Книга или автор
Сотворение дома

Сотворение дома

Премиум
Сотворение дома
4,3
62 читателя оценили
345 печ. страниц
2016 год
16+
Оцените книгу

О книге

Джудит Фландерс, историк и автор бестселлеров о викторианских постройках и викторианском городе, размышляет о том, какие изменения за последние 500 лет претерпел дом и само понятие о нем. На примере Европы и Америки автор прослеживает, как, постепенно совершенствуя свое жилище, человек обрастал все новыми и новыми предметами и наконец пришел к тому дому, в котором с теми или иными особенностями живут наши современники. По «пути следования» от XVI к XXI веку Фландерс живо и увлекательно рассказывает о том, когда и как появились первые столы, стулья и туалеты, где изначально «жили» кровати и почему люди ввели в обиход шторы и скатерти, а также о многих других бытовых предметах. Особое внимание автор уделяет тому, как заключались браки и строились семейные отношения, как растили детей и во что их одевали. Ну а главная мысль автора заключается в том, что дом – это совершенно особое, отдельное место, где мы принадлежим только самим себе и можем быть только собой.

Читайте онлайн полную версию книги «Сотворение дома» автора Джудит Фландерс на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Сотворение дома» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Г. Храмова

Дата написания: 2014

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785227062857

Объем: 621.0 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Сотворение дома»

  1. winpoo
    winpoo
    Оценил книгу

    Я начала мечтать об этой книге, как только увидела её в анонсах, а купив, принялась за чтение не сразу, продлевая в себе чувство предвкушения удовольствия, которое, как известно, даже приятнее, чем само удовольствие. Как Винни-Пух перед горшочком мёда, я поглядывала на неё, брала в руки, рассматривала обложку, перелистывала страницы, читала оглавление. Потом в какой-то момент я открыла введение и уже без пауз прочитала всю книгу от корки до корки. Так что можно смело сказать, что она была моим «горшочком мёда».

    Я давно собираю книги о повседневности, об истории домашней жизни, но часто такие издания грешат либо избыточной документальностью и научной сухостью, за которой живые факты как-то линяют и съёживаются, либо примитивностью, за которой невозможно разглядеть реальные нюансы «быта и нравов» определенного времени и отличить их от современности, либо и вовсе лоскутной профанацией, делающей ушедшие привычки и каждодневные ритуалы похожими на анекдот, рассказанный неграмотным и ленивым массовиком-затейником. «Сотворение дома» было для меня лишено этих недостатков. Мне было интересно почти всё, мне понравились язык и стилистика описаний и мягкий юмор автора. А главное, в каждой главе я находила всякие любопытные факты и фактики, которые пополняли мою коллекцию сведений по теме «Home, sweet home again» (чего стоит, к примеру, средневековая плевательная простыня (!), о которой я раньше никогда не слышала).

    Не сказать, чтобы материал в этой книге был однородным или очень уж логично систематизированным. Скорее, он построен по принципу занимательной коллекции. Автор немного говорит о семье, как начале всякой домашнести, немного — об архитектурной структуре жилища, немного — о мебели, освещении, шторах, окнах, кухне, посуде, очаге, даже детских игрушках и пр. Как говорится, обо всём понемногу, поэтому книга читается как тематический дайджест, хотя разделы и главы весьма условны. Пожалуй, мне немного не хватило подробности, доказательности и иллюстрированности, но я всё равно получила удовольствие от чтения.

    Главное в таких просветительских книгах для меня — их возможность удивить и увлечь, сообщить как бы между прочим нечто настолько интересное, что побудит меня начать читать на эту тему более серьёзные и специальные издания. А читала я для того, чтобы понять, что делает дом домом, почему некоторым людям удаётся создать атмосферу «домашнести» в любом крошечном уголке (например, в общежитии, в номере гостиницы и даже в купе поезда) с минимумом вещей, а жилища других, модные и дизайнерские, остаются музеями или мавзолеями, почему среди одних вещей нам становится тепло и уютно, какими бы простыми и старыми они не были, а другие хочется убрать с глаз долой, несмотря на их фирменность и качественность, почему с одними домашними предметами мы расстаёмся легко и быстро, а другие чиним и ремонтируем до последнего. Как ни странно, я верю в магическую связанность вещей с жилищем и хозяином, в «deus loci», в терапевтическую силу родного дома. Жаль, что ответов на свои психологические вопросы я не получила, автор больше отвечала на свои собственные, историко-культурные, но, думаю, всё равно будет правильно сказать: пригласите Дж. Фландерс в свой дом, и она расскажет вам, кто вы.

    P.S. Книга отрецензирована в рамках 44 тура игры «Спаси книгу — напиши рецензию».

  2. NeoSonus
    NeoSonus
    Оценил книгу

    История эпох, стран, континентов, войн, революций, городов, безусловно, нужна и важна. Но в большинстве случаев она проигрывает истории повседневности. Разве это не интересно – узнать историю вещей, которые нас окружают? Например, зубной щетки в ваших руках. Когда она появилась? Чем люди чистили зубы до этого? Как выглядели первые зубные щетки? Кто их придумал? А как, вообще, обстояло дело с гигиеной? А какие необычные зубные щетки существуют? А что будет в перспективе? Не знаю, как вас, а у меня эти вопросы вызывают жгучий интерес)) И если о состоянии гигиены и о том, чем люди когда-то чистили зубы я могу рассказать, то на остальные вопросы у меня нет ответа. А теперь представьте книгу, автор которой попыталась рассмотреть не просто историю какого-то отдельного предмета, а целого ДОМА. Т.е. столы, стулья, кровати, шторы на окнах, кухонная утварь, люстры и проч. О. Это просто Авалон истории повседневности!

    Джудит Фландерс – историк. Поэтому к такой масштабной задаче, как история «сотворения» дома, она подошла очень обстоятельно, как ученый, а не как писатель. Для того, чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть библиографию в конце книги. И мой главный критерий нормальной (читай «хорошей») книги по истории соблюден. Потому что я категорически не понимаю, как можно писать историю чего бы то ни было, и не указать не единого источника. Кроме того, Фландерс в своей книге связала историю вещей с мировоззрением общества в ту или иную эпоху. Очень важный нюанс, между прочим. Ведь то, насколько человек стремится обособиться от остального общества, насколько сильна дифференциация, насколько большая пропасть между сословиями, в истории быта зависит очень многое. Насколько высоко будут расположены окна, например. Будут ли на этих окнах висеть занавески, и кто сможет себе позволить подобную роскошь. Будет ли перед домом лужайка, или хозяин возведет высокую ограду, отгораживаясь от остального мира. Таким образом, одно цепляет другое, и книга Фландерс порой напоминает лабиринт – никогда не знаешь, что тебя ждет за следующим поворотом, даже несмотря на то, что прочел оглавление и знаешь структуру книги.

    При всем при том, многие вещи во взглядах автора, мягко говоря, обескураживали. Допустим, то, как описана социальная роль и функции женщины в обществе. Джудит Фландерс на полном серьезе пишет, что в XVIII веке произошло «исключение женщины из общественной жизни». При этом уточняется, что теперь мужчина становится кормильцем, а роль женщины сокращается. Складывается впечатление, что до этого женщина играла какую-то серьезную роль в общественной жизни. Но это грубая ошибка! Женщины были совершенно бесправны, о какой серьезной роли может идти речь, если женщина в Европе даже не могла распоряжаться имуществом (по множеству причин, в том числе, из-за того, что женщина считалась глупее мужчины), и, в случае получения наследства, обязательно назначался опекун из мужчин родственников. И я уже молчу о более древних временах. Какая там роль? Или допустим в том же контексте, рассуждения Фландерс о том, что с конца XVIII века работа по дому больше не считалась полноценной работой. What? Т.е. раньше работа по дому, считалась полноценной работой?! Я прямо вижу, как Симона де Бовуар перевернулась в гробу, когда Джудит Фландерс писала сей перл. Слов нет.

    Не смотря на минусы, книга по большому счету хорошая. Да, где-то автор притягивает за уши исторические факты и трактует их так, как удобно для себя, где-то использует не совсем достоверные исторические источники (например, изобразительное искусство), но с другой стороны, я не знаю ни одного труда, в котором воспроизводилась бы попытка рассказать о повседневной истории дома. Пугают масштабы такой грандиозной задумки. Фландерс это, к счастью, не остановило и она написала книгу. Да, это все-таки не научная монография, это популярная история с хорошей библиографией, но зато ее очень легко читать. Язык адаптирован по максимуму. Надеюсь, вам понравится.  

    Советую.

  3. Unicornus
    Unicornus
    Оценил книгу

    Когда я приступала к книге, то упорно думала, что она будет про дома в архитектурном смысле, но получила нечто иное и интересней, чем могла представить. Значение дома раскрывается в большом многообразии значений - семья, интерьер, история и etc. Книга, к которой я вернусь еще не один раз (и жажду видеть на своей полке в бумажном варианте).

  1. Что касается книг, то их адресовали каждому полу в отдельности. Книги для мальчиков рассказывали о приключениях. Для девочек предназначались истории о том, как небрежные девочки ломают свои игрушки и бывают за это наказаны; а вот хорошие девочки играют аккуратно и потом становятся хорошими матерями. Тогда, как с некоторой долей уныния заметил Руссо, «придет время, и она превратится в подобие собственной куклы».
    27 апреля 2016
  2. Интерьер с женщиной у клавесина» Эммануэля де Витте (1665),
    10 августа 2020
  3. : треугольная крыша, щедрая порция густого дыма, валящего из трубы, главная входная дверь в центре фронтальной стены и тропинка через весь сад, окруженный забором. Я выросла в совсем не похожем доме, но тем не менее я нарисовала с дюжину домов, подходящих под это описание, когда сама была ребенком. И большинство детей тоже росли не в таких домах. Но как бы то ни было, платонический идеал дома остается таковым на протяжении века, а может быть, и дольше – можно сказать, что это архетип
    10 августа 2020
Подборки с этой книгой