Дмитрий Север
Союз Аполлона

Я был и рай и ад,

стрелой врагов разил,

Я лучезарным Богом был,

И человек мне верою служил,

И благодать земную я нектаром пил,

Но проведение, хаос, высших сил расчет,

Дельфийский храм в руинах

– и я миф, а не могучий Бог,

я ангел бездны, обитаю в пустоте,

среди холодных звезд мечтаю о земле…


Глава 1

После поднятия белого порошка из утопленного «Мерседеса», Вика не стала испытывать судьбу в лице полковника и утром выехала в Германию. «Так надо, так будет лучше для всех», – твердила себе всю дорогу девушка, абсолютно не задумываясь о том, что будет делать в «полосатой» стране «дойче орднунга». Не волновало Вику и то, что едет она вслепую, наудачу и никто не будет встречать ее в чужом городе. Правда, в этом была только ее вина. Подруга Лидочка, с которой Вика дружила еще со школы, давно приглашала одноклассницу в гости. Душа Виктории рвалась в путь, но работа и житейская суета, заставляли отлаживать поездку месяц за месяцем, пока не разразился гром, вызванный аферой брата в казино. Последовавшая за этим молния, принесла с собой в жизнь смуглой красавицы, – хаос, разруху и страдание, – все это перевернуло ее судьбу с ног на голову. И вот теперь туристическая поездка больше напоминала Вике стремительный побег в неизвестность. «Какая же я безалаберная, – приглашение потеряла, номера телефона, и адреса Лидочки нет», – тяжело вздохнув, она неодобрительно покачала головой: – «Ничего не знаю! В отличие от коротышки полковника, – Пинкертона из Приморского района. Интересно, а как же он узнал, что мне нужен билет до Ганновера?», – задумалась девушка, разглядывая, ухоженные домики бюргеров. «Совпадение?», – сама у себя спросила путешественница, и саркастически улыбнулась: – «Не удивлюсь, если эта ищейка знает, и с кем я дружила в детском садике».

Безупречная дорога автобана, быстро пролетала под колесами автобуса.

– Кому выходить в Ганновере, приготовьтесь! – объявил водитель.

– Мне в центре, возле гостиницы остановите, – попросила Вика и, не впадая в панику, закончила размышления: – «Я найду Лидочку, – не иголка в стогу сена».

Через полчаса девушка вышла напротив высокого здания, на фасаде которого приветливо горела вывеска – «Грандотель». «Шикану одну ночку!», – без сомнений решила путешественница, взяла сумку и решительно направилась в сторону отеля.

Как раз в эти дни в Ганновере происходила крупная международная выставка электроники. В город нахлынули бизнесмены со всего мира, и все номера по умеренным ценам были заняты. Но, о гостиничном буме туристка поневоле не слышала и, предвкушая блаженный отдых, уверенно вошла в просторный холл. Возле портье стоял громадный мужчина, и что-то ему с жаром объяснял. Вика заняла очередь, и принялась с нетерпением поглядывать на могучую спину, прислушиваясь к диалогу на английском.

– Попрошу счет! Я выезжаю!

– Мистер, вам что-то у нас не понравилось?

– Все окей! Но только я не привык, когда заглядывают в окна на седьмом этаже.

– Этого не может быть. Вам показалось.

– Я не крейзи! Счет, пожалуйста. Я уе-зжа-ю. – Расчленил слово постоялец, и протянул кредитную карту, вытирая пот со лба.

Через пару минут Вике чудесным образом достался прекрасный номер, с видом на мрачное старинное здание. Она зашла в апартамент, поставила сумку возле кресла, и в предвкушении сладкого сна посмотрела на шикарную кровать.

– Хэлло… – неожиданно сзади раздался шепот.

– Хэлло… – с удивлением ответила девушка.

Оглянулась – никого, только штора легонько колыхнулась. Подошла к окну.

– Ты где, троль? – потянула за тяжелую материю, распахнула окно, но кроме мерцающего огнями старинного собора, и сигнальных огней машин проезжающих по трассе, ничего больше не увидела. – Хелло-у!?

Прислушалась – в ответ был слышен только шум машин. Любоваться готической красотой Вика не стала и, захлопнув окно, отправилась принимать ванну. Затем она забралась под одеяло в мягкую кровать, и как только голова красавицы коснулась подушки, – на счет три, ее плотной волной накрыл беспробудный сон. Проснулась Вика в прекрасном тонусе, умылась – прихорошилась, и спустилась на завтрак в уютный ресторанчик. В зале все столики были заняты, и взгляд карих очей остановился на седом мужчине с лихо закрученными усами. Он сидел в одиночестве за столом в углу и маленькими глоточками пил кофе, просматривая какие-то бумаги.

– У вас не занято? – спросила Вика.

Увидев перед собой смуглую красавицу, мужчина привстал и, на мгновение зажмурился, словно от лучей солнца:

– О! Прошу!

– Данке, – она присела и в смущении отвернула голову в сторону зала.

– Битте, – с нескрываемым восхищением разглядывая красавицу, произнес немец. – Генрих фон Шнитке!

Шнитке являлся владельцем этого огромного отеля. Его жена около года назад умерла, и вдовец, заглушая боль утраты, все свое время посвящал гостиничному делу. Рано утром он приезжал на работу, делал разгон администратору, затем шел на кухню и там тщательно заглядывал в каждую кастрюлю. После этого он садился за столик и пил кофе, просматривая счета.

– Виктория Гончарова, – сдержанно ответила девушка, взяла в руки меню и принялась искать в нем знакомые названия блюд.

Счастье, впрочем, как и несчастье, шли рука об руку с ней по жизни.

Великолепие одесситки не на шутку привлекло внимание вдовца. Очаровательная усмешка, лебединая шея на античных плечах, шикарные черные волосы, заплетенные в косу, произвели на него неотразимое впечатление. Он шепнул официанту, принимающему заказ у Вики, – гарсон кивнул и вернулся с бутылкой французского красного вина.

– Завтрак и вино, прекрасная Виктория, за счет заведения, – хозяин как дирижер взмахнул руками, и официант тут же наполнил бокалы.

Затем Генрих встал и произнес длинную, пламенную речь на родном языке. Он с вдохновением говорил о неземной красе девушки и о том, что как хозяин заведения благодарен ей за правильный выбор отеля. Девушка ничего из произнесенного монолога не поняла, но бокал подняла и вино выпила. Завтрак быстро подошел к концу и Вика, как истинная леди, не доев и не допив, встала, оборвав барабанную речь фон Шнитке.

– Данке, Генрих.

– Виктория, приглашаю вас отужинать со мной, – владелец отеля на всякий случай заговорил на английском, так что бы было наверняка – в десяточку. При этом он слегка покраснел, кидая томительный взор надежды на очаровательную смуглянку.

Девушка скромно улыбнулась, у нее появились милые ямочки на щеках, а ее карие глаза в это время внимательно изучали активного, щедрого человека: – «Воспитанный герр, ничего не скажешь. И меру знает… Вот только взгляд у него весьма озабоченный…» Тонкая натура женщины, насторожилась: – «Глядеть за ним надо, в оба! Немец все-таки, от него все что угодно можно ожидать…»

– Прошу вас Вика, не откажите, примите приглашение! – Шнитке по-молодецки выпятил грудь.

Тонкие брови красавицы слегка приподнялись и она невинным тоном спросила:

– А как же ваша жена, херр Генрих? Она, что, по вечерам не ест?

– Около года назад моя супруга представилась, – вдовец наклонил подбородок к груди. – Я одинок в этом мире, фрау Вика.

– Примите мои искренние соболезнования.

– Данке. Так как насчет ужина?

– Окей! Давайте, в семь на этом же месте.

– Спасибо Виктория, я вас провожу. – Пылко произнес растревоженный мужчина.

– Не стоит, я девушка самостоятельная. Сама дойду. До вечера.

Генрих подождал, пока не скроется из глаз прекрасная смуглянка, затем налил фужер до краев.

– Эчтэ мармеладе![1] – воскликнул немец и осушил бокал до дна.

* * *

В распоряжении у Вики был целый день, и она в призрачной надежде отправилась на визуальный поиск подруги. В прекрасном настроении, девушка вышла из гостиницы, и на минуту замерла, раздумывая, куда же ей пойти. Впереди была оживленная трасса, а за ней красовался таинственный собор. «Так, и где же мне перейти дорогу?», – Вика загорелась желанием поближе рассмотреть древнее здание. Она посмотрела направо – молодые турки что-то шумно обсуждали, размахивая руками. Взглянула налево – чета пенсионеров, взявшись за руки, неторопливо приближались к отелю. Вика уверенно повернула в их сторону и пошла на поиски перехода. Так она дошла до угла, спустилась по подземному тоннелю и, выйдя на свет Божий, оказалась в уютном сквере. Ее взгляд сразу наткнулся на старуху, сидевшую на траве возле дерева. «Странно», – подумала Вика: – «Рядом скамейки свободные, а она на земле сидит…»

– Дорогая, подойди ко мне! Давай погадаю! – донесся до нее хриплый голос.

От неожиданности девушка вздрогнула, и даже не обратила внимания, на то, что гадалка говорит на русском языке. Тощая старуха, в цыганском пестром платке настойчиво тянула к ней руку. Вика непроизвольно пошла в ее сторону и подала ладонь.

– Не бойся, красавица, – старуха впилась в девушку взглядом, мутно-зеленых выцветших очей. – Все будет хорошо. Да, хранит тебя, Аполлон.

«Бага, Аполлон!», – екнуло сердечко у Вики, – она сразу вспомнила отца и его странный рассказ о подводном гроте. Костлявые пальцы гадалки, словно щупальца, обвили нежную ладонь. Через мгновение легкое приятное покалывание охватило руку, пошло по плечам, – и быстро разошлось по всему телу. Ресницы у Вики медленно опустились, и девушка, доверившись рукам старухи, подняла голову к небу. Каждая клеточка ее тела расслабилась, в предчувствии нирваны.

– Дар фарна! Дар ксатра![2] – Шептала без остановки старуха.

У Вики закружилась голова, и ей казалось, будто она вращается вокруг себя юлой. Еще мгновение, и она оторвется от земли… но, вихрь магического урагана внезапно стих и, слегка покачиваясь, украинка с изумлением открыла глаза.

– Оспати, Агайя[3]… – поклонилась Вике гадалка, и быстро пошла прочь.

Смуглая красавица оперлась о дуб, и так простояла минут десять абсолютно ничего не понимая. «Вот так погуляла! Пора и домой…», – это была первая здравая мысль, которая пришла в ее прекрасную голову. Она сложила пальцы в замок и потянулась всеми мышцами тела, прогоняя остатки наваждения. Взглянула на небо и легкой поступью направилась обратно в отель.

Вика вошла в холл гостиницы и подошла к портье за ключом от номера. Кончиками пальцев она взяла протянутый ключ. Рука портье дернулась, словно через него прошел электрический ток, и его лицо исказилось от боли.

– Шайсе! – непроизвольно выпалил немец.

– Сорри, – рассеяно произнесла она.

«Я – девушка генератор!», – с грустной иронией подумала Вика и пошла наверх. В номере было тихо и спокойно. Красавица скинула с себя одежду, и мягко ступая по паласу, прошла в ванную. Она долго стояла под теплым душем и, закрыв глаза, наслаждалась разбивающейся водой об упругое тело. Тревожные мысли, связанные с происшествием в парке, остались где-то далеко, и только шум воды приятной и тихой музыкой звучал в ее сознании. После душа Вика легла на кровать и проспала почти до самого вечера. Взглянув на часы, она быстро поднялась и стала собираться на ужин с Генрихом.

Когда смуглая красавица спустилась в ресторан, то поразила своим видом присутствующих мужчин и вызвала тихую зависть у женщин. Ее вечернее платье плотно облегало прекрасную фигуру, подчеркивая изумительную грацию девушки. Длинный разрез, доходящий почти до бедра, открывал красивые, стройные ноги.

Генрих, завидев Вику, быстро встал из-за стола и кинулся ей навстречу, как будто боялся, что его опередит более резвый соперник.

– Нет слов, я потрясен! Вы божественно прекрасны! Вы – Диана! – восторженно произнес хозяин отеля.

– Да что вы Генрих, я плохо из лука стреляю, больше владею мечом. – Пошутила скромница и ее лицо осветила белоснежная улыбка, гармонично оттенившая смуглую кожу.

Немец в буквальном смысле понял слова о мече и озабоченно взглянул на Вику.

– Кухонным мечом, Генрих – ножом! Я ведь простая девушка из Украины…

Он рассмеялся, нежно взял ее под локоть, словно это был нежный цветок, и бодрой походкой повел смуглую красавицу к столику, снисходительно поглядывая на посетителей.

– Гутен абенд! – направо и налево он громко приветствовал клиентов за столиками. – Гутен абенд!

Вика не обращала внимания на чудачества пожилого кавалера, и с любопытством рассматривала интерьер ресторана.

Зал был оформлен в ампирном стиле, стены украшали большие зеркала и дорогие картины.

Возле столика их поджидал официант. Он услужливо отодвинул стул для дамы и почтительно спросил:

– Что желаете, фрау?

– Я, пожалуй, выберу… – украинская гостья задумалась, листая толстое «меню». – Лангустов, сыр Рокфор и… фруктовый торт.

Немецкий аристократ поморщился, но из солидарности вежливо повторил заказ и пододвинул прекрасной спутнице карту вин.

– Выбор за вами! – запротестовала девушка и растерянно развела руками, глядя на длинный перечень незнакомых ей марок вин.

– Гут, либен Вика. Под лангустов, подойдет белое вино Божеле, а под сыр, красное Бургундское, – не задумываясь, немец сделал свой выбор.

Официант поклонился и ушел выполнять заказ.

– Прекрасная фрау, как вам первый день в Ганновере?

– Красивый парк, чудесные дома, а больше я ничего и не увидела.

«Кроме старухи в парке», – ее слегка передернуло от необычного «сеанса гадания».

– Я могу быть прекрасным гидом, в нашем городе более двадцати музеев. Пикассо, Малевич… и это далеко не весь перечень достойных художников, представленных в галереях.

Вдовец Шнитке любил по выходным побродить залами, созерцая картины абстрактных фантазий и реалистических сюжетов прошлых веков.

– М-м…

– Но, если вас интересует более древнее время, – Битэ! Античный мир у ваших ног.

– Я думаю, что приму ваше приглашение, любопытство девушки не имеет границ. – В свете последних событий, Вику волновал и притягивал древний мистический мир, – «Аполлон, Агайя, Терес, хрустальный амулет…», она даже и не пыталась искать ответы, на странные события, обрушившиеся на нее за последнюю неделю.

Официант принес заказанную еду, и они принялись вкушать огромных раков, запивая их сухим вином.

– Я бы с удовольствием походил по галереям, выставкам художников… – владелец отеля залюбовался большой картиной на стене, которую недавно приобрел на аукционе.

– А меня больше волнует античный мир, – драмы, вулканы страстей… Все это так вдохновляет, не то, что наше время – цинизма и рационализма, эра холодных эмоций.

– Да либен Вика, вы сто раз правы! В древней эпохе остался огонь, – возрождающий и сокрушающий, – Генрих поднял бокал с вином, – за стихию!

– За созидательную стихию, – поправила немца девушка и у нее как у дикой кошки блеснули глаза, а рука с фужером мягко опустилась на стол.

– Вы мне только что напомнили Багиру, из сказки моего далекого детства, – Генрих с восхищением глядел на спутницу. – Разрешите, я так вас буду иногда называть.

– Согласна… Но, только при одном условии, – Вика очаровательно улыбнулась и лукавым взглядом стрельнула в пожилого немца с рыжими усами.

– Для меня высокая честь исполнить ради вас любое условие, неотразимая Багира! – Генрих хотел встать, но выпитая ими бутылка Бургундского не располагала к резким движениям.

– Отлично! Тогда я буду называть вас, Шерррр – хаан… – она мило прорычала эту кличку, от чего у бедного вдовца чуть не остановилось от счастья сердце.

…Хотя если честно, он больше ей напоминал старого волка Акилу.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
198 000 книг 
и 25 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно