Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Нормандцы в Сицилии. Второе нормандское завоевание. 1016-1130

Нормандцы в Сицилии. Второе нормандское завоевание. 1016-1130
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
44 уже добавили
Оценка читателей
5.0

В книге рассказывается о возвышении и недолгом величии дома Отвилей. О том, как за одно поколение сыновья Танкреда превратились из мелких землевладельцев в королей богатейшего острова. Северные авантюристы стали султанами в восточной столице. Пираты приобщились к культуре арабского двора. Мародеры, сжигавшие Рим, получили из рук папы митру и далматик – символы церковной власти.

Лучшие рецензии
MrBlonde
MrBlonde
Оценка:
23

Всё началось со случайности. Молодой британский дипломат Джон Норвич, совершавший в 1961 году с супругой путешествие по Сицилии, оказался настолько очарован местными памятниками истории и культуры, мягким климатом и неугомонным народцем, что бросил скучную службу и взялся за печатную машинку. Спустя шесть лет вышла дебютная книга Норвича об удивительном государстве нормандцев в южной Италии, вскоре появилось её продолжение, а потом очарованного средиземноморскими прелестями автора уже было не остановить: Византия, Венеция, Османская империя, телевидение... Приятно думать, что человек нашёл своё призвание, и немного забавно встретить столь же судьбоносные случайности в истории кучки нормандцев, прибывших тысячу лет назад из Северной Франции к подошве итальянского "сапога". Несомненной удачей для лангобардского аристократа Мелуса, восставшего против византийцев, оказалась встреча с нормандскими паломниками в монастыре Монте-Гаргано. Принесённые ими вести о богатой стране разожгли аппетит многих рыцарей к северо-западу от Парижа, и те целыми семьями устремились на юг. Воюя то за одну сторону, то за другую, боевитые норманцы неуклонно повышали цену своих услуг, пока в конце концов не добились наследственного владения в Аверсе и Апулии. После битвы при Чивитате (1053) они стали союзниками римского папы, которому угрожали то византийцы, то император, то столичная аристократия. Повезло нормандцам и при захвате Мессины - важнейшей базы для завоевания Сицилии, растянувшегося на долгих тридцать лет. А вот поход воинственного Роберта Гвискара на Византию потерпел крах вследствие вспыхнувшей в войсках эпидемии, как будто история не допустила чрезмерного разрастания нормандского могущества. И то к лучшему, ведь сосредоточившись на Сицилии и Апулии, некогда безалаберные разбойники превратились в бережливых государственных деятелей.

Для тех, кто не в теме:
По традиции Норвич избегает как занудства высоколобого исследователя, так и расхлябанности псевдоисторических "разоблачителей мифов". Перед нами скорее книга жанра "интересные люди в экстремальных обстоятельствах". Помните "Невероятные приключения итальянцев в России"? Ну а здесь напротив северяне действуют на юге, а кладом является целая страна. А уж претендентов множество: греки, арабы, лангобарды,германцы. И герои сплошь из рыцарских песен: неутомимый воин Роберт Гвискар, его жена-валькирия Сишельгаита, вдохновлявшая армию на подвиги, Рожер де Отвиль, сводный брат Роберта, покоритель Сицилии и женских сердец, тонкий восточный деспот Рожер II, интриган Райнульф Алифанский. Колоритны и второстепенные персонажи: упрямые папы Лев IX и Григорий VII, неудачливые императоры Генрих IV и Алексей I, а также любительница смаковать жестокости с сексуальным подтекстом Анна Комнин, по адресу которой звучит немало едких ироничных комментариев. Рассказ сопровождается любопытными отступлениями, например о танце тарантелла, возникшем из плясок укушенных тарантулом людей, что, как можно догадаться, происходило рядом с Таранто, где сиих пауков водилось в избытке. Разумеется, никуда не деться и от лирических описаний Норвичем архитектуры и красот итальянского юга, добавляющих книге достоинства ностальгического путеводителя по любимым местам.

Для тех, кто в теме:
В предисловии автор удивляется малому количеству работ по истории Нормандского государства в Сицилии. Пришлось взяться самому, притворно сетует Норвич, и, надо сказать, пробел он закрыл хорошенько. На основе крайне малочисленных источников, кропотливо отделяя надёжные свидетельства от тенденциозных панегириков, он восстанавливает подлинный ход событий, избегая резких суждений и отповедей оппонентам. Норвич стремится выяснить мотивы действий противостоящих сторон и на основе своего дипломатического опыта анализирует, как те или иные шаги повлияли на достижение конечной цели. Постоянно цитируя переписку, документы и хроники, автор ставит читателя чуть позади трона царственной особы, где легче всего слышны голоса более чем сотни главных и второстепенных героев книги. Без рваного монтажа и абстракции рассказывается просто отличная история, способная развлечь как мысли, так и чувства.

Общая оценка:
Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей, если вы рыжебородый великан с мечом.

Читать полностью
zhama
zhama
Оценка:
3

Одна из самых любимых книг.
В пику Рафаэлю Сабатини с его жизнеописанием Борджа, образец того, как можно писать с любовью к героям без их безмерного возвеличения. Автор их просто любит и восхищается каждым их шагом, он снимает наслоения веков, домыслов, догадок, наветов и обнаруживает простые, но увлекательные деяния. Тут церковь, там камень, на котором норманны сражались до последнего, здесь из пары строк старинной хроники выплывает нормальная полноценная десантная операция, там - зловещая интрига, тут трагическая судьба...
Мне это чем-то напомнило подход Арриана к его жизнеописанию Александра; но именно чем-то. Норвич живее, ему интересны люди, события, места - всё. Он жаден, и этой жадностью заражает и читателя.
И конечно, норманны, норманны, норманны. Ещё не нормандцы. Здравомыслящие и циничные до безобразия, любопытные, хитрые, со своеобразным чувством юмора - тем самым, от которого трясло всю Европу и могущественного византийского императора.
...И конечно, Робер Гвискар. Авантюрист с большой буквы. Его брат, первый король Сицилии, был "братом Гвискара", он же, начав почти с нуля, перевернул всё вокруг. И ведь почти дошёл до византийского престола, оставалось совсем чуть-чуть. Глядя на его жизнь, действительно можно поверить, что способности, удача и трезвый ум способны побороть почти всё в этом мире.
Если бы я стал историком, я был бы, наверное, похож на автора - ну, разве что без папы-лорда.

Читать полностью