Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • lorikieriki
    lorikieriki
    Оценка:
    43

    Давным-давно я смотрела фильм о Северной Корее, и уже тогда, несмотря на тот факт, что никакого негатива или критики в отношении существующего в Корее строя там не было, меня просто ужаснула вообще жизнь в этой стране. Страна, которая в темное время суток остается вообще без света, страна, в которой чуть ли не все разговаривают лозунгами, везде за тобой смотрят внимательные глаза желающих добра стране соседей или коллег. Где на стене с портретами лидеров, не могут висеть никакие другие портреты или фотографии, где для протирания этих портретов есть особая почти неприкосновенная белоснежная тряпка. Абсурд, нонсенс, но вот сейчас в 21 веке такая страна существует и ничто не намекает, что она собирается развалиться. Читать эту книгу было как смотреть на что-то, на что глазеть не принято, но отвести взгляд нельзя. Вроде катастрофы, ужасаешься, смотришь, а в глубине души радуешься, что ты по эту сторону обочины.

    Конечно, я не жила при Сталине, чего уж там, но мне кажется, что подобных форм коммунизм в Советском Союзе никогда не принимал. Настолько все общество сверху донизу пронизано директивами, приказами, догмами, закабалено. Конечно, беженцы из Северной Кореи существуют в природе, на основе их рассказов американская журналистка и написала эту книгу, но ощущение полное, что у большинства граждан стран стокгольмский синдром и помутнение рассудка. Хотя если не знаешь другой жизни, то как понять, что живешь неверно. Если бы не существовало зла, люди никогда не поняли бы, что такое добро, так и здесь.

    В плане информации интересно и поражает своей какой-то абсурдностью и гротеском и тем, что большинство корейцев не видят ничего странного в подобной жизни. Из минусов отмечу довольно сухой язык в одних местах и попытку автора придать тексту некоторую художественность в других, что выглядело нарочито и не слишком уместно, казалось, журналистка просто додумывает что действия, что слова своих героев.

    Читать полностью
  • Sandrra
    Sandrra
    Оценка:
    40
    Я купил журнал «Корея», там тоже хорошо,
    Там товарищ Ким Ир Сен, там то же, что у нас,
    Я уверен, что у них то же самое,
    И всё идёт по плану…

    (с) Гражданская оборона.

    Книга про бесноватый тоталитарный северокорейский режим. Не прав был Летов в своей песне, у них не тоже самое, как было у нас. Северная Корея - неудачный утрированный косплей на Советский Союз.
    По сей день КНДР - самое закрытое и изолированное государство мира. Немногочисленных туристов и журналистов, приезжающих сюда, в обязательном порядке сопровождают специальные гиды или сотрудники местных спецслужб. Которые показывают то что можно смотреть, и оставляют за занавесом то, на что смотреть иностранцам не нужно. Например, те кто побывал в Пхеньяне в 1990-х годах, рассказывают о пластмассовых фруктах и овощах, выставленных на витрины в качестве обманки для туристов. Естественно, ни одному иностранцу не удастся поговорить с местным населением. Так что, написать книгу Барбаре Демик удалось во многом благодаря воспоминаниям беженцев осевших в соседней вражеской Южной Корее. Полученные от разных людей сведения сверялись в поисках подтверждений тому, что иногда лежит за границей человеческого понимания.
    Культ личности.
    Эта страна - страна культа личности, доведенного до таких высот, которых мир, пожалуй, не видел со времен наиболее тщеславных египетских фараонов и римских императоров. Основатель страны Ким Ир Сен известен как "Корейское Солнце","Великий вождь" "Лучезарный Полководец", "Солнцеподобный Владыка Морей и Гор"
    — он (да,да на полном серьёзе!!! ) утверждал, что может управлять погодой.

    Товарищ Ким Ир Сен и революционная армия Северной Кореи разгоняет империалистические облака.

    Как и у любого культа, у этого есть свои иконы. Самые главные из этих икон – вездесущие портреты Великого Вождя и его сына Великого Руководителя. В случае ЧП – например, при пожаре – корейцы обязаны в первую очередь заниматься спасением портретов вождей, и лишь затем – всего остального (в том числе, и детей). В 2012 году погибла 14-летняя школьница, спасавшая во время наводнения портреты Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Уже захлебываясь, она держала портреты, которые она вынесла из дома, завернув в полиэтилен, над головой. Девочка посмертно удостоена почетной молодежной премии имени Ким Чен Ира, а ее именем названа школа, в которой она училась.
    Без преувеличения, вожди в Тоталитарной приравниваются к божествам, даже летоисчисление ведется со дня рождения Великого и̶ ̶У̶ж̶а̶с̶н̶о̶г̶о̶ Лидера (сейчас 103-й год чучхе).

    Голод.
    После того как в 90-х годах прекратилась материальная поддержка КНДР из СССР, здесь начался массовый голод, унесший 2,5 млн. человек. До сих пор миллионы жителей Северной Кореи страдает от недоедания. Периодически в разных регионах возникают вспышки голода. Мужчина на фото собирает траву на городской клумбе, придет домой, сварит из нее зеленую малоаппитную жижу, накормит свою семью и сам поест. Очень распространенное явление, особенно в годы массового голода.
    Пропаганда.
    На улицах Пхеньяна развешаны плакаты и лозунги, призывающие «защищать дело революции», «трудиться честно», «сражаться с врагом храбро» и т.д. Имеются даже плакаты с изображениями американских самолетов, смятых в лепешку кулаком (люопытное зрелище) и прочие сцены расправ мужественных корейцев с враждебными империалистами. Северокорейских женщин, которые вернулись беременными из Китая — главного союзника КНДР, вынуждают делать аборты. На плакатах все японцы изображаются как варвары, а американцы имеют карикатурный вид монстров с крючковатыми носами.Даже во время голода Пропаганда проявила изобретательность, связав продуктовые перебои с близящимся объединением двух Корей — нужно создать запасы еды для голодающих капиталистических соседей.
    Героиня книги Ми Ран, очень любила кино, но предпочитала ходить на советские фильмы, т.к. в них было меньше пропаганды и больше любви.

    Доносы, этнически мотивированные принудительные аборты, лагеря для полит. заключенных в которых содержатся по некоторым данным 200 тыс. человек , массовые казни, всеобщая истерия после смерти вождя и возведение человека в культ и божество - безумие, правда? Но, на фоне всего этого кипела жизнь, люди влюблялись, учились, работали, создавали в семьи и верили в лучшее.

    Читать полностью
  • Icegry
    Icegry
    Оценка:
    34

    Ух, вот это да.
    Когда-то по работе я смотрела документальный фильм про Северную Корею. По фильму сложилось впечатление, что вся страна - это посёлок, в котором я живу. Только не сейчас, конечно, а во времена моего дошкольного детства - конец восьмидесятых, начало девяностых. Всё было очень знакомо - обшарпанные блочные дома, детский садик прямо точь-в-точь как у нас, бедно, но, в общем, опрятно одетые люди, занимающиеся своими повседневными делами. Правда, они ещё на восхваление Ким Ир Сена прерывались. Но в остальном различий не было. Бедно, серо, безысходно, но жить можно.
    Как-то с тех пор мне в голову ни разу не пришло, что в документальном фильме, снятом, в общем-то, с благословения властей КНДР, будет показана очень и очень парадная сторона, а на самом деле всё гораздо хуже.
    И пошёл трещать шаблон со страшной силой.
    Как это - вся страна вообще без электричества?
    Как это - в девяностые, в конце двадцатого века, в стране, окружённой цивилизованными государствами, умирает от голода чуть ли не двадцать процентов населения?
    Начинаешь гуглить и в ошеломлении понимаешь, что, похоже, правда.
    Может быть, какие-то не те цифры разве что. Может быть, умерло не несколько миллионов, а несколько сотен тысяч. Какая огромная разница, Боже мой.
    То, что всё это не антиутопия, а реальность, мозг благополучного, избалованного жизнью в Москве и ближнем Подмосковье человека воспринимать отказывается. Поэтому, наверное, и тянет обвинить автора книги в драматизировании и передёргивании.
    Однако - посмотрим правде в глаза - дело не в цифрах, которые не сходятся в разных источниках.
    Дело всё-таки в том, что основные изложенные в книге факты, если копнуть, подтверждаются.
    И голод, и тотальный контроль (вплоть до того, что телевизор настраивается на определённые каналы, и в любой момент к тебе может нагрянуть комиссия, чтобы проверить, не подкрутил ли ты в нём чего), и доведённая до абсурда пропаганда, и тьмы беженцев, отработанными маршрутами сбегающие в Китай, Монголию, Южную Корею, Россию.
    И как-то не хочется больше смеяться над дурацкими корейскими новостями о том, что северокорейские космонавты высадились на Солнце (или это анекдот был?); вспоминаешь, как посмеивались после очередного ЧМ по футболу - мол, не расстреляют ли команду КНДР за вылет из турнира? - и понимаешь, что ведь вполне могли если не расстрелять, то в лагеря отправить.
    Ну и воспоминания о том, как Ким Чен Ир путешествовал по России на поезде, и об этом даже в КВН шутили, вызывают гадливость и детское недоумение, как и зачем его к нам пустили.
    Страна, чьё благополучие поддерживалось Советским Союзом, после его распада оказалась отброшена... ну вот примерно в начало двадцатого века. Читаешь и вспоминаешь школьные уроки истории. Военный коммунизм. Продразвёрстка. Нэп. Только всё это не восемьдесят - девяносто лет назад, а каких-то десять-двадцать, да и прямо сейчас.
    В книге описываются судьбы нескольких человек, не зависящие друг от друга, но объединённые тем, что все эти люди - беженцы, покинувшие родное государство (и до определённого момента верившие, что у них неважно, но в капиталистическом мире ещё хуже). Молодой человек и девушка, любящие друг друга и при встрече не решающиеся даже взяться за руки. Убеждённая коммунистка старой закалки и её диссидентка-дочь. Мальчик-беспризорник. Женщина-врач.
    Для них всё в итоге закончится хорошо, но какой ценой!
    "Собаки в Китае питаются лучше, чем врачи в Северной Корее".
    И, конечно, прибытие в Южную Корею - тоже не хэппи-энд. Трудно адаптироваться к нормальной жизни после стольких лет в тоталитарном государстве, воспринимаемом как норма; да и в Южной Корее беженцам не так рады на деле, как на словах.
    Про адаптацию таких людей я бы даже отдельную книгу почитала.
    А копаясь в интернете и читая про КНДР, чувствую себя как героиня книги - воспитательница детского сада, которая уже после нескольких лет, прожитых в Южной Корее, пытается понять, как она могла проходить мимо умирающих от голода детей. А это срабатывала защитная реакция психики, инстинкт самосохранения. Раздели с ними еду - и вы умрёте от голода вместе.
    У меня тоже какой-то защитный механизм срабатывает. Читаю и никак не верю, что всё это правда.

    Читать полностью
  • mariepoulain
    mariepoulain
    Оценка:
    24
    Северокорейские детишки

    Мое необъяснимое увлечение Северной Кореей заводит меня в новые неведомые дали. Например, знакомит с жанром нон-фикшн, а еще заставляет делать заказы в книжных интернет-магазинах, так как немногочисленные современные книги о КНДР практически нигде не скачаешь и просто так не приобретешь. После того, как я прочитала Побег из лагеря смерти , я попыталась найти другие работы со схожей тематикой и в итоге остановилась на этой. "Повседневная жизнь в Северной Корее" - это именно то, о чем мне хотелось узнать.

    Забрав книгу из пункта выдачи, я несла ее в руках, словно сокровище, ведь она обещала мне билет в одну из самых закрытых стран мира, более того, в судьбы людей, которым довелось родиться и вырасти в этой стране. Интересно, что книга почти полностью основана на рассказах беженцев, сумевших выбраться из КНДР в Китай или Южную Корею. Она достаточно подробно показывает северокорейский быт и стиль жизни, описывает политическую и экономическую ситуацию, выделяет проблемы, в частности, острую проблему голода.

    Барбара Демик, американская журналистка, довольно-таки убедительно показывает преимущества "свободной" жизни Корейского Юга (еда, огни, джинсы, мобильники и поцелуи на улице) по сравнению с "несвободой" Севера (серость, мрак, безнадега, злобные Кимы, пожирающие младенцев, и бедный народ, довольствующийся травой). В то же время, автор проявляет недюжинную наивность, ближе к концу книги искренне вопрошая: "Почему такая ужасная страна как Северная Корея до сих пор существует?" ...да ладно, Барбара, ты серьезно??

    У меня сложились непростые отношения с этой книгой. Во-первых, несмотря на живой интерес к теме, мне было сложно сосредоточиться, повествование не захватывало, и мысли убегали. Приходилось перечитывать целые абзацы, что значительно увеличило общее время чтения и снизило удовольствие от него. Во-вторых, большая часть книги напоминала мне скорее художественный роман, чем нон-фикшн. Не покидало ощущение, что автор додумывает детали и реплики персонажей, что не прибавило ценности книге, от которой я ждала максимальной документальности.

    Хорошо, однако, что такая книга вообще существует и доступна для чтения на разных языках. Вероятно, на сегодняшний день это одна из лучших книг о Северной Корее. Думается, что люди, берущиеся исследовать эту загадочную страну, проделывают огромную работу, интереснейшую и важную. В известной степени все они идут на риск, въезжая на территорию КНДР в качестве журналистов под прикрытием, чтобы по крупицам собирать дефицитную информацию. Конечно, далее информация эта может по-разному интерпретироваться, преподноситься в том или ином ключе.

    Очевидно, "Повседневная жизнь в Северной Корее" рассчитана на американскую публику. По ходу повествования я частенько представляла себе округленные от ужаса глаза среднестатистического американца, который читал бы эту книгу, сидя на пухлом диване и запивая ледяной колой огромный жирный гамбургер. Уверена, на это и был расчет. Тем не менее, книга переведена на русский, и для тех, кто застал СССР (даже для меня, хотя родилась я уже в РФ), все может быть не столь однозначным. Наверное, это занятная тема для споров и размышлений.

    М.

    Дополнительно:
    Моя рецензия на книгу Побег из лагеря смерти
    Моя рецензия на книгу The Girl with Seven Names

    Читать полностью
  • Lyudmila
    Lyudmila
    Оценка:
    17

    В процессе чтения само собой проводились параллели с ранее прочитанными антиутопиями и как же странно осознавать, что описанное Барбарой Демик реальность для нескольких десятков миллионов людей, воспринимающих угнетение как само собой разумеющееся. Не покидало чувство о массовом поражении граждан Северной Кореи стокгольмским синдромом. Да и не может быть иначе, если северокореец с младенчества по 14 часов в сутки проводит в детском саду, где подвергается идеологической обработке, слышит лишь песни прославляющие Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, в дальнейшем читает газетные статьи и слушает доклады об их важной деятельности, смотрит фильмы о подвигах Ким Ир Сена, которому приписаны божественные качества, ежедневно трижды кланяется его портрету с фразой "Благодарю тебя, Отец" и живёт в полной изоляции от внешнего мира. Даже умирающим от голода пяти-шестилетним детям вдалбливается в голову, как им посчастливилось родиться в лучшей в мире стране.

    Ури Абоджи, наш Отец, в целом мире мы ничему не завидуем!
    Трудовая партия бережет наш дом!
    Все мы - братья и сестры!
    И даже если огненное море будет наступать на нас, детям нечего бояться,
    Ведь отец всегда рядом!
    В целом мире мы ничему не завидуем.

    Северная Корея "самая лучшая" страна в мире, в которой:
    - с начала 1990-х по 1998 год от голода и связанных с ним болезней умерло, по разным оценкам, от 600 тысяч до 2 миллионов человек;
    - фраза о маленьком росте Великого Вождя, как и любая фраза, расцененная кем-либо как шутка или недовольство Северной Кореей, приравнивается к измене Родине и карается пожизненным заключением, в котором в настоящее время находится около 200 тысяч человек, или смертной казнью, в том числе публичной;
    - за невыход на работу, на которой не платят зарплату, грозит месячное тюремное заключение;
    - "сосед доносил на соседа, друг - на друга. Даже любовники могли быть доносчиками", "шпионить друг за другом было чем-то вроде всеобщего хобби", "в газетах время от времени появлялись статьи о детях-героях, которые предавали своих родителей";
    - существует 51 категория людей, в том числе люди с "дурной кровью", чьи грехи, например, факт рождения в Южной Корее или Японии, передаются по наследству детям и внукам;
    - полностью уничтожена традиционная религия и возведен в божественный ранг Великий Вождь с членами его семьи, чьи портреты имеются в каждом северокорейском доме вместе с куском белой ткани, используемой "только для протирания лучезарных ликов", за чистотой которых ежемесячно следить инспектор из полиции нравов;
    - строго регламентированы все виды мужских и женских причёсок, видов одежды, за которыми следят члены союза социалистической молодёжи, а также возраст вступления в брак - не ранее 30 лет для мужчин и 28 для женщин;
    - запрещено пользоваться лампочками более 40 Ватт, запрещены гости, оставшиеся ночевать без специального разрешения, запрещено перемещение в другой город без разрешения, любые крупные покупки возможны только при получении разрешения на них;
    - установлено 34 тысячи памятников Ким Ир Сену, при этом в больнице "в дневное время никогда не включали свет, потому что электроэнергия направлялась на круглосуточное освещение статуи Ким Ир Сена".
    - на любых школьных уроках, будь то математика или рисование, детей учат преданности к руководству страны и ненависти к врагам, например, стихотворение для первоклассников:

    Где мы?
    Мы в лесу.
    Куда мы идём?
    Мы идём через горы.
    Что мы будем делать?
    Мы будем убивать японских солдат.

    Дико читать, как колоссальной мощью режима уничтожается индивидуум, у которого нет ни то, что свободы выбрать самому причёску или одежду, у него отнят даже день рождения - в Северной Корее празднуются только дни рождения Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.

    Книга написана таким образом, что не оставляет чувство безысходности, возможно потому, что построена на рассказах людей, которым удалось сбежать в Южную Корею и, пройдя адаптацию, начать жить заново и свободно. Со своей стороны рекомендую её к прочтению, а я в свою очередь продолжу знакомство с другими книгами, затрагивающими жизнь в этом закрытом обществе.

    Читать полностью