Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Крах плана «Барбаросса». Противостояние под Смоленском. Том I

Крах плана «Барбаросса». Противостояние под Смоленском. Том I
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
12 уже добавили
Оценка читателей
5.0

Американский военный историк полковник Дэвид Гланц анализирует ход Смоленского сражения 1941 г., представляющего собой серию военных операций на территории Смоленской области в центральной части России. Гланц описывает наступление группы армий «Центр» в направлении Западной Двины и Днепра, бои за Могилев, Рогачев, в Смоленском котле, сражения под Гомелем и Духовшиной, бои за Великие Луки и под Ельней. Это откровенный, неприукрашенный рассказ, основанный исключительно на документах. Автор привлек колоссальный материал: ежедневные оперативные отчеты, директивы, приказы, телефонные переговоры командующих армиями, сводки, критические оценки, подготовленные штабами войск, воспоминания очевидцев противоборствующих сторон.

Повествование иллюстрируют подлинные немецкие тактические карты. В приложении даны исчерпывающие сведения о состоянии войск вермахта и Красной армии.

Лучшая рецензия
metaloleg
metaloleg
Оценка:
34
Немецкие солдаты перед горящим зданием в Смоленске во время уличных боев

Приступил к объёмному двухтомнику (>1300 страниц) едва ли нуждающегося в представлении американского историка Дэвида Гланца, главного западного исследователя Красной Армии. Две книги - Крах плана "Барбаросса". Противостояние под Смоленском. Том 1 и Крах плана "Барбаросса". Сорванный блицкриг. Том 2 стали итогом его последних пяти лет работы над изучением Смоленского сражения в июле-сентябре 1941 года. На Западе этот труд состоит из четырех более тонких томов и последовательно выпускался с 2010 года под названием BARBAROSSA DERAILED . Так как я сам заносил на LiveLib эти книги, как отдельные издания, то поделюсь впечатлениями о первом томе.

Смоленская битва - самый яркий пример значения механизма перманентной мобилизации, запущенной в Советском Союзе с первых недель войны. Вермахт почти полностью разгромил три армии в первом стратегическом эшелоне на границе, потом во время броска от Минска до Смоленска преодолели оборону еще шести армий второго эшелона, отбросив на флангах и почти окружив в междуречье Днепра и Западной Двины крупную группировку советских войск... и встретили новую стену из вновь сформированных дивизий. А так как участь маневренных действий в начале войны упала на танковые группы Гота и Гудериана, уже истончившихся после месяца непрерывных боев, то вот эта преграда восточнее Смоленска оказалась уже не по зубам. Более того, контратаки советских войск заставляла тратить солдат и моторесурс на их отражение, пока пехотные дивизии добивали окруженных в Белоруссии и шли на своих двоих до линии фронта. Кроме того планировщики Вермахта категорически промахнулись с логистикой вторгнувшихся армий, затраты одного горючего по русскому бездорожью вместо планировавшихся 9 тыс кубометров составляли 11,5 тыс в день, кроме того их приходилось везти на ж/д до Орши после перепрошивки путей на западный стандарт, а потом, иногда свыше 700 км добираться до передовых частей на грузовиках. Теперь все действия Вермахта происходили "перекатом", подвижным частям приходилось ждать пехоту, хоть как-то отдыхать и ремонтировать технику (а ее часто приходилось отправлять на заводской ремонт, что еще больше увеличивало нагрузку). В общем, привычка воевать в Европе, где на каждую армию приходилась как минимум одна двухпутевая ж/д, в России не сработала. Как непривычным оказалось и ожесточенное сопротивление окруженных войск.

Для Красной Армии на центральном направлении август 41-го стал месяцем первых успехов. После более полумесячных боев в Смоленском котле, окруженцы смогли относительно благополучно и организованно выбраться остатками трех армий. Мобилизация дала новые соединения, неопытные, плохо вооруженные, с нехваткой транспорта, но даже такие войска вроде 30-армии, чье состояние раскрывается автором в жалобных документах командующих на некомплект, все равно бросались в бой, наступление и оборону, теряли до трети состава, но держали фронт и заставляли немцев считаться с ними. Реально, книга стерла пару личных белых пятен о том периоде и о том участке фронта, вроде контрнаступлений под Духовщиной в 6-24 августа и первой попытке срезать Ельнинский выступ в те же дни. Снятие стружки теперь происходило с опытной немецкой пехотой, сменившей, наконец, танкистов и мотострелков, отдельные немецкие дивизии были либо разгромлены либо потеряли боеспособность, и это уже после полтора месяцев войны, которая ассоциируется с непрерывной цепочкой побед Вермахта. Сыграло свою роль и решение Гитлера расчистить фланги группы армий Центр, и подвижные войска были кинуты на север, под Невель и Великие Луки, и на юг - срезать войска в районе Гомеля. Такая встречная борьба, в которой Красная армия добивается тактических успехов в центре и терпит локальные катастрофы на флангах, южная из которых аукнется Киевским котлом.

Эта книга не очень похожа на другие переведенные труда Гланца, он делает именно стратегический очерк на основе действий армий и дивизий обеих сторон, редко спускаясь на уровень ниже, цитирует много директив советского командования, уделяет повышенное внимание действиям командующих отдельных армий, вроде успешного наступления Конева во главе 19-й армии на Духовщине и особенно ловля в огневой "мешок" контратаки немецкой 7-й танковой дивизии, когда, удачно предвидев направление удара немцев, была создана эшелонированная оборона, в которой на узком участке погибло до двух тысяч немецких солдат и уничтожено до 70 танков - просто невероятный по меркам 41-го года успех! Смоленское сражение стало и своеобразным чистилищем в процессе отбора талантливых полководцев. Так здесь же началась звездная карьера Рокоссовского, когда ему подчинили импровизированную боевую группу под Ярцево и он смог удержать северный участок коридора выхода окруженных под Смоленском армий, применив новую для ВОВ схему ПТО, которая получила повсеместное распространение уже ближе к Курску-43. Не обошлось и без подстегивающих грозных приказов Жукова, грозящих дивизионному командованию трибуналом, если "противник не будет разбит и дивизия не выйдет в назначенный район". А я возьмусь за второй том, но я уже смело могу рекомендовать эту новинку лета прошлого года всем изучающим историю ВОВ.

Читать полностью
Оглавление