Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Яблоки из сада Шлицбутера

Читайте в приложениях:
25231 уже добавил
Оценка читателей
4.54
  • По популярности
  • По новизне
  • мысль с наивной простотой и шизофренической ясностью посещает меня
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • во время полета необходимо отвлекаться
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Москва тебе – не Азия, там как ударят заморозки…
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • жилам которого вяло течет застойная кровь,
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Увы, это так: нет во мне почтения к документу. Нет почтения – ни к самому документу, ни к этому социальному институту как таковому.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • когда весна переполнила мой южный город страстью рвущихся почек
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – За мной! – повторила она и, прихватив со стола пачку гранок, пошла прочь по коридору, звеня, шелестя, постукивая каблучками и покачивая размашистыми бедрами, похожими на деку дорогого итальянского контрабаса.
    Я расстегнула дубленку и повлеклась за Царицей по темному коридору. Мы свернули направо, потом налево. «Черт возьми, электричество они экономят, что ли?»
    – Осторожно, здесь три ступени вниз! – предупредила Савская с необъяснимой гордостью, точно речь шла о большом мраморном фонтане, выложенном александрийской мозаикой. – Не упадите! – и открыла дверь в квадратную комнатку с двумя окнами во двор, отчего в ней было светло и тихо. Тягуче, душновато пахло яблоками, и почти сразу обнаружился в углу мешок, доверху набитый бледно светящимся «гольденом».
    Сердце мое тихо тронулось в груди и закачалось, как маятник бабкиных напольных часов «Павел Буре», непостижимым образом уцелевших после всех войн, погромов, революций и эвакуации… Сердце мое тихо тронулось и закачалось, потому что пять яблонь сорта «гольден» росло во дворе моего деда, в Рыночном тупике Кашгарки – самого вавилонского района Ташкента.
    Цельнокроенная спина Царицы Савской заслоняла от меня того, кто сидел за столом. Вообще я была укрыта за этой спиной, как от ветра – стеной волнореза.
    Царица тряхнула тяжелой бижутерией и сказала на идише:
    – Гриша, хватит лысину чесать. Тут приехала одна счетовод в тулупе, привезла какого-то турка на итальянской подкладке.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • , что сей тулуп имеет свою задушевную историю.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Дина Рубина
    Яблоки из сада Шлицбутера
    В те годы я часто летала в Москву.
    Почему-то мне было необходимо глотнуть керосиновых вихрей Домодедова, домчаться на экспрессе в город, представлявшийся мне тогда центром мироздания, и с неделю примерно заниматься чепухой; слоняться по редакциям, заскочить раза два в какой-нибудь не лучший театр на случайный спектакль, вечерами околачиваться в прокуренном Доме литераторов и напоследок истечь потом в давильне ГУМа, выполняя заказы друзей и соседей… Словом, зачем-то вычеркнуть неделю из своей тихой и толковой жизни.
    Перед одним таким сумасшедшим набегом на Москву, когда весна переполнила мой южный город страстью рвущихся почек, когда не стало вдруг сил на ежедневное проживание в моей убогой келье времен первой оттепели и я срочно взяла билет на послезавтра, – перед поездкой позвонил мне знакомый литератор, парень свойский и приятный.
    – Ты, говорят, в Москву летишь? – спросил он без акцента. Он и писал на русском языке, но странное дело: на бумаге узбекский акцент оживал и озорно витал над утомительно правильными фразами.
    – Лечу! – крикнула я в трубку, вся уже устремленная в бестолковый гул Домодедова, в жадную радость ночных московских разговоров.
    – Не в службу, а в дружбу, а… – сказал он. – Занеси мой рассказ в один журнал. А?
    – Делов-то, конечно, занесу… – В те годы я охотно бралась выполнять любые поручения, сил было немерено. – Что за журнал?
    – А знаешь, оказывается, есть журнал на еврейском языке. Хочу им один свой рассказ предложить.
    От неожиданности я замялась.
    – Понимаешь… – торопливо заполнял неловкую паузу мой знакомый, – их должно заинтересовать… Рассказ – не буду кокетничать – гениальный. На еврейскую тему… – И, поскольку недоуменная пауза на моем конце провода все длилась, он пояснил: – Это про нашего соседа, сапожника, дядю Мишу. Я ведь в махалле вырос, у нас там кто только не жил. Сосед, дядя Миша, смешной такой мужик, еврей… Их должно заинтересовать. Это на тему дружбы народов. Сейчас, сама знаешь, придают большое значение… интернационализм, то, се…
    – Понятно, – сказала я наконец. – Но разве журнал выходит не на
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Этот Шлицбутер замучил всех своей работоспособностью…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ты ешь, ешь… – спохватился он. – Бери яблоко, вот. Этот сорт называется…
    – «Гольден», – пробормотала я.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но в тот год легендарная дубленка была только куплена, и, хотя за три месяца зимней носки вата на ее подкладке уже свалялась в грязные комья, сверху все выглядело вполне респектабельно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Редакторские манипуляции с фамилиями героев невольно напоминают мне историю переименования одной нашей семейной вещицы, а именно – глиняного дракона с клыками и вываленным, как у забегавшейся таксы, языком; дракона с интимной домашней кличкой Сашка Ибрагимов.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • …Однако сейчас я понимала все, я ничего не забыла – ни словечка, ни интонации. То, что всегда казалось мне чуждым и совершенно бесполезным, оказывается, цепко жило в глубинах подсознания. Я стояла в спешно застегнутой на свету дубленке и молчала.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • лилась на Москву слишком рано и грубо, как после свадьбы жених, одуревший от ожидания.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Фруктово-ягодные книги»

Другие книги подборки «Топ бесплатных книг»