ESET_NOD32
  • По популярности
  • По новизне
  • Лось Теллун, Лебедь Нинани, Орел Халавир, Слон Динеш, Вепрь Рамфусс, Белый Медвель Шуко, Обезьяна Ково и Змей Гератон.
    1
  • – Никогда не видел подобного ледяного шторма, – заметил Монте после того, как прекратил попытки разжечь огонь и вся группа собралась поближе друг к другу, чтобы стало теплее. – Вряд ли это совпадение.
    – Вы считаете, все это наслал Аракс, чтобы прогнать нас? – спросила Мейлин.
    – Если так, то горсткой льда мы не отделаемся, – сказал Тарик.
    – Скажите это моему черепу, – проворчал Роллан. – С костром так ничего и не вышло?
  • С изящным зонтиком от солнца на плече Мейлин прогуливалась по деревянной дорожке ухоженного сада. Она дошла до мостика через ручей, который тек между двумя прудами. Внизу ленивыми кругами плавал декоративный карп, поблескивая красными, оранжевыми, желтыми и белыми чешуйками между пурпурными цветами водяных лилий. Деревья и кусты скрывали за собой дом, но Мейлин узнала бы сад дедушки Ксао даже по крохотному участку. Она выросла, бегая по этим дорожкам, окруженная запахом этих цветов.
    С холма к Мейлин направлялась панда. Мейлин нахмурилась. Помимо рыбок в пруду и птиц на деревьях в саду никогда не было животных. Панда взошла к ней на мостик и встала на задние лапы.
    – Ты скучаешь по Цонгу, – сказала она низким женским голосом.
    Мейлин почему-то не удивилась тому, что панда разговаривает.
    – А почему я должна по нему скучать?
    Панда не ответила. И вдруг Мейлин все вспомнила: ее же забрала из Цонга Ленори. Пока отец сражался с ужасными полчищами врагов, Мейлин убежала на другую часть света – в Амайю, в Новые Земли.
    Как она попала в этот сад? Она и не попадала, это был сон.
  • Олван нахмурился:
    – О Великих Животных долго не вспоминали. Мы почитаем Павших на наших флагах, мы рисуем картины и возводим статуи, рассказываем истории, но для большинства людей Великие звери – это далекое прошлое. Многие даже сомневаются в том, что они когда-либо существовали.
    – Я сам был таким, – сказал Роллан. – Пока не появилась Эссикс.
    Олван кивнул:
    – Ты не виноват. Это превалирующее мнение, которое в той или иной степени разделяют премьер-министр Амайи, Королева Эвры, Император Цонга и Верховный Вождь Нило. И все-таки во время самых серьезных поворотов в истории Великие Звери всегда играли главную роль. Сейчас мы стремительно приближаемся к кризису, и помощь Великих Животных может оказаться важнее, чем когда-либо.
  • Олван прошел к камину. Когда он повернулся к остальным, выражение его лица было серьезным.
    – Много-много веков назад, во время последней мировой войны, четыре народа Эрдаса сражались с Пожирателем и его армией захватчиков. Двое из сонма Великих Животных, – продолжал он, – помогали Пожирателю – Обезьяна Ково и Змей Гератон. Четверо Великих зверей были на нашей стороне. Трое из них сегодня здесь, с нами.
  • Конор посмотрел в сторону, потом снова на Ленори:
    – Это был всего лишь сон. Но да, я думаю, что это и был Аракс.
    – Тебе когда-нибудь снились другие Великие звери? Рамфусс? Теллун? Знаешь ли ты их всех?
    Конор смущенно хмыкнул:
    – Я знаю, что их пятнадцать, Четверка Павших плюс еще одиннадцать. Я не специалист. Знаю, как зовут некоторых из них: Кабаро – Лев, Мулоп – Осьминог. Аракс, конечно. Пастухи его особо почитают. Если хорошенько подумать, может, я и всех вспомню.
    – Великие звери защищают Эрдас с незапамятных времен. Нам всем было бы лучше, если бы мы больше о них знали. Помимо четверых очевидных и тех, кого ты назвал, есть еще Лось Теллун, Лебедь Нинани, Орел Халавир, Слон Динеш, Вепрь Рамфусс, Белый Медвель Шуко, Обезьяна Ково и Змей Гератон.
  • Ленори подошла к Конору и встала перед ним на колени. Она взяла обе его ладони в свои. Конор старался побороть ужасное стеснение.
    – Некоторым Зеленым Мантиям неизвестно, – пояснила Ленори, – что духи зверей существуют не только для того, чтобы можно было сильнее бить мечом. Существуют аспекты куда более ценные, чем быстрый бег и высокие прыжки. Если ты расслабишься, думаю, что смогу показать тебе.
    – Если вы хотите, я попробую, – сказал Конор, хотя ему наверняка не удастся расслабиться, если она будет держать его за руки.
    Возможно, ощутив это, Ленори отошла.
    – Не старайся прилагать усилия, – посоветовала она. – Расслабься и смотри на Мириам, моего радужного ибиса. Смотри на нее так, будто бы ты сидишь у костра тихой ночью где-нибудь в лесу.
    Птица расправила разноцветные крылья и начала раскачиваться. Цвета в яркой раскраске перьев переливались каскадом. Стараясь следовать указаниям Ленори, Конор попытался вспомнить, как смотрел на костер.
    Он пытался не концентрировать взгляд на какой-либо точке. Не выискивая чего-то особого, он позволил радужному ибису поглотить все его внимание. Ленори что-то говорила, но Конор лишь следовал размеренной модуляции ее слов. Ее голос был ритмичным, как мелодичный пульс. Он завораживал и успокаивал. В тумане Конор заметил, как Бригган ходит по кругу – сначала в одну сторону, потом в другую. На Конора навалилась сонливость. Он заморгал, но это, похоже, не помогало. На самом деле, с каждым кругом комната все больше превращалась в неясное пятно.
    Конор увидел уходящий вниз расплывчатый тоннель. Откуда он взялся? Конор скользнул по подернутому дымкой проходу, не ощущая самого движения. Под конец он увидел медведя гризли и енота, быстро мчащихся по широкой коричнево-бежевой прерии.
  • Леопард и собака вытолкнули друг руга в темноту, временно позабыв об Абеке, рыча и шипя
  • Ветер вихрями взвился в воздухе. Внезапно пес быстро повернул морду к джунглям, глядя прямо на Абеке, и зарычал подобно раскатам грома. Некоторые из мужчин перевели взгляды, чтобы увидеть, куда смотрит пес. Абеке захотелось тотчас же броситься наутек, но она осталась. Если она пошевелится, пока все сюда смотрят, то наверняка выдаст себя. Придется полагаться на листья и тени.
    Рычание пса переросло в ужасающий лай.
    – В чем дело, Адмирал? – спросил человек в капюшоне, пытаясь понять, куда направлено внимание животного.
    Огромная собака залаяла более яростно.
    – Нет, нет, нет, – прошептала Абеке.
    Обезумевший пес стал наскакивать на прутья клетки. Люди кричали друг на друга, но в нарастающем шуме Абеке не могла разобрать их слов. Продолжая лаять и биться, пес вел себя, как взбесившийся, и с силой сотрясал клетку. Он принялся таранить головой ее верхнюю часть, и деревянные прутья начали трещать и ломаться.
    Абеке почувствовала, что ее руку аккуратно прикусывает Ураза. Как только Абеке обратила на нее внимание, леопард скользнул назад, глубже в чащу деревьев. Абеке стала отступать за ним.
    Позади раздавался дикий шум, за которым последовал жуткий треск. Обернувшись, Абеке увидела, как громадный пес пробивает крышу клетки, и прутья рассыпаются во все стороны. Не обращая внимания на людей, часть которых нерешительно тыкала его своими пиками, чудовищная собака помчалась прямо к Абеке, при каждом тяжелом шаге поднимая лапами фонтан песка. Ураза бросилась бежать, Абеке припустила рядом с ней. Отбросив ложные мысли о каких-либо уловках, Абеке продиралась сквозь джунгли, жалея, что не взяла с собой из оружия ничего, кроме ножа. Да разве был бы толк от любого оружия против такого свирепого пса?
    Зверь преследовал их, ломая ветки. Страшный лай и рычание подстегивали Абеке. Времени на разработку стратегии не было, она просто бежала изо всех сил, подчинившись одному только страху.
  • В дрожащем свете Абеке рассмотрела шесть больших клеток и десяток человек. В четырех клетках сидели чудовищные существа: одно, покрытое перьями, напоминало гигантскую хищную птицу; другое, испещренное иглами, как дикобраз, было размером с буйвола; в третьей клетке свернулась громадными кольцами змея, наверное удав; а в четвертой была огромная, мощного вида крыса – такая и антилопу свалить сможет.
    Еще в одной клетке металась обычная собака. Она выглядела маленькой и испуганной рядом с соседями-чудовищами. Шестая клетка была пуста.
    Мужчина в плаще с капюшоном подошел к пустой клетке. У него в руке была крыса. Грызун был крупным, но совсем не таким, как его неестественный сородич по-соседству.
  • Абеке тайно исследовала часть острова в две предыдущие высадки, убедившись, что, как минимум, это был полуостров. А так как она спала, когда корабль пришел в порт, сегодня Абеке решила убедиться, что действительно находится на острове. Не то чтобы она сомневалась в словах Шейна, просто так ей хоть было чем заняться. А раньше Абеке никогда не доводилось бывать на островах.
    Ураза спрыгнула с крыши на забор. Тут было невысоко, но приземлиться пришлось на плоскость чуть больше трех пядей в ширину. Абеке замешкалась. Ураза обернулась и посмотрела на нее блестящими в лунном свете глазами.
    Абеке почувствовала в себе нарастающий всплеск способностей. Напряжение ушло из мышц, она стала расслабленной и гибкой. Ощущение равновесия усилилось, и Абеке сконцентрировалась на ночных звуках острова – быстро пронеслись какие-то существа, крикнула птица, послышалось шушуканье ниже – на балконе, а может, на земле. Зрение Абеке в темноте обострилось, и она вдохнула наполненный запахами воздух. Мягко приземлившись на стену, Абеке быстро пошла к месту, где та соединялась с внешним ограждением комплекса. Немного подтянувшись, Абеке повисла на стене и спрыгнула в покрывающий землю песок.
  • Роллан выдержал паузу, чтобы эти двое слушали его внимательно, затем признался:
    – На самом деле я невиновен, хоть и нет этому доказательств. Меня арестовали за кражу лекарства у аптекаря.
    – Ты был болен? – спросил Конор.
    – У друга была жуткая лихорадка. Но это не я стянул лекарство. Это сделал другой мой друг, я лишь оказался поблизости, когда это случилось. Поэтому и решили, что я с ним заодно.
    – И что из этого ложь? – спросила Мейлин. – То, что ты был в тюрьме или то, что тебя посадили за кражу лекарства?
    Роллан пожал плечами:
    – Ты меня раскусила. На самом деле я – сын Олвана, и он послал меня за вами шпионить.
    Мейлин больше его не расспрашивала, но Роллан понял, что девочка ему не доверяет. А она, похоже, не так уж глупа. История ведь была довольно притянутой за уши. К тому же она еще не согласилась стать Зеленой Мантией.
    Конор обернулся, рассматривая Башню Рассвета:
    – Как ты думаешь, что они от нас хотят?
    – Может быть, тебе стоило спросить прежде, чем ты надел мантию? – предположил Роллан.
    – Я считаю, что они хотят, чтобы мы были солдатами, – ответила Мейлин. – Вероятно, лидерами. Война уже началась.
    – Готов поспорить, что они хотят сделать из нас талисманы, – сказал Роллан. – Они, вероятно, добавят меня на Амайянский флаг.
    Конор рассмеялся, а Роллан продолжил:
    – Можешь себе такое представить? Будто бы все это внимание меня еще не окончательно достало.
    – Не время для шуток, – бросила Мейлин, и ее глаза вспыхнули. – На Цонг совершено ужасное нападение. Зеленые Мантии тайком вывезли меня, пока мой отец сражался, защищая наш город. Я до сих пор не знаю, жив мой отец или нет! Надеюсь, то, что они нам предложат, будет достойным.
    Роллан следил за Мейлин с осторожностью.
    – Не уверен, что от меня будет польза, – проговорил он. – У вас есть какие-нибудь успехи в общении с вашими животными? Я едва ли смогу чего-то добиться от Эссикс.
    – Я пробую наладить связь с Бригганом, – сказал Конор, нагнувшись, чтобы потрепать холку своего волка. – Он может быть упрямым. Но чем больше мы узнаем друг друга, тем лучше становится. Тарик сказал мне, что в конце концов мы получим от них силы.
  • Дверь возле Шейна внезапно распахнулась, и на него набросился какой-то человек. Одетый в черное, с закрытым лицом, нападающий держал наготове кривую саблю. Шейн увернулся от обрушившейся на него сабли и сцепился с незваным гостем.
    – Беги, Абеке! – выкрикнул Шейн. – Это ассасин. Зови капитана!
    Ассасин был крупнее Шейна. Они начали драться за выпавшую саблю.
    Абеке инстинктивно припала к полу в непривычной позе. Чужая энергия закипела в ее мышцах, погрузив в напряжение каждую клеточку тела. Она была готова выплеснуться в любой момент. Никогда еще ее ощущения не были такими острыми. Абеке услышала легкое потрескивание шпангоутов из-за того, что корабль чуть повернул вправо.
  • Выражение лица Шейна смягчилось.
    – Здесь люди тоже заботятся о тебе, Абеке. Мы видим в тебе большой потенциал. У нас непростая судьба, и приходится искать семью там, где получится. У тебя есть дух зверя. Ты научишься находить в этом утешение. Пойдем.
    Ураза последовала за ними. Когда они проходили мимо солдат и матросов, которые украдкой поглядывали на леопарда, Ураза двигалась с естественной грацией дикого хищника, и никто не хотел оказаться к ней слишком близко. Даже самые храбрые держались подальше, тогда как остальные старались и вовсе с ней не сталкиваться. Только через четыре дня в море Абеке начала спокойно относиться к подобному вниманию.
  • Тюремщик развернулся и зашагал вверх по ступеням. Роллан потянулся, высоко вскинув руки.
    – Не ожидал сегодня представления, – сказал тощий человек в дальней камере. – И кого, на твой взгляд, ты призовешь?
    – Никого, – ответил Роллан.
    – Я тоже так думал, – сказал тощий. – И ошибся. Я призвал ежа.
    – Ты из Зеленых Мантий? – удивился Роллан.
    Тощий человек громко расхохотался. Глаза его были пустыми, вид – изможденным.
    – Разве ты видишь хоть какую-нибудь мантию на мне? Мое животное убили. Когда его не стало, я… Лучше б мне ногу или руку вместо этого отрезали.