Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Терской фронт (сборник)

Читайте в приложениях:
110 уже добавило
Оценка читателей
4.52
  • По популярности
  • По новизне
  • Ну, хоть помыться и поесть по-человечески успел напоследок да в чистое переоделся. Это хорошо! Ты, старшой, дайка мне автоматик, может, тоже чем подсобить смогу. А в бою свободным человеком умирать, оно всегда приятнее, чем рабом на нефтеперегонке.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот оно как. Кто-то устроил на базе в Рощинском диверсию, а все стрелки красиво перевели на нас. Зашибись! Вот и вылез-таки тот самый, третий вариант, которого я больше всего опасался еще в Большой Ивановке: весь наш отряд – просто ширма, дымовая завеса между Полковником и еще кем-то, выполняющим настоящее задание. Прикрытие, отвлекающий фактор. Пока все внимание Полковника и его бандитов сосредоточено на нас, кто-то, оставаясь в тени, делает свое дело. Нет, оно, конечно, красиво придумано. Вот только нас о том, что мы наживка, предупредить почему-то забыли, и если б не человеческий порыв Прохорова, то часа через полтора-два нашу базу, вместе с нами, мешали бы с грязью пушками БМП.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Пришлось после помывки по старому бабушкиному рецепту поливать его шевелюру и бороду керосином. Не подумайте плохого, поджигать никто никого не собирался, просто почему-то именно от керосина вши уж больно хорошо дохнут. Согласен, способ – жуткое варварство, керосин жидкость агрессивная, кожу на голове обжигает, она потом шелушится. Но единственной альтернативой была бритва. Что ж, Александр Александрович, терпи теперь. Красота, как известно, требует жертв.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это только в кино главный герой и главный гад по полчаса прыгают, словно обезьяны, и бодро вскакивают после ударов, способных отправить в нокаут динозавра. В реальной жизни поединок продолжается долго только в двух случаях: либо на ринге или татами, где участники жестко ограничены правилами и для них важно не только победить, но и набрать при этом как можно больше очков, либо – если оба противника ни черта не умеют. Если бьются насмерть два просто понимающих в вопросе человека, я уж не говорю о настоящих профессионалах, то бой их продолжается считанные секунды: один делает ошибку, а второй, воспользовавшись ею, первого убивает. Все. И никаких прыжков и идиотских воплей, никаких сальто назад и прочей красивой, но не применимой в бою дребедени. Совершенно не эффектно, зато предельно эффективно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Возле тела Сереги на несколько секунд присаживаюсь на корточки. Разглядываю пробитую пулей чуть ниже левой лопатки спину, натекшую в пыль лужу густой, почти черной крови, уже вьющихся вокруг омерзительных жирных зеленых помойных мух. Мне это сейчас необходимо. Я заряжаюсь ненавистью.
    Ненависть бывает разной. Одна – ярко-алая и обжигающе горячая. Она смертельно опасна: застилает глаза, туманит рассудок, заставляет терять контроль над ситуацией и над своими действиями. Все это ведет к гибели. Не всегда: если противник заведомо слабее – ты, скорее всего, победишь. Но если столкнешься с хотя бы равным по силе – ты однозначно труп. Вторая – бело-голубая и холодная, словно жидкий азот. Она как будто вымораживает из головы все лишние, мешающие сосредоточиться мысли, оставляя на их месте лишь морозную, звенящую пустоту. Слух, зрение, обоняние, все чувства в этот момент словно обостряются, мир вокруг приобретает удивительную резкость, а тело становится почти невесомым. Такая в бою – серьезное подспорье. Вся закавыка в том, что нужно научиться в зародыше давить первую и, в случае необходимости, вызывать в себе вторую. Прости меня, Серега! Тебе, брат, уже все равно, а мне сейчас обязательно нужно победить.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ну, голубь, шо скажешь?
    Произношение у Полковника мягкое, скорее всего – украинец или долго там прожил. В том же Ростове-на-Дону тоже «г» произносят очень мягко, почти как «х», но вот «шоканья» украинского там нет и в помине.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Этот старый, наверное, еще времен афганской войны, а может, еще более древний фокус мы уже давно отработали и освоили. Дело тут вот в чем: у СВД и ПК, ну, а в нашем случае «Печенега» и «моськи», патрон, по сути, одинаковый. Нет, есть некоторая разница в весе и качестве обработки пули и пороховой навеске, но это все только на баллистике отражается. А вот звук у них – абсолютно одинаковый. Вот и приноровились наши «диверы» на передовой работу снайпера под шальную пулеметную очередь маскировать. По команде снайпера пулеметчик дает короткую, беспокоящую очередь, а сам снайпер в тот же самый момент отрабатывает по заранее намеченной цели. И что в результате видит противник? Все верно, сначала пулемет пролязгал, пули над головой вжикнули, а кому-то не повезло – случайная вроде, а точно в лоб. Бывает же такое… Опять же, если придется снайперу экстренно рвать когти, то лучшего прикрытия, чем грамотный пулеметчик ему и придумать сложно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • главное – как можно быстрее просчитать своего оппонента. Поймешь, кто он – с достаточно большой долей уверенности сможешь определить, чего ожидать можно. А значит – и разговор будешь строить в выгодном для себя направлении, и с действиями своими определишься: что можно, а что – ни в коем случае. Вот если ошибешься, то может такая ошибка тебе очень дорого стоить. Поэтому просто необходимо как можно больше общаться с разными людьми. И не просто лясы точить за жизнь, обо всем и ни о чем, а внимательно глядеть и запоминать. У людей сходных занятий или профессий и реакция на похожие ситуации однотипной почти всегда будет. Нет, кое-что, разумеется, от склада характера зависит, но в целом…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Все бы тебе глумиться. Не хочешь «Волкодавов» – обзовитесь тогда… я не знаю… ОМОН, что ли.
    – Как? – вытаращил глаза на Исмагилова я.
    Подполковник контрразведки Олег Исмагилов был одним из немногих людей не только на Терском фронте, но и во всем мире, кто знал, кем на самом деле является отчаянный и матерый наемник с позывным Чужой.
    – А что? – с невинным видом захлопал тот глазами. – Отдельный мобильный отряд наемников… И по делу, и аббревиатура красивая. С историей, опять же.
    – Уж что есть, то есть, – Убивец одобрительно чмокнул губами. – Неплохая идея, мы подумаем.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Миша-Миша, – с легкой улыбкой, враз собравшей в уголках старых и мудрых глаз много пережившего и много повидавшего человека, ответил мне Ильяс, – сразу видно, что сопляк ты еще, хоть и был в свое время чуть не на десять лет меня старше… Если ты не веришь во Всевышнего – это вовсе не значит, что он не верит в тебя… Ну, а то, что решил Он какую-то важную миссию возложить не на правоверного, так кто мы такие, чтобы судить о Его замыслах? Он – создатель этого мира, и все, что тут делается, происходит исключительно по воле Его.
    На несколько секунд он замолкает, достав из кармана массивные четки из черного с белой крапинкой обсидиана, и что-то беззвучно шепчет одними губами, наверное – какую-то молитву. А потом смотрит на меня своими зелеными глазами, в которых, словно у мальчишки-проказника, уже пляшут озорные бесенята:
    – Так что, дружище, как ты когда-то любил говаривать: «Поздняк метаться – пол покрашен!»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • имел приказ, если встретит, брать живым. Кстати, чем это он меня так приласкал?
    – Обычный спецбоеприпас для полицейского помпового дробовика. Контейнер с песком, такими еще дверные замки выбивают. Слыхал?
    – Приходилось, – согласно киваю я, морщась и легонько потирая левый висок.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Лучше убить одного ваххабита, чем десять неверных»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На бегу замечаю шевеление в развалинах на противоположной стороне дороги. Вот вы где, голубчики! Попались! Ну, теперь держитесь!!! Вскидываю автомат к плечу… Это с открытого прицела попасть было бы трудновато, но сейчас на моем «сто третьем» – очень даже неплохая четырехкратная оптика, которая досталась мне от убитого Толей американского морпеха и которую я тщательно пристрелял в Ростове.
    – Тылы держи! – ору я водителю и короткими очередями бью по мельтешащим в развалинах фигуркам. Две из них падают как подрубленные. Причем одному пуля попадает точно в голову, и содержимое его черепа пятном расплескивается по кирпичной стене. Позади грохочет автомат Сашки. Он явно заметил, куда бью я, и решает не отставать. Вот ведь, твою ж мать! Сказал же ему тылы прикрывать, а если оттуда…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Просто ручная работа… Рубины, опять же… Боюсь, просто не хватит у меня финансов.
    – За это, юноша, не переживайте! Хватит у вас денег. Расскажу я вам небольшую историю: когда-то уже давно жил я не здесь, а в замечательном городе Сухуми. Слыхать не доводилось?
    – Слышал, конечно. Столица Абхазии… Была…
    – Да уж, – грустно кивает он. – Именно что была. Когда пришли турки, я с семьей только и успел, что покидать кое-что из вещей в машину и рвануть в сторону границы с Югороссией. Еле успел. Вернее, почти опоздал, до границы мы чуть-чуть не доехали, когда колонну беженцев нагнали турецкие солдаты. И знаете, наверное, я бы с вами сейчас не разговаривал, но нас отбили. Отбили парни вот с такими же, как у вас, нашивками на рукавах. Так что не волнуйтесь, молодой человек, у казака с Терского фронта на подарок любимой девушке в моем магазине хватит.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Привычка – штука страшная, особенно, если она, что называется, въевшаяся. Помнится, после срочной службы я еще почти полгода в шесть утра как от пинка вскакивал, вне зависимости от того, во сколько и в каком состоянии лег. Так и тут, организм сам услужливо подсказал: «Хозяин, пора на пробежку». Минуты полторы яростно боролся с охватившей меня вдруг ленью, которая просто шептала на ухо сладким голоском: «Да ладно тебе, поспи еще, сделай себе выходной!» Но, в конце концов, собрал всю оставшуюся силу воли в стальной кулак и придушил гадину в зародыше… Ибо – нефиг! Именно из-за этого сладкого голосочка я в свое время в краткий промежуток между службой в армии и ОМОНом забросил спорт и набрал почти десять кило «дурного мяса»… Потом, уже в Отряде, поначалу было очень тяжко. Так что – нет! Никакой слабины. Бегаем – значит, бегаем.
    В мои цитаты Удалить из цитат