие они не врачи, а просто чудо-маги!

Да, в этот мир можно влюбиться хотя бы уже из-за местной медицины. Мне пришлось убедиться в том, насколько она замечательна, при крайне неприятных обстоятельствах.

Все, конечно, хорошо, если не вспоминать, отчего медицина здесь так развита. Этот мир воевал жутко, столетиями, своих Хиросим видел великое множество – не говоря обо всем остальном. Может быть, поэтому Клан так быстро понял, что происходит и кому и как надо помочь, когда меня захватил в заложники безумец – Юсуф аль-Андалуси. Подумать только – живой магрибский колдун. Сейчас, надо думать, уже совсем не живой: в тот момент я ничего не видел, но похоже, что они достали его очередью из автомата.

Говорят, тела не нашли, да ведь и не искали: тогда все бросились спасать меня.

Замечательный народ в этом Клане! Такое впечатление, что я попал в старинный рыцарский орден, в котором рыцарям преподали знания о свободе-равенстве-братстве, а потом дали невероятное даже для Земли XXI века оружие – и медицину, конечно!..

Глава 1
Лишенный памяти

…Человек тяжело поднялся на ноги. Каждый шаг давался с огромным трудом. Бежать-то он бежал, да можно ли это так назвать? Скорее, он уползал от возможных преследователей. Голова гудела, словно медный котел, ушибы ощущались при каждом шаге.

Безумная попытка к бегству, на которую был бы способен не всякий спецназовец, удалась ему не на все сто. Хотя чудом было уже одно то, что она удалась. Конечно, если бы заложником был американец, проблем могло не возникнуть. Русского он вообще не хотел трогать – так нет же, тот сам напросился в заложники! Ну, и получил то, что хотел. Вряд ли ему удалось сохраниться в целости, да и вообще выжить. Почти невозможно. Да пусть Иблис с ним разбирается, с этим русским!

Хуже было то, что Юсуф аль-Андалуси никак не мог разобраться с собственным сознанием.

Сейчас он, конечно, выглядел безумным оборванцем неопределенного возраста. Одежда была разорвана, кое-где – в клочья, хотя это не могло его волновать: никакого общества в этих краях пока не встретилось, погода была более чем терпимой, а насекомых почти не водилось.

Когда-то он был совершенно другим. Вряд ли кто-то дал бы ему хотя бы тридцать, и он казался симпатичным не только по арабским меркам. Впрочем, Юсуфу было совершенно не до женского общества, особенно в последние дни и недели перед тем, как он оказался в этом мире.

Ужасно было то, что сейчас, кое-как ковыляя по едва приметным тропинкам в горах, знакомым разве что по старым описаниям, он никак не мог понять, какое именно задание должен выполнить здесь, в этом мире.

Попасть в долину – это понятно. Вот она, долина, сверкает зеленью внизу. Стоит только спуститься туда, да сделать это по возможности незаметнее.

А вот и цель, похожая на не самую высокую гору. Только рукотворную, если всмотреться внимательнее – не бывает у гор таких ровных граней. Но до нее еще идти и идти.

Это было целью, Юсуф точно ее представлял.

А вот что дальше?

Проклятый обломок скалы!

Впрочем, возможно, он сумел бы все вспомнить, если бы удалось добраться до самой пирамиды.

А это было не так-то просто.

О том, что пустыня и горы только выглядят пустынными, он отлично знал. Вот только не представлял, что их группу так быстро обнаружат. Но долина – территория другого государства, враждебного тому, которое пыталось его остановить. Значит, все не так уж плохо.

Но вот чего приходилось опасаться, так это патрульных воздушных машин противника. Да и возможных будущих союзников тоже.

Поэтому переночевал он под огромными, выступающими из почвы корнями деревьев. Для этого даже пришлось спуститься чуть ниже, слегка уйдя от своей цели. Но ничего страшного в том не было.

Звука моторов он даже не слышал. В любом случае, противник решил, что он убит, сгинул под обломками скалы и искать его теперь не надо.

Юсуф смотрел на долину, до которой с таким огромным трудом добрался. Удивительно, что тут не имелось ни малейшего следа человеческого жилья, да и вообще хоть каких-нибудь следов разумной деятельности. Конечно, если не считать далекой пирамиды.

На зеленом фоне, слегка освещенном лучами еще не жаркого утреннего солнца, поблескивала река. Долина вполне могла быть отведена под пастбища и селения, но их тут не имелось.

Он усмехнулся. Конечно, легко так думать, если не знаешь, какие битвы бушевали в этом мире, да и сейчас еще не прекратились. Вполне возможно, что и река, и сама долина заражены. Или же здесь водятся такие гнусные мутанты, что каждую секунду придется быть начеку.

Юсуф чуть внимательнее вгляделся в местность. Вроде бы все спокойно: далеко внизу – река, на небе – ни облачка, в долине не видно никакого движения, в воздухе (и это сейчас было гораздо важнее) – тоже.

Стоило сделать привал и подумать, как лучше пройти к цели. Через долину? Но она сейчас видна как на ладони. С воздуха наверняка будет заметен и он. И если патрульный гирокоптер его засечет, путь может тут же и прерваться.

С другой стороны, сейчас он не в том состоянии, чтобы скакать по горам. На это не остается никаких сил. И без того дорога, которую он планировал одолеть за сутки, растянулась на целых три дня. Через первые пять часов пришлось забраться в укрытие и отлеживаться, пытаясь если не залечить раны, то хотя бы слегка уменьшить боль.

Это было трудно до невозможности. Такие, как Юсуф, в принципе, могли вылечить себя сами и после худшей передряги, но это требовало времени и спокойной обстановки. Ни об одном, ни о другом мечтать сейчас не приходилось.

Но хуже всего была невозможность вспомнить все, что привело его в этот странный мир. Как это произошло, он прекрасно понимал, но вот зачем?

Пожалуй, особенно торопиться к пирамиде не стоило. По крайней мере, не в светлое время суток: сейчас он будет идеально заметен с воздуха. Лучше всего было выбрать укрытие – и если уж не спать, то вспомнить всю цепочку событий. С самого начала.

…То, что Юсуфу аль-Андалуси предстоит стать не военным, не инженером и не врачом, он узнал еще в детстве. Как и о том, чем всегда занимались мужчины из его семьи.

Притом узнал не от отца, а от человека, которому должен был служить верой и правдой. Человека велено было называть «братом-лидером», и было в нем такое невероятное обаяние, что маленький Юсуф понял: он и в самом деле готов на любой подвиг ради вождя своей страны.

Взрослые многого не рассказывали, а вот брат-лидер выложил всю правду, невзирая на возраст: в семье аль-Андалуси, когда-то вынужденных бежать из покоренной христианами Испании, из поколения в поколение передавались совершенно особые способности. Особые способности к колдовству. Или – к экстрасенсорике, если говорить в европейских терминах.

Впрочем, во время поездок в Европу и Америку Юсуф повидал немало «экстрасенсов», иные из них обладали кучей дипломов всяческих международных академий. Практически все оказались самыми настоящими мошенниками.

И было долгое обучение. И была служба – скорее в радость. И была война…

Юсуф помнил в деталях, что следовало сделать.

Проникнуть на территорию, занятую врагами брата-лидера (вслед за своим кумиром он неизменно называл их «крысами»).

Стать одним из них.

Добраться до бункера в столице повстанцев.

Вскрыть кодовые замки, изъять книгу. Заставить кого-то прочесть нужное заклинание – впрочем, и оно, и жертва были только частью общего плана.

То, что жертва погибнет первой, было совершенно ясно. Но вслед за этим произойдет то, что невежественные люди могли бы счесть появлением демона, который вырвался на волю. А посвященные знали: такое внезапное совмещение определенных точек Земли и параллельного мира может привести к сильнейшей природной катастрофе. Огромный приморский город просто превратится в руины – вместе с повстанцами и их лидерами.

Все шло правильно, если бы не одно обстоятельство: в качестве жертв Юсуф выбрал американского журналиста и не в меру любопытного русского. Русский был вообще ни при чем, а вот американец заявлял, что немного знает арабский. Стало быть, прочесть сможет.

Если бы Юсуф знал, что такое «немного знает» в устах этого хвастуна!

Произошло то, на что он никак не мог рассчитывать: заклинание было прочтено неправильно… и ничего не произошло! По крайней мере, в тот день.

Заклинание запоздало сработало через некоторое время, когда Юсуф вез обоих журналистов к границе. Он предвидел нечто подобное, поэтому песчаная буря на пустынной дороге не стала для него неожиданностью. И он, направив джип прямо в ее центр, знал, что делает. «Буря» давала еще один шанс – последний – для выполнения задания. Если совместить миры не удалось на Земле – что ж, удастся сделать это в параллельном мире.

Но Юсуф не представлял, насколько трудно будет добраться до цели.

И вот теперь он знал только одно: до нее надо добраться, а дальше… Дальше все становилось совершенно непонятным.

Те, кому давным-давно посчастливилось не только попасть в этот мир, но и вернуться обратно, составили примерное описание, имелась даже карта. Но было это очень давно.

Поэтому Юсуф не сразу понял, что за всеми передвижениями их группы следят едва ли не с момента появления. А когда понял, было уже поздно.

В этом мире шла война, а они оказались на границе между враждебными государствами. Поэтому и были моментально замечены одной из сторон, которая решила принять меры. Хуже всего, что часть замыслов Юсуфа они поняли.

Пришлось прорываться с боем.

…Он всмотрелся в небо. Следовало ожидать патрульных летательных аппаратов противников тех, от кого ему удалось уйти. Кто они, какому государству принадлежит безлюдная долина, Юсуф не представлял. Да не больно-то и хотелось. Главным было одно: добраться до смутно видневшейся пирамиды и вспомнить, вспомнить… Голова будет болеть жутко, но это совершенно не страшно. Боялся он только одного – провалить задание. И гнев брата-лидера был тут совершенно ни при чем: служил ему Юсуф аль-Андалуси не за страх и не ради денег.

Между тем солнце поднялось, теперь блики на реке стали гораздо ярче, а кроны деревьев, вполне надежно скрывавшие беглеца, наполнились веселым и радостным светом. Хотя это его совершенно не радовало, да и не могло: не до того было! Мир для Юсуфа сжался в один пульсирующий комок: задание! Задание! Сделать так, чтобы город, где верховодили «крысы», превратился в ничто. Выполнить приказ – нет, просьбу! – вождя.

«Возможно, тебе придется убивать моих верных солдат и сторонников. Если это понадобится ради дела», – сказал на прощание брат-лидер.

Раз оно так – пусть так и будет. Даже если выполнение задания убьет самого Юсуфа.

Боль в голове запульсировала с удвоенной силой. Пожалуй, у любого другого это закончилось бы обмороком, но Юсуф только сильно сжал челюсти. Что это за магрибский колдун, который не может помочь себе сам в такой пустячной штуке – вылечить сотрясение мозга?! Он пережил гораздо большее. Но память, память… Она отказала в самый неподходящий момент.

«Успокойся, – проговорил Юсуф сам себе. – Успокойся. Вспомнишь, когда придет время».

Следовало максимально расслабиться. А затем вспомнить заклинание-молитву, обращенную к древним богам. К тем, кого люди называли языческими и предпочли забыть навсегда.

Но Юсуф не забыл. Да, он официально считался правоверным – но никогда им не был в действительности. Да и к древним сущностям или духам места относился скорее практически: важной была не только молитва, она лишь помогала сосредоточиться, увидеть свой организм словно бы изнутри, понять, что с ним не так.

А «не так» было многое. Если бы он попал сейчас в руки врачей, они бы поразились – как человек в таком состоянии вообще мог ходить, да еще по горам, да еще ночью.

– Во имя тех, кто правит Землей и мирами, – шептали его губы. – Да будет спрямлен мой путь, и да пройду я по нему…

Эти слова, произнесенные на языке, который не был похож ни на арабский, ни на местное наречие, странным образом успокаивали. Что ж, уже хорошо.

Теперь следовало попытаться начать лечение. В таких случаях он ощущал тот же самый эффект, что и люди, пережившие клиническую смерть. Юсуф словно бы увидел себя со стороны. Вот он, спокойно лежащий в укрытии. Да, вид сейчас был, мягко говоря, не самым лучшим: на подбородке уже сильно пробивалась черная щетина, вся одежда (если эту рванину вообще можно было так назвать) пропиталась пылью и потом. Только ему не было до того никакого дела.

Ему и до головной боли не было бы сейчас дела, если бы она не мешала.

Хотя сейчас боль стала чуть тише. Возможно, если к вечеру повторить всю процедуру, пройдет совсем. Тогда к завтрашнему утру пирамида станет гораздо ближе, а на следующую ночь можно будет попытаться спуститься в долину. Там придется идти быстро, почти бежать. Если одно враждующее государство обзавелось инфракрасными детекторами на своей технике, то и у второго они почти наверняка есть.

И неизвестно еще, охраняется ли пирамида. Автомат местного производства у него теперь имелся, но это – на самый крайний случай.

Однако самое главное, что мучило Юсуфа с того момента, как он очнулся под завалом, – память. Обойти все препятствия можно. Но если непонятно, что он должен сделать, все усилия пойдут впустую. Тогда ему предстоит остаться внутри пирамиды навсегда.

Боль и в самом деле перестала быть острой и отвлекающей, хотя никаких нужных воспоминаний о задании так и не появилось. Зато появилось нечто отвлекающее извне: далекий жужжащий звук. Тем-то и отличается состояние клинической смерти от того, в которое ввел себя сейчас Юсуф, что находящиеся между жизнью и смертью уже не слышат никаких звуков. А вот он слышал прекрасно – слух лишь обострился в тот момент, когда Юсуф сосредоточенно читал заклинание.

Звук показался настолько настораживающим и враждебным, что ритуал пришлось прервать в одно мгновение. Назойливых насекомых в этом мире (по крайней мере, в здешних краях) не водилось, значит…

Значит, никакое это не комариное жужжание.

Где-то вдалеке пролетала машина здешних обитателей. Но если он будет обнаружен, «вдалеке» моментально сделается «совсем рядом».

Его ищут враги? Неужели они уже выяснили, что ему посчастливилось остаться в живых? Что ж, тогда просто придется постараться дорого продать свою жизнь. Хотя даже этого может не получиться: большая часть пилотов гирокоптеров у противника были андроидами. Что толку их уничтожать?

Но если это не враги, а те, кому принадлежит долина? Название «Тиада-Атум» Юсуф уже слышал, однако оно совершенно ни о чем ему не говорило. Ждать от хозяев долины следовало только лишь неприятностей.

Юсуф замер, прислушиваясь. Нет, он не обманулся – опять шум винтов. Далеко, как раз где-то в той стороне, где смутно виднелась пирамида.

Значит, скорее всего, не противник. Уже хорошо. Кем бы ни были эти загадочные жители Тиада-Атум, вряд ли их предупредили о его возможном визите. Значит, полет плановый.

Звук приблизился, но совсем незначительно – видимо, машина совершала обычный патрульный полет над долиной. А пилотов, скорее всего, интересовал не столько пейзаж внизу, сколько возможный противник в воздухе. За время своего путешествия Юсуфу пришлось наблюдать последствия воздушного боя, да и местным автоматом он обзавелся, когда путешественники наткнулись на сбитый гирокоптер.

Очень медленно и осторожно Юсуф выглянул из своего укрытия в корнях деревьев. Да, в небе и в самом деле был летательный аппарат, и он больше всего напоминал самый обыкновенный земной вертолет – если не считать, что цвет машины был рыжим. Видимо, развитие авиатехники в одном и втором мире шло примерно по одному пути, хотя и с некоторыми различиями.

Вертолет сделал круг над горами. Пилоты старались не пересекать границу, за которой их могли не слишком дружественно встретить.

Теперь был виден и опознавательный символ: черный диск, обрамленный красным. И никаких надписей или знаков.

Что это могло означать, Юсуф совершенно не представлял. Быть может, это цвета флага? Если, конечно, в здешнем мире вообще есть флаги.

В таких случаях хорошо помогают батареи ПВО, но почему-то здесь их не было. Юсуф подозревал, что какие-то сигнальные системы имелись, а «шаманы» у племен, живущих по ту сторону границы, занимались не только разведкой. «Шаманы» у дикарей считались непререкаемыми авторитетами и «посланниками богов», а были в действительности разведчиками мощного наполовину государства, наполовину военного ордена, которому принадлежали гирокоптеры. От них и пришлось бежать Юсуфу.

Похоже, пилоты вертолета чувствовали себя здесь полными хозяевами, а патрульный полет они совершали для проформы. И это было хорошо: во всяком случае, они не стали бы прижимать машину к скалам. Не хватало еще быть обнаруженным случайно во время такого полета!

Вертолет скрылся из виду, а через несколько минут не стало слышно и шума винтов.

Только теперь Юсуф позволил себе хотя бы нормально дышать. Не столько из опасений быть замеченным прямо сейчас – просто ни о какой безопасности сейчас нельзя было и мечтать, а потому что ни в коем случае не следовало расслабляться. Один раз он уже попал в ловушку, не стоит это повторять.

В своем укрытии Юсуф провел весь день. И все же добился результата. Когда над горами сгустились сумерки, а отблески на реке, извивающейся внизу, полностью пропали, выяснилось: теперь он способен двигаться гораздо быстрее. Даже боли от ушибов теперь не чувствовалось.

Хотя вертолет и не думал возвращаться, он оставался в укрытии до момента, когда над черными вершинами гор взошла луна. Только теперь можно было трогаться в путь. Конечно, лунный свет – не лучший помощник, если ты не желаешь попасться на глаза неведомым пилотам, но зато шансов сломать ногу, случайно запнувшись о камень, становилось меньше.

Читать книгу

Прерванный полет

Егора Седова

Егор Седов - Прерванный полет
Отрывок книги онлайн в электронной библиотеке MyBook.ru.
Начните читать на сайте или скачайте приложение Mybook.ru для iOS или Android.