Отзывы на книгу «Ветеран»

3 отзыва
Sonel555
Оценил книгу
На войне у каждого – свое дело, не все же из винтовок лупили.

Не нарушая традицию,каждый год читаю,хоть небольшое произведение Васильева.Это тот писатель,который создаёт атмосферу великого праздника и которого я готова читать в любое время,но именно в этот день особенно.
Алевтина Ивановна,главный бухгалтер,ветеран ВОВ,об этом не знал никто,но факт выясняется и её просят выступить перед всем персоналом с рассказом,а точнее воспоминаниями о войне.Очень волнуясь и пытаясь приготовиться к выступлению наша героиня вспоминает свои девичьи годы,своего командира с вечно трясущимися руками,своих девочек.Не все дожили до победы,не у всех сложилась судьба,слёзы текли по глазам Алевтины Ивановны.Вроде бы она уже решила что будет рассказать,но глядя на весёлых,молодых,улыбающихся девчонок разве можно рассказывать все ужасы пережитые за годы войны.
Друзья мои,поздравляю всех с Великим Праздником Победы!Желаю вам,счастья,здоровья и конечно мирного неба над головой!

Justmariya
Оценил книгу

Алевтине Ивановне, как ветерану, поручили рассказать о войне.
О чем бы вы рассказали молодым девчонкам, таким какими когда-то были сами? Или не получили шанса быть.

Алевтина Ивановна прошла войну прачкой с такими же, как и она. Многого их лишила война. И самое страшное - невозвратимой молодости. Но они были сильными наравне с мужчинами и по-настоящему дружными.
Такая горстка воспоминаний, но... сердце разрывается.

И кажется Алевтина Ивановна знает, о чем нужно рассказать, но посмотрев на улыбки совсем молодых девчонок, сможет ли?

Espin0sa
Оценил книгу

Война.
Такая (официальная, не "её"):

"Там рассказывали о коварных замыслах противника и о хитроумных контрпланах наших штабов. О разведданных и передислокации войск, об удобстве рокадных дорог и значении танковых соединений при прорыве глубокоэшелонированной обороны противника, о транспорте и снабжении, о донесениях снизу и о докладах наверх, о политике союзников на Балканах и об использовании личного резерва командующего фронтом в критические моменты гигантских сражений."

А вот такая "ее" война:

"Алевтина Ивановна вспомнила усталость, от которой тошнило во сне, вшей на мертвых и на живых, тяжкий запах переполненных братских могил, вспомнила обугленных танкистов в сгоревших танках, двадцатилетних лейтенантов с седыми прядями в аккуратных прическах, надсадный вой пикирующих бомбардировщиков и искалеченные молодые тела: мужские и женские. Изодранные осколками, пробитые пулями, исколотые штыками, изрезанные кинжалами. И еще — своего «командующего»— сорокалетнего техника-лейтенанта с дергающейся головой и дрожащими, как у старика, руками. "Только вы не стесняйтесь, девчата, всё мне говорите. Вы же тяжести таскаете и в сырости всё время, в пару. Если болезни какие, не скрывайте, очень прошу. Боюсь, покалечитесь — рожать не сможете"

О том, что и на войне девушки хотели быть женственными, прятали руки потрескавшиеся от ядовитого мыла и кипятка, покрытие нарывами и незаживающими ранками. От взглядов мужчин прятали и боялись протянутых, для пожатия, рук.
О женкой поддержке, о работе изнуряющей, иногда по 22 часа. Про бинты и белье, которые они стирали и ели там же, сидя на нем, хрустящем от высохшей крови и гноя, ели не жуя, падали от усталости и засыпали на десять минут, теряли сознание.
Как всем отрядом выдавали замуж Люду Паньшину, влюбившуюся в своего сапера, молодого лейтенанта.

«Помирать буду, день этот вспомню, сестрички вы мои!»

Вот какой была "ее" война.

Почему же она передумала рассказывать о ней? Смотрела на лица, нарядную одежду, прически, большой и светлый зал, сидящих в президиуме - заслуженных ветеранов с орденами и наградами, и не смогла, начала так, как описана в многочисленных мемуарах не "ее" война. не узнавая своего голоса:

"Выполняя свой священный долг, победоносная Советская Армия, сломив ожесточенное сопротивление озверелого врага, вступила в порабощенную фашизмом Европу..."

А я подумала, сколько их таких неизвестных, не сумевших рассказать, о том, как воевали. пусть не на передовой, не в окопах и без единого выстрела, но на них столько всего было возложено, того, что "героическим" назвать трудно. Так ведь? Но война и была вот такой. Не в сводках и донесениях, а в пару и кипятке и руках, окровавленных от чужой крови тех, кто на передовой воевал...