Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Текст

Читайте в приложениях:
1545 уже добавило
Оценка читателей
4.15
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    84

    «Камин-аут» Дмитрия Глуховского как автора психологического триллера, а не фантаста, пожалуй, одно из главных событий русского литературного сезона. Недооцененный критиками жанр фантастики (хуже приходится разве что детективам) неумолимо воплощается в нашей повседневности. Ничего удивительного, что писатель-фантаст дает нам психологический триллер. Он на своей территории. Он играет по законам своего родного жанра. Еще каких-то 30 лет назад этот сюжет был бы полным вымыслом, сейчас это уже реальность. По нашим гаджетам нас можно просканировать, как по штрих-коду. Об этом и речь. И еще о совести. О том, как у некоторых людей она отсыхает с самого детства, умело купированная родителями.

    Илья Горюнов (фамилия уже как клеймо) - простой парень из Лобни, сын учительницы, безотцовщина - видел свою жизнь четко и ясно: школа, экзамены, институт, московская юность в съемной на троих квартире, сессии и целая жизнь впереди. Он и подумать не мог, что эти планы, как тонкий ледок, хрустнут и смешаются с грязью под полицейскими берцами, а лекции ему будут читать блатные в бараках Соликамска. Страшные и горькие университеты длиною в 7 лет. Все эти годы Пётр Сука Хазин, который раздавил Илью, как букашку, наливался свободой, объедался ей, транжирил и отрыгивал. И карьера у него, и машины, и хата с шестом для стриптиза, и женщины, и любовь. И новый айфон - точный слепок с Сучьей жизни, пульт её управления, джойстик от Пети, к которому Илья получил доступ на несколько дней. Нажимай на кнопки и попробуй отыграть у судьбы всё, что она тебе задолжала. Илья идёт ва-банк.

    Надо признать, что у меня зависимость. Зависимость от книг, которые закручивают нервы в тугой узел. И, как любая зависимость, эта со временем требует увеличение дозы. Более спокойные сюжеты воспринимаются, как блеклые и безвкусные. Я даже знаю, с чего это все началось. Примерно 7 лет назад, еще до того, как Лайвлиб прикипел к кончикам моих пальцев, я прочитала «Ледяную принцессу» Лэкберг, а потом был «Снеговик» Несбё. Я и не заметила, как подсела на чернуху. За эти годы я выделила для себя несколько видов тлена. Есть и такие, которые я не употребляю: война, дети, инвалиды, животные. Я всё больше по бытовухе и психованным. Новая книга Глуховского, эпиграфом к которой может быть «Ад пуст, все черти здесь» - абсолютно мой формат, чистейший товар высокого качества. И обвинения читателями Дмитрия в излишней депрессухи вполне ожидаемы, с непривычки у человека тут может и передоз случиться.

    П.С. Обратили внимание на последнюю фразу романа? Я, может, уже была в край обдолбана «Текстом», но у меня было ощущение, что написана она резко, наотмашь, как кровавую юшку с лица стереть.

    Читать полностью
  • Annabel_Dragomir
    Annabel_Dragomir
    Оценка:
    31

    "Есть люди, от которых что-то остаётся, а есть люди, от которых не остаётся ничего."

    Как рассказать о книге, когда, если начнёшь, пересказажешь ее полностью?...Говорить о сюжете без спойлеров в этом случае просто невозможно. Не могу и все тут. А книга мне очень понравилась. Как и все книги Дмитрия.

    Тематически эта книга сбивает с толку и заставляет задуматься о многом. Я попробую разложить ее на части.

    • телефонное общение современного человека
    Нет, не в том смысле, каким оно было ещё лет 15 назад. Нет. Сейчас это больше про печатные слова, не про голос. Посредством текста ты можешь сделать все, что угодно. В том числе притвориться кем-то другим, изучив его стиль общения. Легко. Да раз плюнуть. И это одна сторона. Та, что продемонстрирована нам ДГ.
    Другая - мне вот, например, нравится писать. Мне так легче выразить свои мысли. И не насиловать себя общением голосом. Я ж глубокий интроверт. Что есть, то есть. И текст мне помогает.

    • сам телефон
    Мы столько всего храним в нем. Фотографии, заметки, музыку и так далее. Да, и стоит беречь его как зеницу ока. А вдруг кто-то посмотрит? Ведь даже дети до одури боятся, что их телефон возьмут родители. Тайны, секреты... цитируя Дмитрия, "телефон - это и есть мы". В уменьшенной копии, помещённой в тонкий и лёгкий прямоугольник. Признаю - я тоже не могу без него. Хотя помню и жизнь до. Ведь легко было - никто не звонил, не требовал сиюминутного общения. Хотя порой мне кажется, что возможно таки исключить этот аппарат из своей жизни. Я так думаю. Ха-ха.

    • отношения силы
    Ещё одна сквозная тема романа. Воспоминания о зоне от Ильи и погубивший его Хазин, отношения последнего с отцом. От начала и до конца все пропитано силой. Слабый, не смог - помирай. Все решают сильные мира сего. И ты ничего не решаешь. Как и в жизни. Как это похоже на нашу страну, на людей. Скажу по собственному опыту - сила все решает даже в школе. Вроде бы дети, ан нет. Утверждение тем не менее происходит через силу. Умный ты или нет - это уже твои проблемы. Ум ничем не поможет, если ты слаб телом и духом.

    • справедливость
    Здесь она никому не нужна. Честные могут ее добиваться, но в конце концов это все равно ни к чему не приведёт. Увы и ах. Примите и поймите.

    Итог один - каждый выживает как может. У всех свои способы.

    Пока людей не искусают, на мир любую красивую теорию примерить можно. Любую сопливую. А потом уже верится только в то, что с тобой до сих пор бывало.

    Читать полностью
  • kreinberry
    kreinberry
    Оценка:
    31

    За что люблю Глуховского - его книги совершенно не приукрашены, и это отрезвляет.
    Да, быть может, ваша жизнь разительно отличается в лучшую сторону от существования его героев - но - в связи с этим фактом настоящая реальность никуда не девается, а продолжает быть. Просто не для вас. Но этот вовсе не значит, что не надо об этом знать. Как говорит известная поговорка - не зарекайся.
    Итак, пронзительно реальная Россия. Россия здесь - не оскорбление, но факт - как и жизнь, Россия у каждого своя. Иногда это бесконечные луга, залитые солнцем, а иногда - заплеванный подъезд в подмосковной хрущевке.

    Герой новой книги, о которой я, честно говоря, не знала вообще ничего, удивил меня сразу - как-то не по-хипстерски начинать книгу с того, что герой освободился из тюрьмы и совершенно не знает, что ему делать дальше. Как-то беспросветно с самого начала.

    А дальше начинаются чудеса. Не знаю, как, видимо, слог такой у данного автора, но вы влезаете в шкуру этого бывшего заключенного, и остаетесь в ней уже до самого конца. И не стоит бояться, тут не буде (почти) криминальных разборок, а будет игра.

    Мальчик, у которого никогда ничего не было, решил поиграть в мальчика, у которого все еще могло бы быть.
    Не просто так на обложке изображены маски - печально то, что в настоящей Росссии Глуховского примерка маски ни к чему не приведет. Все останутся при своем.

    Сильная книга, маленький взрыв в мозгу, настроенном на автопилот, глоток чужой жизни, страшной, настоящей. Мне понравилось очень.

    Читать полностью
  • LeRoRiYa
    LeRoRiYa
    Оценка:
    28

    Вот это пожалуй и все, на что я могу эту книгу оценить. А изначально вообще хотела двойку поставить. Не складываются у меня с Глуховским отношения, ох не складываются. Не пробрало его "Метро 2033", отпугнуло безысходностью, давящим слоем выжженной земли над головой, а после "Метро 2034" продолжение не захотелось читать. "Сумерки" еще предстоят мне в одной из игр, а "Будущее" не привлекает. Но услыхав про "Текст", совершенно случайно, кстати, я не смогла пройти мимо, тем более, что найти дорогущую книгу сверхпопулярного Дмитрия Глуховского в электронном виде оказалось до смешного просто. Первая же ссылка - полный электронный вариант.

    Громкие обещания. Новый для автора жанр - реализм. Новая жизнь? Новый стиль? Так ожидалось. Тот же мрак. Та же безысходность.
    Но давайте начнем с телефонов. Телефоны тут играют решающую роль.
    Даже моя мама говорит, что без телефона, как без рук. А ведь она успела застать время городских "дисковых" телефонов, да еще когда и те-то были не у всех . А что говорить о нас - нынешних студентах, родившихся в середине девяностых. В телефонах вся наша жизнь.
    Я лично задумалась о том, что нашли бы в моем телефоне? Переписки в вотсапп, вайбер, вк, лайвлиб и твиттер... русский, инглиш, арабский. Куча фоток сирийских пейзажей, Башара Асада, его семьи, улиц городов, куда зовет сердце... Фотографии неба, цветов, картинки с цитатами. Обрывки жизней тех, кого я знала, о ком слышала, о ком писала в микроблоге. Совсем мало моих собственных фото, моей запечатленной жизни... я не люблю фотографироваться или снимать видео. Множество фото и видеороликов из переписки, открыток, поздравлений, музыкальных файлов. Аудиосообщения в вотсапп. Скрины результатов разных тестов. Фотки прочитанных книг для инстаграм. Много музыки, очень много. На разных языках. Мои заметки в электронном блокноте. Имена, даты, цитаты, мысли. Файлы, которые когда-то были университетскими работами, статьями, репортажами. Даже окончательный вариант диплома бакалавра на тему информационной войны. Зарисовки из будущей книги. Что, может, никогда и не пригодится уже. Фрагменты давно удаленных электронных писем. Некоторые из них от людей, чьи лица и имена давно забыты. Список контактов, некоторым из которых я ни за что больше не позвоню, но и удалить контакт рука не поднимется. Электронный ящик, где в отправленных немногое и в основном по учебе и книгам, а во входящих уведомления от соцсетей и книжных интернет-магазинов... Кто-нибудь бы разобрался во всей этой мешанине? Кто-нибудь смог бы выдать себя за меня? А стал бы?

    На самом деле, проанализировав манеру общения человека, можно достаточно легко подстроиться под него. А безголосым текстом, которым все сейчас привыкли общаться, можно творить что угодно. Что угодно!

    Бывший зэк Илья, вернувшийся через семь лет в родной подмосковный городок, доказал это как никто.
    Тем, что неделю выдавал себя за мента Петю, подставившего его семь лет назад. Когда от его собственной жизни не осталось никого и ничего, он решил рискнуть - и выиграть неделю-другую чужого времени.
    Я не буду описывать здесь перипетии чужой жизни - сделки с наркодиллерами, отбрыкивания от начальства и фсбэшной крыши-ошейника, переписки с "его" девушкой, матерью, отцом. Не буду говорить, что закономерный конец хоть сколько-нибудь меня удивил.

    Редкие проблески ярких красок. Все остальное - грязь, безысходность. Походя, автор проезжается по беженкам с Донбасса (резануло взгляд), по борьбе с терроризмом (вздернулись брови), по Сирии (защемило), по российскому президенту, его речам и его кортежу (хммм...), по России в целом (закипело).

    На земле жизнь так организована, чтобы все люди непременно в ад попадали. особенно в России.

    Система - может и зло, только бессистемность - хаос, а хаос не порождает никакого порядка, не приемлет его. Хаос - хуже системы. И Илья, де-факто, тому доказательство. Система вобьет в себя любого, как последний гвоздь в гроб. А нет - сожрет и не подавится.

    Только непонятно: зачем все это было написано? Чего бы я не ожидала изначально, этого я не получила.
    И да. Никакой это не триллер. Украсть чужую жизнь у героя не получилось. Жить с чистого листа, не вспоминая никаких Вер, Серег, ментов - тоже. Нить, способная показать ему правильную дорогу, невовремя оборвалась. Что тут скажешь?

    Вроде, и не быссмысленно. Но без малейшей пользы. Пройдешь мимо - ничего не потеряешь.

    Читать полностью
  • LoyolaTactical
    LoyolaTactical
    Оценка:
    21

    О романе Глуховского «Текст» я услышал совершенно случайно, зацепившись взглядом за обзор уважаемой мной Галины Юзефович. Внутри обзора: «изумительная пропорциональность», «большая литература», «Дмитрий Глуховский становится большим писателем» etc. В обсуждениях в сети – масса, буря, шквал самых противоречивых отзывов от «полное г…» до «настоящий русский роман» (!). Видимо, нужно прочитать, решил я. Вдруг жемчужина в навозной куче?

    Нужно уточнить – ни одной вещи Глуховского до сих пор я не читал. И о нём ничего не знаю. Поэтому воспринимал этот текст независимо от предыстории, вне контекста и оценивал именно так, как о нём говорят – настоящая большая литература.
    Начало романа – молодой человек возвращается в Москву. Как выясняется – отсидев срок на зоне. Сразу же – первая проверка документов, первое унижение. И сразу же у нас – жалость, сочувствие, слеза в горле. Дальше герой вспоминает свою жизнь. И тут понеслось: отца никогда не было, герой - единственный мужчина в доме (у нас спазм в горле), мать – учительница в маленьком городишке в области (заметьте – не бухгалтер, не менеджер, не крановщица, а именно учительница – одна из самых незащищённых профессий. У нас глаза уже «на мокром месте»). Девушка его, естественно, не дождалась, выходит замуж за другого (скупая слеза скатилась по нашей щеке). Квартира не заперта, деньги украли (ещё слеза). Осуждён несправедливо, защищал свою девушку (мы уже просто плачем). И логичное завершение – его мать умирает именно накануне его возвращения (на этом месте мы просто можем умереть от обезвоживания). Всё, что можно было придумать сентиментального, слёзовыжимательного – написано в первой же главе. И дальше это настроение старательно и так же прямолинейно поддерживается ("На экран капало солёное, размачивало сухую кровь" - ну, шедевр же!).

    Я вовсе не против того, чтобы литература вызывала слёзы. Но, друзья мои, писатель талантливый, «большой писатель» (с) делает это гораздо, гораздо тоньше. Пример? Пожалуйста: Леонид Андреев, «Герман и Марта». Малюсенький рассказик. Но сколько в нём драматизма и безысходности! И никаких соплей. Прочитайте. Сравните. Как говорится, почувствуйте разницу.

    В хвалебных отзывах о романе читатели часто с восторгом пишут: «здесь всё по настоящему», «всё, как в реальной жизни». Бывает ли так в настоящей жизни? Конечно, бывает. Всё вполне реально. Я больше скажу – в настоящей жизни и не так ещё бывает. И в этом одна из главных проблем романа (напомню, что мы пытаемся оценивать «Текст» именно как большую литературу, как психологический роман. То есть именно так, как о нём пишут его почитатели. А не как проходной нуар-триллер). Жизнь невозможно описать одной краской. И даже чёрно-белой её раскрасить очень трудно. Она очень и очень разная. А в романе – только чёрное. Без особых оттенков. Друзья мои, я, конечно, не литератор, и даже профессиональным читателем (с) себя не назвал бы. Но, на мой взгляд, никакой психологизм невозможен без оттенков. А здесь я их не вижу.

    Такой прямолинейно чёрный стиль приводит к тому, что после первой четверти романа вы точно понимаете, что для героя он закончится плохо. И это не прибавляет интереса.

    Не прибавляет интереса и язык «Текста». Я не могу упрекнуть автора в полном отсутствии мастерства или, хотя бы, старательности. В тексте встречаются интересные языковые стилистические находки. Но они тонут в общей массе обезличенного и не очень хорошего русского языка. Чего только стоит речь главного героя, которая регулярно в пределах нескольких предложений переходит от нарочито упрощённого языка, украшенного блатным жаргоном, к патетическим пафосным фразам.

    И сам герой от этого становится очень размытым, плохо прорисованным. В самом начале романа хорошо удалось показать человека, полностью перемолотого, переваренного и опустошенного зоной. Без желания жить. «Жизнь в зоне - морок, а ничего более настоящего нет». Но дальше в тексте к этому почти ничего не прибавилось. Такого персонажа трудно себе представить. Он слишком одномерный. И мечты его о Колумбии не сильно помогают.

    Что же остаётся в романе? Хорошая идея – подмена человека телефоном. Сегодня эта мысль не сказать, что абсолютно нова, но в литературе я её ещё не встречал. Неплохой сюжет, способный увлечь. Но этого маловато для «настоящего русского романа». Слишком уж всё прямолинейно, однозначно и предсказуемо. Может быть, в сравнении с предыдущими текстами Глуховского этот – большой шаг вперёд. Не знаю. Не читал. Не могу оценить. Если воспринимать «Текст» как этакий чернушный триллер – ну, что ж, неплохо (хотя тоже – смотря с чем сравнивать). Но если это попытка выйти в большую литературу, то она, уж извините, не удалась.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Читается, конечно, легко, но как-то вообще не зацепило. Дочитал лишь только, чтобы понять, что же в итоге случиться с главным героем.
  • Оценка:
    Мда. Невыносимая тяжесть бытия. Невыносимая. Чем все закончится было ясно сразу и от этого мучительнее было приближение конца. Человек. Совсем не гордо звучит. У нас он просто носитель страданий. Я не могу посоветовать читать эту вещь. Разве что любителям Достоевского. А я не люблю Достоевского.
  • Оценка:
    Отличный роман! На одном дыхание!!! Всем советую!!!
  • Оценка:
    Херня полная, интересно, что употребляет товарищь Глуховский.
  • Оценка:
    На любителя... люблю Глуховского, но как-то... тяжеловато зашёл... Последняя фраза книги - подведение итога книги, да такая, что въелась и надолго под корку...😕🤓