Читать книгу «Золотая Орда» онлайн полностью📖 — Бориса Глебова — MyBook.

2

Княгиня Радмила смотрела из окна княжеского терема, как ее муж бился на мечах с дружинником. Если не знать, что это великий князь, то вряд ли можно было бы догадаться, что человек, одетый в простую рубаху, повелевает судьбами тысяч людей.

– Посмотри на него, – шепнула Радмила ключнице Стеше. – Ведь еще совсем юноша, время его не берет! Мне иногда кажется, что я ему в матери гожусь.

– Днем ты можешь быть ему кем угодно, – улыбнулась Стеша. – Главное, чтобы ночью.

– Думаешь, без тебя не знаю? – оборвала ее княгиня, внезапно помрачнев. – Только он в последнее время – нечастый гость на женской половине.

Тем временем Ярослав сделал удачный маневр и выбил меч из рук дружинника. Тренировка была закончена – и вовремя. Послышался топот копыт и людские голоса. Ворота открылись, и во двор въехали новгородцы – сын Ярослава, семнадцатилетний княжич Владимир, с воеводой и небольшим отрядом. Убранство гостей резко отличалось от простого наряда князя – все были разодеты в пух и прах, а Владимир роскошнее всех – волчья шуба, перстни, серьги в ушах.

– Вы только посмотрите на него! – усмехнулся Ярослав, вкладывая меч в ножны. – Хорошо выглядишь, сынок! Кони-то вас не боятся?

– А тебя, батя, совсем, смотрю, татары пощипали, – съязвил Владимир. – Я отсюда тебя с конюхом перепутал.

Владимир спешился, отдал поводья подбежавшему конюху и крепко обнял отца. Остальные новгородцы тоже спрыгнули с коней, сорвали шапки и склонили головы, вразнобой приветствуя князя.

– Пойдем, ты и твои молодцы, как всегда, в самый раз к обеду, – пригласил гостей Ярослав.

Пока шли к терему, девка поднесла князю огромный ковш с водой и полотенце. Тот окатил себя на ходу и вытерся. Владимир, отпрянув, стал быстро стряхивать капли с шубы.

– Что, шкуру замочил?..

– Я за эту шубу насмерть с половецким воеводой бился, – гордо ответил Владимир.

– И конь под тобой тоже половецкий?

– Красавец, да? Ноги легкие, слушается – чуть тронешь. Я тебе потом покажу, как я его подковал мудрено. Ты такого в жизни не видел.

Радмила сначала внимательно смотрела из окна на гостей, а потом, глядя в чашу с водой, стала разглядывать морщинку у себя на лбу.

В это время мамка с расческой бегала за Даниилом, уговаривая княжича причесаться.

– Нет, пусть меня матушка причешет! – капризничал ребенок.

– Матушка занята…

– А-а! Она не занята, не занята!

Радмила смирилась и начала распутывать его длинные, кудрявые волосы.

В комнату заглянула ключница Стеша.

– Там новгородцы приехали во главе с князем Владимиром. Теперь весь дом разорят, нехристи.

– Язык попридержи, – оборвала ее княгиня. – И поди проследи, чтоб гостей как следует приняли.

А сыну мягко сказала:

– Иди, Данилушка, поздоровайся с братом.

– Ох, рассердится великий князь, – шепнула мамка.

– Что ты сказала? – крикнула на нее Радмила. – В этом доме только я могу судить, что нравится, а что не нравится моему мужу. Впредь думай, что говоришь, а то сошлю в людскую.

И, оправив подол, княгиня вышла переодеваться для встречи гостей. Сегодня это было особенно тягостно – кокошник сползал набок, а роскошный пояс не сходился на талии.

– Надо бы, матушка, поменьше кушать, – причитала Стеша. – Поясок-то туже стал.

– Да и сама чувствую, Стешенька, – вздохнула Радмила. – Это все Марфа со своими пирогами. Да и князь стал реже ходить… А что еще вечером одной делать? Только квас пить.

Во время обеда Владимир словно чего-то ждал, вопросительно глядя на отца. Но тот не торопился, ел со вкусом, то и дело отхлебывал вино, которое подливал ему в чашу Мирон. Наконец Владимир не выдержал:

– Ты если ругать собрался – начинай уже, а то кусок в горло не лезет.

– С чего ты взял, что я тебя буду ругать? – спросил князь, словно нарочно в этот момент отрезая себе большой кусок мяса.

– А чего тогда моих людей отослал? И женки твоей я за столом не вижу.

– Что мне тебя ругать? – пожал плечами Ярослав. – Поздно уже, надо было раньше. И не ругать, а пороть как следует, тогда, может, кой-чего понимал бы сейчас.

– Да я и так все понимаю.

– Так что ж ты тогда творишь?! – с раздражением воскликнул Ярослав. – Думаешь, половцы нам с рук спустят то, что ты и твои остолопы кровожадные с их селением сотворили?!

– А ты что, боишься?! – усмехнулся Владимир.

– Молчи! – Ярослав треснул кулаком по столу. – Ты знаешь, в каком мы сейчас положении. Слева – татары, справа – литовцы. Третий враг нам сейчас не по силам.

– Нельзя же вечно терпеть… – немного помолчав, начал Владимир.

– Мы не терпим, мы силы копим! До времени.

Внезапно дверь распахнулась.

– Я велел никого не пускать! – рявкнул князь и, увидев младшего сына, сразу помягчел. – Сынок, ты что тут делаешь? Где твои мамки?

– Я пришел поздороваться с браткой. – Даниил смотрел на Владимира восторженно. – Ой, какой! А я такой же буду, когда вырасту?

– Надеюсь, ты будешь умнее, – буркнул князь.

Дверь снова распахнулась, и в залу вплыла Радмила, приветливо улыбаясь Владимиру.

– Приветствую дорогого гостя!

И сразу повернулась к мужу:

– Прости, господин мой, мамка за малым недоглядела.

– А ты поиграешь со мной в лошадки? – спросил Даниил, которого уже уводили.

– Посмотрим, – неопределенно ответил Ярослав.

– В лошадки? – удивился Владимир. – Со мной ты никогда не играл.

– Мне тринадцать было, когда ты родился. Я сам только что игрушки бросил, – вздохнул Ярослав.

Во время обеда и после него Ярослав вспоминал те давние годы своей ранней юности, когда присутствие на военных совещаниях с лихвой заменяли ему игры в войну со сверстниками. Вот и сегодня князь удалился на совещание в приемную залу. Еремей, его советник, показывал собравшимся карту, где было отмечено число юношей, пополнивших рекрутский набор.

– Удельные князья чуть что, за помощью во Владимир бегут. А как своих молодцев в княжеское войско присылать – так тут они вроде как сами по себе.

– А сами молодцы чего хотят?

– Известно чего, – хмыкнул Еремей. – Лежать на печи, есть калачи.

– Значит, надо им объяснить, что служба в княжеском войске слаще, чем калач!

– Так чем слаще-то, кормилец? – спросил Еремей.

– Ну, во-первых, жалование, конь хороший. И главное – воля, Еремей! Воля вольная! – глаза князя вдохновенно сверкали. В этот момент он смог бы убедить любого. – Что дома их ждет? Дома жизнь наперед расписана. А тут, если повезет, можно подвиг совершить, мир увидеть. Девки опять же дружинников любят.

– Это хороший довод, – усмехнулся Еремей.

– Надо только пораньше их от дома отзывать, а то к шестнадцати годам уж и жена на шее висит, и дети по углам плачут, и хозяйство заведено. Какая уж тут воля.

Раздался топот, и в залу вбежал дружинник.

– Батюшка-князь, к тебе гонец из Рязани!

– Зови, – велел Ярослав.

Появившийся вестник бросился в ноги князю:

– Великий князь! Дошло до нас, что татары к нам едут. Посольство от хана Берке.

– Кто именно едет? – помрачнел Ярослав. – Неужто сам хан?

– Хан-военачальник Менгу-Темир, племянник Берке.

– Зачем они опять? – нахмурился и Еремей. – Недавно ж дань уплатили.

– Надеюсь, не за тем, о чем я думаю, – загадочно проговорил князь.

В этот день приехала еще одна делегация – посольство из Суздаля. Все было как обычно: суета прибытия, конюхи, девки, снующие с напитками к спешившимся всадникам, прислужники, помогающие перенести тюки с вещами.

Радмила и Ярослав ждали на крыльце, когда к ним подойдет брат князя Борис со своей женой Устиньей. Радмила с интересом разглядывала ее – в ладно скроенном сарафане, красивых сапогах, Устинья выигрышно смотрелась на фоне Радмилы, несмотря на все ухищрения жены Ярослава.

– И как она умудряется? – шепнула княгиня Стеше.

– Голь на выдумки хитра, – буркнула ключница.

– Здравствуй, брат! – Ярослав обнял Бориса. – Спасибо, что приехал так скоро, дело важное.

Устинья с коротким поклоном поцеловала Ярославу руку, тот тоже обнял ее и расцеловал в обе щеки.

– Уже тридцатый год пошел, а все как девка! – воскликнул он.

– Здравствуй, князь! Ты тоже все молодеешь, – кротко ответила Устинья. – И груз забот тебя не гнет, не ломает.

– Гнет, милая. А сломать меня нельзя – я железный!

Ярослав подмигнул Борису, но тот даже не нашел в себе сил улыбнуться.

– Что-то ты, золовушка, все худеешь да бледнеешь? – ласково спросила княгиня. – Болела чем или князь тебя совсем не кормит?

– Кормит, да я сама не ем, – ответила гостья. – Зато ты, матушка, пополнела, порумянела – сразу видно, у мужа, как у Христа за пазухой.

Большей обиды было трудно себе представить, но княгиня не подала виду.

– Ну, идемте в дом, – пригласил князь – Тебя, братка, сразу забираю, мы там, в зале, уже шестой час совещаемся.

На княжеском совете присутствовали бояре и удельные князья. Все взмокли, раскраснелись – спорили не на шутку.

– Татары четыре года назад половину сел под Новгородом пожгли, кучу народу поубивали или в рабство поугоняли, – гнул свою линию Владимир. – Я кузнеца толкового три месяца не мог найти – мужиков в округе осталось три калеки. Чего мы еще боимся?! Чего дожидаемся?! С чем бы ни ехал нехристь этот – жечь его и его чертей каленым железом!

– Дело говоришь, князь! – поддерживали новгородцы.

– Да что ты такое молвишь, Владимир Ярославович?! – возражал Еремей. – Ты верно сказал: мужиков поугоняли. Да холера была, голодный год, войско наше поредело. Кого в бой поведем: детей да баб?

– Может быть, ханский посланник едет с миром? – предположил

Стандарт

4 
(32 оценки)

Золотая Орда

Установите приложение, чтобы читать эту книгу