Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Великий раскол

Великий раскол
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
9 уже добавили
Оценка читателей
5.0

Звезды горели ярко, и длинный хвост кометы стоял на синеве неба прямо, словно огненная метла, поднятая невидимою рукою. По Москве пошли зловещие слухи. Говорили, что во время собора, в трескучий морозный день, слышен был гром с небеси и земля зашаталась. И оттого стал такой мороз, какого не бывало: с колокольни Ивана Великого метлами сметали замерзших воробьев, голубей и галок; из лесу в Москву забегали волки и забирались в сени, в дома, в церковные сторожки. Все это не к добру, все это за грехи…

«Великий раскол» – это роман о трагических событиях XVII столетия. Написанию книги предшествовало кропотливое изучение источников, сопоставление и проверка фактов. Даниил Мордовцев создал яркое полотно, где нет второстепенных героев. Тишайший и благочестивейший царь Алексей Михайлович, народный предводитель Стенька Разин, патриарх Никон, протопоп Аввакум, боярыня Морозова, каждый из них – часть великой русской истории.

Лучшая рецензия
Kelebriel_forven
Kelebriel_forven
Оценка:
15

В истории России XVII век - тяжелое время, недаром он прозван "бунташным". Здесь и смута, и интервенция, и всевозможные восстания и бунты: "соляной", "медный", восстание Степана Разина и раскол, вызванный церковной реформой. В религиозных преобразованиях принято обвинять патриарха Никона, когда, на самом деле, реформа носила политический характер нужна была царю Алексею Михайловичу. Сам же Никон в последние годы жизни признавал неправоту реформ. Мордовцев же причиной раскола назвал типографский станок, когда для массового печатания книг нужна была правка и единый образец, ведь в писаных книгах встречались ошибки. Но Мордовцев не упоминает о том, что правились книги не по старым образцам, а по новым греческим изданиям, печатаемых а Риме и Флоренции униатами. И сами греки признавали ошибки в новых книгах.
Из романа видно, что Мордовцев считает поборников старины фанатиками, цепляющимися за один лишь обряд. Но ведь народ свято хранил свою веру, несмотря на все войны и нашествия, столько великих святых на нашей земле просияло, а тут вдруг говорят, что их отцы и деды верили "неправильно". Но так же видно уважение и восхищение Мордовцева стойкостью подвижников, отстаивающих старую веру: протопопом Аввакумом, хоть и частенько в книге он назван фанатиком, боярыней Морозовой, княгиней Уросовой и другими. На счет Аввакума у меня возникли некоторые вопросы: впервые он упомянут в момент его встречи с Морозовой, и Мордовцев называет его стариком, хотя Аввакуму всего немного за сорок, ну и плюс перенессенные страдания старят, но во время суда Аввакум говорит:

Шестьдесят лет думаю об одном: о венце мученическом

Почему шестьдесят? Это Мордовцев с датами ошибся?
Читая, нужно помнить, что это все-таки роман. И герои наделены автором мыслями и чувствами, которые не обязательно совпадают с теми, что были на самом деле. Мне, например, показался несколько сомнительным эпизод с Никоном и паломницей.
Автор частенько сопоставляет образы Аввакума и Никона, сравнивая их судьбы

Неудивительно отчасти и то, что он так измельчал в изгнании... Стальная воля Аввакума поддерживалась борьбой и настоящим подвигом мученичества, его рука тянулась за венцом мученика... А Никону и бороться было не с кем, кроме как с кирилловскою братьею из-за грибов, да рыбы, да хмеля...

Когда читаешь историческую научную литературу, пытки и казни представляются не так ярко. Со слезами я читала над мучениями боровских узниц. В романе ярко представлены характеры монахини Иулиании и Марии Даниловой, о которых я мало что знала.
Интересны и упомянутые факты о жизни царя, например, купание провинившихся стольников в пруду, и как по примеру отца, маленький Петр топил котят и щенков- оторопь берет.
В итоге открыт путь дальнейшим реформам Петра, полностью изменившим жизнь страны. Сложно судить, что было бы, а что нет, пойди история по-другому руслу. Что произошло, то произошло. Но память последствия этих событий еще долго будут иметь отголоски. Гонения на староверов продолжатся вплоть до XX века, когда будет совсем небольшой "золотой век" в истории старообрядческой церкви (с 1905 по 1917 годы). Ну а потом совсем другая история...

Читать полностью
Оглавление
Другие книги серии «Серия исторических романов»