Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Декамерон

Декамерон
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
326 уже добавило
Оценка читателей
4.3

«Декамерон» – произведение, которое ввело автора, итальянского писателя эпохи Раннего Возрождения Джованни Боккаччо (1313–1375), в пантеон величайших мастеров мировой литературы. В «Декамероне» Боккаччо изображает широкую картину жизни итальянского общества, осмеивает мнимый аскетизм, раскрывает интимные подробности жизни своих современников.

Читать книгу «Декамерон» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Psyhea
Psyhea
Оценка:
189

«Декамерон» Бокаччо можно не без оснований назвать «Комедий человечества» и таким образом противопоставить этот роман «Божественной комедии» Данте. И действительно все внимание автора в этом сборнике обращено на бытовые проблемы, с которыми сталкиваются люди всех сословий: любовь и измена, дружба и искушение, предательство и месть, доброта и взаимопонимание, разрушительная жадность и спасительная находчивость.

Корни Декамерона можно проследить в устном народном творчестве. Дети начинают познавать устройство мира через сказки. Декамерон же – сказки для взрослых. Не потому что там высокий рейтинг. Я вас умоляю. Многие современные романы в жанре «young adult» могут похвастаться рейтингом и повыше. Я уже молчу про арабский аналог Декамерона - «Сказки 1001 ночи». Нет. В свой роман Бокаччо заключил 100 метафорических историй, рисующих побуждения и поступки людей, а также результаты, к коим они в итоге приводят. Автор безжалостно высмеивает жадность, зависть, глупость, ложь, ревность, невежество и самонадеянность. И превозносит такие добродетели как честность, любовь, щедрость, великодушие, остроумие, находчивость. Все то, что актуально в человеческом обществе и по сей день.

Но тогда в 14м веке, Декамерон был одновременно и развлекательным чтивом, и социальным памфлетом. В нем неоднократно порицается духовенство за жадность и развращенность, дворянство за наглость и вседозволенность. Но язвительнее всего автор шутит на тему глупости, которой вдосталь можно найти в любом сословии. И порой приходит к выводу, что непроходимым глупцам на роду написано, чтобы их обманывали более сообразительные и богатые на выдумки личности. Именно в этих новеллах можно увидеть зарождение плутовского романа. Когда герой, пользуясь единственным доступным ему ресурсом – собственной смекалкой и находчивостью, добивается всего, чего только может пожелать. Но самыми интересными, на мой взгляд, историями среди всех в Декамероне являются те, где хитрость обращена против другой хитрости.

Дальше...

Конечно, новеллы Бокаччо больше всего похожи на сборник средневековых анекдотов. Сегодня уже никого не удивишь бытовыми зарисовками. И даже глава, посвященная остроумным ответам, искрометностью не блещет. Хотя и радует. Но любопытно опять же то, что автор не стесняется вписать в свой роман такие легендарные исторические личности, как Карл Первый, Соломон, Октавиан Август и Саладин. И далеко не всегда короли и властители ведут себя мудро по отношению к подданным. Еще более любопытно кому Бокаччо адресовал Декамерон. Женщинам. Исключительно женщинам. У которых «свободного времени столько, сколько не пошло на любовные утехи». Здесь можно было бы на целый абзац начать спор с автором по поводу того, что ведение хозяйства тоже труд и так далее. Но спор этот абсолютно не имеет смысла в отсутствие противной стороны.

Суть Декамерона, на мой взгляд, превосходно была сформулирована в сериале «Демоны да Винчи», где ставили на сцене отрывок из написанного Бокаччо. Да, это действительно вульгарные городские легенды, в которых правят балом хитрецы и острословы. Но также, как среднестатистический современный человек восхищается супергероями и невольно стремится быть на них похожим, так и средневековый человек стремился достичь или даже превзойти героев Декамерона, и кто знает. Может именно это устремление подарило миру таких людей как Да Винчи, Микеланджело и Рафаэль, да и вообще легло в основу Ренессанса как такового. Происхождение человека стало не так важно, как его таланты и умение их грамотно применять.

ИТОГО: Одна из самых тяжелых книг, которую я когда-либо читала. Несмотря на простоту изложения, местами автор срывается на высокий слог и предложения длиной в полстраницы. Да и сама форма романа не делает его проще для цельного прочтения. Но для тех, кто интересуется историей литературы и историей вообще – чтение презанятное)

Читать полностью
serovad
serovad
Оценка:
156

Всё! Я прочитал «Декамерон», и теперь, наверное, возьмусь за изучение итальянского языка, чтобы эмигрировать в эту чудесную страну. Поскольку велика Россия, а переспать не с кем, зато Италия – хотя лишь и является сапогом Европы, но если верить Джованни Бокаччо, там напрягаться по части соблазнения женщин почти не надо. Во всяком случае, 700 лет назад было именно так, но вряд ли что изменилось и теперь – ведь сам же Бокаччо несколько раз приходил к мысли, что со временем нравы становятся все проще и распущеннее. Ну а поскольку я все-таки красивее крокодила, язык у меня подвешен, и парочка талантов найдется, и веселья вообще не занимать, думаю, смогу замутить такие любовные похождения, что их хватит на половину какого-нибудь нового «Декамерона». А чтобы он был полным, приглашаю – айда, ребята, кто из вас со мной? )))

Ну а теперь серьезно

«Декамерон» - это лучший образец пира во время чумы. Когда кругом бушует мор, десять молодых людей уезжают из города и начинают развлекать друг друга нравоучительными историями, подавляющее большинство которых могло быть фривольными, ибо они на такие интересные темы, что поневоле подумаешь – не было ли у автора озабоченности? Но все же написано это достаточно благопристойным языком, чтобы не называть книгу пошлой. Скорее наоборот – она веселая, искренняя и – про вечные пороки и добродетели человечества и, конечно, любовь. Любовь – движущая сила человеческой натуры, вот о чем говорит Бокаччо, и с ним нельзя не согласиться после того, как на каждом шагу одни влюбляются в других, другие в третьих и так далее, и на что они ради любви способны. Правда, будем уж честны, за понятием «любовь» в основном скрывается «влюбленность» и желание переспать. Ну что-ж… в общем-то все взаимосвязано, как правило.

Среднестатистический портрет героини Бокаччо, вылепленный из его новелл. Это молодая (от 15 и старше), настолько красивая, что краше нее нет никого на свете, любящая полить слезы по поводу и без, находчивая, остроумная и, влюбленная, любящая и в достаточной степени распущенная. Во всяком случае, муж у нее скорее рогат, чем нет. Из чего следует, что Бокаччо был не очень объективен ни к женщинам, ни к мужчинам.

Очень мило получилось у автора высмеять священников и монахов. Сам он, судя по тону повествования и общему контексту, глубоко верующий христианин, но священнослужители в его понимании – блудники, воры, завистники, скупцы, и такие проходимцы, которых еще встретить надо. А главный злодей среди них – сам римский папа.

Как его (Бокаччо) на костер за это не отправили только?

Пожалуй, во время ближайшей эпидемии (у нас чумы не бывает, так что дождемся гриппа) возьму своих друзей, уедем на дачу и будем рассказывать байки… Или учить итальянский )))

Читать полностью
FemaleCrocodile
FemaleCrocodile
Оценка:
79
У прошлого нет будущего, и не закидывай удочки в средневековые мраки - это под хвост собаке.
В. Шумов "Центр"

Существует гипотеза, что на данной ступени эволюции все мало-мальски цивилизованные люди рождаются уже прочитавшими "Декамерон". А дальше примерно как с аппендиксом. Налопаешься в нежном возрасте немытых плодов просвещения: острое воспаление, смутное воспоминание о цветных снах под наркозом - и можно всю оставшуюся жизнь гордиться эротичным шрамом, изредка при случае даже демонстрируя как бы невзначай...
Конечно, найдутся такие, кто в силу темперамента станет пристально и с мелкоскопом изучать и систематизировать сей труд, погружаться в контекст и извлекать смыслы, взмывать к высотам абстракции и смотреть на исторические перспективы, постигать фило- и онтогенез и эмбриологию без всякого смущения перед дискурсом, - путь почётный, занудный и ползучий, как эмпиризм.
Хотя есть и другой, царский путь познания, он же - тупиковый: по возможности счастливо дожить до седин, ни разу всерьёз не обеспокоившись какими-то там рудиментарными отростками литературного наследия.

Из вышесказанного понятно, что с однородными членами предложения я управляюсь неплохо, а с пунктуацией - небесспорно, но уверенно... И что шрам у меня имеется, скорее всего (может быть даже в виде молнии). Но совершенно неясно, совершила ли я такое незамысловатое действие, как перечитывание книги, обнаруженной в черном ящике (хотя видала её в сосновом) в рамках Долгой прогулки. Поэтому ниже пруфы, спойлеры, подробная хроника преодоления (допускаются некоторые лакуны личного характера, коррелирующие с одной из основных тем литпамятника), инструкция по прохождению с читами, "рецензия на "Декамерон" длиной с сам "Декамерон"" - не проходите мимо.

Итак, день первый: дождавшись, пока все гости, предпочитающие пережидать новогоднее безумие в моей пасторальной глуши, разъедутся по своим чумовым городам, для разминки я ознакомилась с кинематографической версией Пазолини. Лучший способ напомнить себе, что первоисточник очень живой, невзирая на реликтовый слог и жанровую скованность условных статистов, очень средиземноморский, наполненный экспрессивной жестикуляцией и шумным говором, всклокоченный трамонтаной (это не те вещи, которые меняются за семь веков), написанный под синим небом на вульгарном языке твердой рукой с жёсткими темными волосками. На грани погружения в сон отметила, что грабить мёртвого епископа лезет в саркофаг тот же самый жадный итальянец, чьи невероятные приключения в России в поисках сокровищ были инициированы Рязановым. И что в моей личной мифологии чума занимает непоследнее место тоже благодаря старым добрым фильмам - привет, травматическая "Сказка странствий" и детская боязнь высунуть ногу из-под одеяла. Уснула.

День второй: Надо сказать, что исчерпывающими спойлерами, по моде того времени вынесенными в заголовок каждой из сотни новелл, ограничиться не выйдет - задачу они не облегчают.

"Донну Франческу любят Ринуччо и Алессандро, она же их не любит; одному она приказывает лечь в склеп, как будто он мертвый, а другому велит вынести оттуда мнимого покойника; и того и другого постигает неудача; тогда донна Франческа ловко от них отделывается."

Картинки рисуются совершенно самостоятельные и оригиналу не соответствующие. Так что, вдоволь навеселившись с воображаемыми диалогами типа "пи..дуйте в склеп, молодой человек", пора заканчивать с прокрастинацией и приступать к чтению. Завтра.

День третий: упорно педалируемый штамп "пир во время чумы" можно смело игнорировать. Сбежавшая из опасной для жизни Флоренции компания молодых людей отправилась в провинцию не на шашлыки. Выполняя тяжёлый труд метафор, они демонстрируют не гедонистический отрыв от устрашающей реальности, а образ идеального миропорядка, в котором короли и королевы избираются полюбовно, заботятся о благе и удобстве подданных, поддерживают удачные законы предшественников и вводят новые, только если они еще лучше. И никто не таскает лавровый венок три дня подряд. "Став королевой, Пампиния велела всем умолкнуть..." - это да. Но зато потом в порядке живой очереди позволила высказаться каждому про злободневное: о священниках, которые если уж взялись ими быть, должны вести жизнь праведную, а не порочить учение Христа так, что перед евреями стыдно, и заканчивали бы уже "называть грехом то, к чему человека побуждает любовь"; о произволе власть имущих, о сословном, а также гендерном неравенстве. К слову, барышень тут целых семь, а юношей всего трое, да и тех порой принято толковать как одного Боккаччо в разных стадиях просветления. Но тогда читать совсем неинтересно.

День четвертый: про интересное. В Италии очень темно по ночам - настолько, что отличить одного человека от другого практически невозможно, а стоит женщине переодеться в мужскую одежду - разница выявляется только на ощупь. Ближайшего родственника никак нельзя опознать в непривычной обстановке, поэтому всем рекомендуется иметь особые приметы в виде родинок, шрамов и фамильных драгоценностей - во избежание несчастливых концов, которые отличаются куда большим разнообразием, чем хэппи-энды. Плохо - это когда вас облили помоями, лишили состояния, сожгли заживо, продали в рабство, скормили бывшей любовнице под видом рагу или закопали вашу голову отдельно от туловища в горшке с базиликом, хорошо - когда вместо всего перечисленного у вас секс (бонусы на выбор: облапошен нерадивый супруг или вы сами сочетаетесь выгодным со всех сторон браком). Особо не поспоришь, и вряд ли Боккаччо что-нибудь из этого выдумал.

День пятый. Когда бесконечная череда вполне однотипных историй и вольных пересказов сольётся в один велеречивый поток с потугами на мораль - протрите глаза и убедитесь, что это не лента LL. И пусть вас не обманывает наличие всегдашнего Дионео, которому дозволено ругаться матом и уклоняться от темы. Это все ещё "Декамерон", здесь после заката солнца все довольны друг другом и спокойно спят до утра под пение соловья, а не моют кости и постят каменты.

День шестой, седьмой и все остальные дни есть шанс пережить, если покопаться в настройках периферической анатомо-физиологической системы. Проще говоря - обратиться в слух, еще проще - включить аудиокнигу. И уж тогда в полной мере осознать, что книга писана для женщин, чтобы им не так обидно было жить, пока остальное человечество в разных направлениях скачет на конях в своё удовольствие. Под усыпляющий баритон, да, можно поспать и, наконец, выспаться. А можно перемыть посуду, научиться вышивать крестиком, сварить борщ, выкинуть борщ и взять на заметку обращение "драгоценный мой повелитель" как уместное в ролевых играх определённого толка. Я, к тому же, умудрилась сублимировать шерстяной носок. Правда, только один, но ведь ещё и не вечер.

Читать полностью
Лучшая цитата
как глупость часто низводит людей из счастливого в страшно бедственное положение, так ум извлекает мудрого из величайших опасностей и доставляет ему большое и безопасное успокоение.
В мои цитаты Удалить из цитат