Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Мой лейтенант

Добавить в мои книги
414 уже добавили
Оценка читателей
4.4
Написать рецензию
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    170

    Эта небольшая книга пришла ко мне едва ли не случайно — в дружеской переписке под одной из рецензий название этой книги было упомянуто без особого напора, но просто как факт её чтения. Вряд ли стоит говорить о том, что имя Даниила Гранина знакомо большинству наших современников, пусть некоторым хотя бы только на слух. Примерно такое вот, едва ли не шапочное "знакомство" с Граниным было и у меня — когда-то давно прочитана была "Иду на грозу", а больше что-то ничего и не припомню. И потому я немедля "захотел" заполнить пробел в своём читательском "образовании" именно этой книгой. А тут как раз подоспела игра "Открытая книга" с её бонусным великоотечественным туром, и потому когда я увидел запомнившееся название в списках рекомендуемых к прочтению военных книг, то немедля заполнил форму заявки и...

    ...и попал на Войну. Иначе это состояние погружения и не назовёшь, потому что Гранин с такой обжигающе резкой правдивостью и обнажённостью пишет всё, что он знает о той войне, что читателю не остаётся никакого другого выхода, кроме как вместе с ним и его "лейтенантом Д." тащить эту бесконечную и невыносимую лямку войны — войны окопной, войны не штабной и не геройско-победной, а смрадно воняющей разлагающейся и гниющей человечинкой, спазматически схватывающей пустой желудок муками блокадного голода, горячечно отдающей острым смертным потом страха и боли. Войны, о которой не принято было писать сразу после её окончания, не положено было писать спустя десятилетия и не охотно вспоминаемой и рассказываемой (скорее ЗАМАЛЧИВАЕМОЙ) сейчас.

    Даниил Гранин сумел сделать то, что почти со стопроцентной гарантией теперь не делает никто — он рассказал всю неприкрытую правду о той незнаемой нами войне. Незнаемой потому, что раньше никто особо и не рассказывал — боялись преследований и не хотели вспоминать. А то, что немногие оставшиеся ещё в живых участники войны рассказывают сейчас, часто весьма похоже на пересказ давно уже выученного текста о тех или иных военных моментах и ситуациях. И трудно и бессмысленно упрекать их, 85-90-летних в этом, да и попросту бессовестно было бы упрекать. И потому остаётся только читать вот такие книги — "Мой лейтенант" Даниила Гранина, "Прокляты и убиты" Виктора Астафьева, "В окопах Сталинграда" Виктора Некрасова, да ещё рассказы и повести Елены Ржевской и фронтовые очерки и военные дневники Константина Симонова... Чтобы знать... чтобы помнить...

    Читать полностью
  • ksu12
    ksu12
    Оценка:
    63

    "В траве шла обыкновенная, летняя жизнь, медленная, прекрасная, разумная. Бог не мог находиться в небе, заполненном ненавистью и смертью. Бог был здесь, среди цветов, личинок и букашек..."

    Современная книга о войне, написанная уже в 21 столетии, но написанная очевидцем, участником и ветераном той Войны. Даниил Гранин родился в 1919 году, на начало войны он был молодым лейтенантом 21-22 лет. И пишет он, конечно, о себе, вспоминает себя. Без всяких купюр и оглядок. Не романтизирует войну, не пишет героическое повествование, но и не втаптывает в грязь заслугу народа, простых солдат, простых людей. Это было... Он пишет правдиво, честно, без пафоса, лозунгов. И читатель проникается всем ужасом войны. Он пишет тихо, без воплей, порой даже с легкой иронией... уже с высоты прожитых лет. Но каждая строчка отливается на сердце. Ты чувствуешь боль людей, эту окопную правду, которую не хотели знать в штабах. Он пишет о Ленинграде, который вот вот должны были захватить фашисты, но так и не захватили, смогли устроить блокаду, но не захватить. И что это было? - спрашивает лейтенант.. Его супруга и верующие люди говорят, что Чудо. Он же не желает отказываться от мужества, силы и преодоления всего народа.

    Даниил Гранин разделил нашего лейтенанта на двух - на того, который был до войны, и того, которым он стал во время войны. Появится некий Д. Так человек отгораживается от ужаса, но не совсем, а для того, чтобы продолжать действовать в тех условиях. Человек становится другим. Ни один солдат, я думаю, что ни один, не был рожден с таким запалом преодоления выносливости, устремленности, переносимости. Таковыми они становились каждый в свой момент там, на самой Войне.
    Гранин затронет и эпизоды личной жизни лейтенанта - его влюбленность, женитьбу до войны и рождение ребенка после.

    Я не плакала в этот раз над книгой, хотя она, конечно, безусловно пробила во мне очередную брешь. И как я себе объяснила это "не плакала" - во-первых, я нисколько не сомневаюсь, что Гранин пишет о себе, а во-вторых и следовательно - он выжил, и это предавало мне силы читать уверенно, не захлебываясь слезами. А еще много правды - это тоже ушат воды на голову, который не позволяет романтизировать героические подвиги, которые порой были самым настоящим осознанным самоубийством.
    Гранин затрагивает и годы после войны. Интересной была встреча спустя много-много лет лейтенанта с одним из офицеров немецкой армии, который стоял где-то рядом с Ленинградом, там, где воевал наш лейтенант. Встреча была удивительно обыденной и не злой, без враждебности, лейтенант даже пригласил немецкого офицера к себе домой и показал ему Ленинград. Вот эта обыденность и удивляет, никакой истерики, люди как люди, люди везде люди, война делает из нормальных людей нелюдей, а мирная жизнь возвращает все на круги своя, расставляет по местам.
    А еще: Гранин приводил удивительные примеры про страх и смех.
    "Страху противопоказан, как ни странно, смех. В страхе не смеются. А если смеются, то страх проходит, он не выносит смеха, он убивает его, отвергает, сводит на нет, во всяком случае изгоняет хоть на какое-то время."

    В дальнейшем приводит удивительный пример, подтверждающий такие выводы, пример, когда солдаты с обеих сторон, рассмеявшись, уже не смогли стрелять друг в друга, им пришлось разойтись, хотя бы на время.
    Очень достойная книга! С Днем Победы!

    Дальше...

    Читать полностью
  • Fandorin78
    Fandorin78
    Оценка:
    30

    Долго не мог собраться с мыслями и что-то написать дельное. Ибо на полноценный отзыв - с подробным анализом и выделением положительных и отрицательных черт и особенностей произведения - сознание не смогло сконцентрироваться и сформировать из потока эмоций гладко-текучий текст.

    Книга довольно-таки неоднозначная и противоречивая, Гранин нынче персона видная и несколько политизированая (что уж тут скрывать, человек, обласканный и не обделенный вниманием власти, не может быть к ней непричастным). Ну да дело не в этом.

    В книге автор (пусть и всячески делает вид, что главный герой - это вовсе не он сам) совершает попытку бегства и самооправдания, что на фоне ухода от самокритики, выглядит не очень-то убедительно. Нисколько не умаляя заслуг Даниила Александровича, фронтовика и командира, мне совсем не верится в то, что он пишет о лейтенанте Д. Видение войны и военного быта глазами солдата и офицера очень разное, так как "участок ответственности" у каждого разный. Порой паникерский и упаднический взгляд на поражения коробил и вызывал желание нахлестать по щекам и лейтенанта, и солдата.

    При всем при этом книга остро ставит вопрос о месте человека на войне и жизни "человека с ружьем" после нее. Гранин обладает своим особенным языком, который легко читается, но трудно отпускает от себя, заставляя останавливаться и всматриваться в нарисованные картины. От книги остался горький осадок, словно побывал в гостях у ветерана, прошедшего ту войну, такую далекую и непонятную, участников и героев которой с каждым днем все меньше и меньше...

    Читать полностью
  • Natalli
    Natalli
    Оценка:
    29

    Каждый фронтовик имеет право на свой взгляд на войну. У одних он - из окопа, у других – из штаба полка. Мне ближе тот, что из окопа. Да, возможно он «узкий» и «приземленный», и надо бы шире смотреть на такие глобальные события, как война, и выше бы надо подняться … Но нет, мне ближе из окопа, потому–то и читаю, в основном, книги Астафьева, Некрасова, Носова. ..
    А еще, возможно, близок он мне потому, что оба мои деды погибли в ту войну, а они были рядовыми.
    Читая эту книгу, я будто встретилась со своим дедом Павлом. Тем, который погиб в самом начале войны при бомбардировке эшелона, когда они еще только ехали на фронт. Бабушка говорила об этом даже как будто с досадой - вот, мол, другие-то воевали, а он и до фронта не доехал. Хотя, может, это мне только так казалось по малолетству. И вот здесь я прочитала про это – бомбежка эшелона, идущего на фронт. В чистом поле, где негде спрятаться, неожиданно, самолетами с неба, непуганых новобранцев, у которых и оружия-то никакого еще нет. С этого эпизода начинается этот роман. Вот оно:

    «Для меня небо потемнело от самолетов. Чистое, летнее, теплое, оно загудело, задрожало, звук нарастал. Черные летящие тени покрыли нас. Я скатился с насыпи, бросился под ближний куст, лег ничком, голову сунул в заросли. Упала первая бомба, вздрогнула земля, потом бомбы посыпались кучно, взрывы сливались в грохот, все тряслось. Самолеты пикировали, один за другим заходили на цель. А целью был я. Они все старались попасть в меня, они неслись к земле на меня, так что горячий воздух пропеллеров шевелил мои волосы.
    Самолеты выли, бомбы, падая, завывали еще истошнее. Их вопль ввинчивался в мозг, проникал в грудь, в живот, разворачивал внутренности. Злобный крик летящих бомб заполнял все пространства, не оставляя места воплю. Вой не прерывался, он вытягивал из меня все чувства, и ни о чем нельзя было думать. Ужас поглотил меня целиком. Гром разрыва звучал облегчающе. Я вжимался в землю, чтобы осколки просвистели выше. Усвоил это страхом. Когда просвистит — есть секундная передышка…
    Звук пикирующего самолета расплющивал меня. Последний миг моей жизни близился с этим воем. Я молился. Я не знал ни одной молитвы. Я никогда не верил в Бога, знал всем своим новеньким высшим образованием, всей астрономией, дивными законами физики, что Бога нет, и, тем не менее, я молился.»

    Ей-Богу, это я вжималась в землю от ужаса, переставая дышать и уже заранее умирая от страха. Я встретилась со своим дедом через много лет и поняла, что он испытал в последние минуты своей жизни!...
    Одно горькое утешение было у бабушки – тогда молодой вдовы с двумя дочерьми - он не пропал без вести! Погиб и есть похоронка. А сколько их сгинуло тогда в жуткой мясорубке первых месяцев войны!

    Дальше о книге

    Это книга о ленинградском ополченце, недавнем выпускнике университета, ушедшем на фронт в самом начале войны. Лейтенант Д. – так называет его автор, говоря при этом, что они с ним давно уже разные люди. В чем-то они похожи, конечно, но во многом уже не понимают друг друга («-Вы пишете про себя?». « –Что вы, этого человека давно уж нет»). Художественное осмысление того большого и трудного пути, который прошел его лейтенант с первых довоенных месяцев до первых послевоенных лет и составляет содержание этой книги. Это, по сути, воспоминания, написанные уже с современных позиций и нынешним языком (немножко странно было встречать такие выражения как «выглядел будь спок», или «все было тип-топ»))).

    Вот мы вместе с ним в начале пути - прощаемся с друзьями и с молодой женой. Затем пошли фронтовые будни: нехватка всего необходимого и страх, животный страх и паника. Неразбериха первых месяцев, да и всех последующих тоже:

    «У начальства выигрывал тот, кто атаковал, кладя людей без счета, кидая в бой всё, что мог, кто требовал еще и еще, кто брал числом, мясом. Сколько было таких мясников среди прославленных наших генералов! Когда-нибудь найдется историк, который перепишет историю Великой Отечественной, прославив тех, кто берег солдатские жизни, продумывая операции, чтобы не подставлять солдата, смекалил, выжидал как ловчее обставить, обойти противника…
    Интересно, как выглядели бы репутации некоторых прославленных маршалов, когда им зачитали бы убитых»

    Больше всех досталось от Гранина-лейтенанта Д. хитромудрым особистам да штабным и тыловым крысам. Как и с каким знанием дела он по ним прошелся! Сколько случаев рассказал абсурдных в своей нелепости...
    А как кстати ополченцам пришлись стихи Киплинга, вечные спутники всех солдат всех войн!

    Вдруг Трубников запел, тоненько, с вызовом:
    День-ночь, день-ночь мы идем по Африке,
    День-ночь, день-ночь все по той же Африке.
    И только пыль, пыль от шагающих сапог.
    И отдыха нет на войне солдату.
    — Что за песня? — спросил Авдеев. — Такой не знаю.
    — Это Киплинг, — сказал я.
    Здесь только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог.
    И отдыха нет на войне солдату».

    На войне быстро взрослеют и сразу же старятся. Вот и лейтенант Д. приобрел огромный и тяжелый жизненный опыт. Столько людей повидал в их самые трагические моменты, столько характеров, столько ситуаций – парадоксальных, трагических и комических, он понял, пережил и прочувствовал - хватит не на одну жизнь! Узнал людей и советский народ – такой, как оказалось, разношерстный. Навсегда запомнились ему слова простой крестьянки:

    — Отечество! Интересно, что мы имели с этого Отечества? — вдруг вскипела она. — Голодный трудодень? Раскулачивание? Похоронки? Нам хуже не будет, — злость ее нарастала, — на хрена мне такое Отечество?»

    Вот уже прозвучали победные залпы. Отгуляли, отшумели молодые фронтовики, прошла эйфория первых послевоенных дней. Взялись строить, восстанавливать, налаживать быт. Но вот отчего так горька новая жизнь?

    Время наше кончилось. В смысле вольницы. Чего ради мы воевали? Опять помалкивать? Не пойдет!

    И снова тыловые генералы «впереди на боевом коне». И не справедливость правит новой жизнью, как мечталось на фронте, а блат и кумовство.

    Не могу не упомянуть об образе жены Риммы – таком реалистичном, во многом неудобном, но это настоящая боевая подруга. Та, что всю войну делала броню для танков в далеком Челябинске и, как умела, молилась: «Будешь по жердочке идти через поток- не дам упасть тебе», храня его. Та, что так умела ждать и терпеть, но и могла жестким словом «привести в чувство».

    Новая книга Д. Гранина по праву займет достойное место в ряду других произведений «прозы лейтенантов» о юных, подчас безусых, еще и не знавших взрослой жизни, но успевших на той войне и состариться и погибнуть. Встанет в ряд, чтобы вернуть их к жизни, хотя бы в нашей памяти, его друзей - Сашу Морозова, Левашова, Мерзона, Трубникова, Медведева и многих других, которые остались там навсегда!
    Сейчас все это странно,
    Звучит все это глупо.
    В пяти соседних странах
    Зарыты наши трупы.
    И мрамор лейтенантов-
    Фанерный монумент-
    Венчанье тех талантов,
    Разгадка тех легенд.

    >Борис Слуцкий.

    Читать полностью
  • Imbir
    Imbir
    Оценка:
    26

    Блокада Ленинграда. А была еще оборона Ленинграда. Защитники и захватчики друг против друга. Рваное, неровное повествование, так называемая «окопная правда».

    А что мы на самом деле знаем о той войне? Не о победах, сражениях, тактических маневрах – просто о войне? Когда страх пахнет мочой, когда при обширном обморожении человеку отрезают руки и ноги – получается «самовар», когда от цинги выпадаю зубы, но если эти зубы вставить назад – бывает они приживаются… Когда голод занимает все пространство в человеке и когда вареную гнилую конину если посолить можно есть, а гнилая мороженная картошка кажется деликатесом и есть этот деликатес надо по маленькому кусочку – смакуя… Когда наступление превращается в безумство, растерянность становится обычным явлением, а паника - неконтролируемой…

    Можно по-разному оценивать это произведение, искать подоплеку, угадывать прототипа главного героя, можно по – разному… А можно просто вспомнить погибших - даже не успевших не то чтобы повоевать, а не успевших даже выстрелить, тех, которые сидели в окопах полных воды по пояс не видя весны думая о том, что снег тает и вода смешивается с человеческими испражнениями, трупами и эта вода просто не выносима… О какой тут весне может идти речь, скорее бы земля высохла и то была бы радость если конечно удастся дожить…

    И тот лейтенант, вернувшийся с войны с душой старика видевшего смерть. Победитель и орденоносец, оборачивающийся в прошлое и пытающийся понять: «Что, что это было?»…

    Читать полностью
  • Оценка:
    Хорошая правдивая книга!