Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Стажеры

Читайте в приложениях:
384 уже добавили
Оценка читателей
4.63
Написать рецензию
  • Gauty
    Gauty
    Оценка:
    63

    «Труд сделал из обезьяны человека», – этой цитатой из Энгельса больше всего руководствовалось, как мне кажется, поколение, родившееся в 1930-1935 годах. Не люди, а титаны. Матёрые человечища, занимавшиеся восстановлением страны после Великой Отечественной, благодарные родителям за мирное небо, вгрызались в работу, не жалея сил. За примерами не надо далеко ходить. Моей бабушке больше восьмидесяти лет, но два её любимых слова ещё со времён оккупации – оrdnung и аrbeit. Целый день гладит, готовит и убирает, а потом говорит, что «немного устала»…Собственно, книга Стругацких является эдакой декорацией, скрывающей бога из машины – её величество Работу. С начала и до конца речь только о ней: студент отстал от своих товарищей, отправившихся работать на один из спутников Сатурна, а прощаясь навсегда при выходе из корабля, два человека из четырёх желают молодому парню чего? Правильно:

    Побольше работай, Юра. Работай руками, работай головой...
    Счастливой тебе работы. Обязательно напиши мне письмецо.

    Это само собой разумеющиеся вещи. Поначалу казалось, что труд в этом обществе бесплатен, но в одном месте читатель видит, что это не так: капиталистическим рабочим предлагают маленькую зарплату, но к ней прилагается пакет из удовлетворения трудом и прекрасными друзьями, это важно.

    Сюжет строится, кстати, без какой-либо оглядки на материальные ограничения или на регулирующую роль государства. Главная и важнейшая цель – познание, поэтому все имеющиеся ресурсы направлены на это. Выбор героев исключительно нравственный, они не отягощены давлением сверху и вообще какими-либо ограничениями. Прав Михаил Антонович, когда в мемуарах описывает людей, встречавшихся ему, как «достойнейших» и «прекраснейших» – все они передовики производства. Читают в подлиннике «Опыты» Монтеня, являются чемпионами Европы по бегу на 400 метров с барьерами, а в свободное от работы время играют на скрипке. При этом раздражения читатель не испытывает – все образы яркие и сочные, с визуализацией проблем не возникает. Это прекрасно, потому что можно читать «Стажёров» без знакомства с героями в «Стране багровых туч» и «Пути на Амальтею». А если читали – наслаждаться заметным прогрессом писателей. «Страна», по моему мнению, намного примитивнее. Англичане не смогли, индусы не осилили, французы даже близко не подобрались, китайцы – и те сломались, а мы обязаны превозмочь. Пешком по урановым болотам с автоматом на ремне и другом на закорках.
    Пролетают фотонные ракеты – привет Мальчишу Мальчику!
    Проходят на разведку геологи – привет Мальчишу Мальчику!
    Ну, вы поняли.

    В «Стажёрах» отлично показано взросление человека, попавшего в экстренную ситуацию. Горе – водораздел жизни. Радостное «до» и сумрачное «после» сплетаются в душе причудливым образом, сглаживая углы и стирая краску с лица. Юный стажёр усваивает последний урок от своих старших товарищей. Он ещё не осознал до конца произошедшее, но уже видит, как будет реагировать на жадные расспросы своих одногруппников. Смерть – это навсегда, ужасная правда, которую в молодости трудно понять. Стругацкие переводят Бородина из лагеря любителей риска им. Юрковского в лагерь рациональности им. Быкова. Иван Жилин остаётся в невесомости посередине, разрывая круг довольно спорным решением.

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    52

    Особенность творчества братьев Стругацких этого периода, помимо всего прочего, о чём писалось в предыдущих рецензиях на их прочитанные и прослушанные книги, состоит ещё и в том, что каждая отдельная глава почти любой повести имеет своё, практически отдельно взятое содержание, и свои внутренние смысл и логику. Т.е. можно каждую отдельную главу читать просто как отдельный рассказ (так, как это было со сборником "Полдень. XXII век. Возвращение", имеющим статус цельной повести). При всём при том, что вся повесть ладно и стройно скроена и сшита, и читается (в данном случае слушается) на одном дыхании.

    Намеренно не стал перечитывать книгу, а воспользовался аудиовариантом, потому что есть своя прелесть именно в слушании богатого, интонированного и мастерски поставленного голоса Эммануила Виторгана. И потом, не знаю, только ли моя это особенность, или и у других читателей так же, но только порой глаза так бегло пробегают некоторые строки и абзацы, что и воспринимаются они вскользь и поверхностно, теряя при этом всю свою явную и тайную суть и всё богатство заложенного авторами смысла.

    Что касаемо содержания книги, то по идее можно и нужно было бы пройтись по каждой отдельной главе (см. первый абзац рецензии), да только тогда вся рецензия станет одним большим спойлером. Могу только сказать, что эта повесть является по сути заключительной из цикла повестей "коммунистического" направления, и в этой повести мы прощаемся со знаменитой хиусовской четвёркой — Юрковским, Крутиковым, Быковым и Дауге...
    P.S. В этой повести впервые употребляют авторы термин "здание человеческой культуры", превращая его постепенно в "храм" в последний период своего творчества, оттачивая и шлифую эту свою идею и доводя её до совершенства в повести "Град обреченный".

    Читать полностью
  • countymayo
    countymayo
    Оценка:
    52

    Одно из самых удивительных качеств мужчин как группы - это способность обсуждение любой проблемы свести к единственно насущной: "Кто главный?" Рассказывала молодая дама, которая ведёт занятия для будущих отцов: как пеленать, как купать и тому подобное.
    - Спрашиваю, нет ли вопросов. Один папа говорит: Есть, есть вопрос! Как его наказывать?
    Я сперва не поняла, кого "его". Спрашиваю: кого "его"-то? Папа мне отвечает: Ребёнка.
    Понимаете, он ещё в животе, а отец уже желает знать, как его наказывать. Его принесут четырёхдневного, пахнущего молочком, с незажившей пупочной раночкой, а отец уже подготовлен ко всем поползновениям. Уже знает, как решительно и бескомпромиссно дать отпор новорождённому, посягнувшему на священный отцовский авторитет. Враг не пройдёт.
    Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

    Ранних Стругацких сейчас принято ругать за лучезарность и плакатность. Хотя, конечно, любой, кто сравнит "Стажёров" с нечитабельными фантастическими поделками тех лет, - да хоть бы и не с поделками, хоть бы с "Астронавтами" Станислава Лема, изданными по-русски всего на три года раньше, - с удивлением отметит, какими полупрозрачными выглядят эти самые астронавты в отличие от полнокровных, сочных характеров в "Стажёрах". Вот так герои! Сплошная обиходность, сплошное просторечие, переходящее едва ли не в грубость. Чего стоит один толстячок штурман Крутиков, который никак не может написать мемуары, ибо в этих мемуарах все такие же кроткие и доброжелательные, как он сам. А барственная, высокомерная интонация Юрковского! А бессознательный элитаризм и непримиримость Быкова! А Ваня Жилин со своей ухмылкой: "Принципы тем и хороши, что они стареют..." Подвижники дальнего космоса, ссорятся, дразнятся, подзуживают друг друга и ухаживают за безобразной ящерицей Варечкой. И уж какими-какими, а полупрозрачными они выглядят разве что в сопоставлении с более поздними персонажами Стругацких. Сварщику-стажёру Юре повезло так повезло. Он искал учителей - и нашёл их.

    ...научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлёб.
    Научить не кланяться авторитетам, а исследовать их и сравнивать их поучения с жизнью.
    Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро.
    Научить презирать мещанскую мудрость.
    Научить, что любить и плакать от любви не стыдно.
    Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
    Научить доверять движениям души своего ближнего.
    Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
    Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.

    Там ещё было про то, что один - ни черта не стоишь, и это звучит препротивно, а по сути правда, потому как кто же определяет стоимость, как не другие? Другое дело, есть места, где ничто все ценовые категории.

    Главная ценность "Стажёров" не в космическом антураже. На антураж, впрочем, найдутся знатоки и любители. А для меня важно, что все конфликты, с которыми сталкиваются Инспектор и его команда, - это конфликты не сферического будущего в вакууме, а вполне себе настоящего. Будь то опасное производство, за сохранение которого выступают сами же рабочие, соблазнённые деньгой, будь то начальник, умело ссорящий подчинённых по принципу "разделяй и властвуй", будь то первые огрехи и первые победы молодой руководительницы. Кстати, спасибо братьям за Наташу с Тёплого Сырта. Не всякий фантаст посадит женщину на высокую должность, а у того же Лема в "Астронавтах" женского пола буквально нет. Школьники-экскурсанты на космодроме, и те поголовно мальчики. Девочек, очевидно, повезли на фабрику-кухню...

    Ясно даже и ежу, если цитировать Юрковского и Маяковского: современность развеяла многие иллюзии. Большинство с грустью посмеётся над незамутненностью вечных стажёров да согласится с мудрым барменом Джойсом из бара "Микки-Маус", борющегося за звание кафе отличного обслуживания: "Деньги надо добывать!" Но как же здорово, что они существуют хотя бы в виде мечты, хотя бы в виде печатных строчек: те, кто отказались от иерархии, от игр в царя горы. Те, для кого дело важнее, чем "кто главный".

    Читать полностью
  • red_star
    red_star
    Оценка:
    52

    Эту книгу я люблю перечитывать. Это своего рода эскапизм, когда есть желание отвлечься и уйти с головой в хороший, привлекательной, зовущий даже мир.

    Первый раз я читал ее в 2002 году, после вступительных экзаменов. Помню, как остывала моя голова от гонки со временем и треволнений. А потом много раз перечитывал под настроение.

    Вот и теперь я нырнул в это несбывшееся начало XXI века. Советский Союз победил капиталистические страны в экономическом соревновании, на Земле и в Солнечной системе осталось всего несколько частных компаний, а деньги имеют хождение только в обеих Америках. При этом обошлось без ядерной войны, без какого-то ожесточения, просто мы победили за явным преимуществом.

    Общество познания предлагает вам выбирать работу по интересу, не надо думать о пропитании, квартплате и прочем подобном. Границы открыты, мир в вашем распоряжении.

    Герои, если можно так сказать, ведут борьбу с пережитками. Как физическими, в виде частных станций по добыче космического жемчуга, так психологическими, в виде атавистического поведения некоторых товарищей на дальних, слабо контролируемых станциях на орбите Сатурна.

    Ключевой персонаж - это Иван Жилин, который вскоре раскроется перед нами в другой книге, в Хищных вещах века . Пока он просто бортинженер, которого гнетет чувство, что космос - больше не фронтир, не место подвигов и славы, а все главные дела делаются или должны делаться на Земле.

    Как же изменился стиль авторов! “Страна багровых туч” - это явная попытка конкурировать с Ефремовым (“Туманность Андромеды”, 1957) и Лемом ( Астронавты 1951, русский перевод - 1957). А “Стажеры” (1962) написаны под явным впечатлением от прозы Хемингуэя, мне даже показалось, что я уловил цитату из Иметь или не иметь . Да и финал написан авторами с закосом под Эрнеста.

    Эх, пусть это и ребячество, но как же мне захотелось побывать на борту марсианского танка и пострелять в летучих пиявок!

    Читать полностью
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    34
    Мы все стажеры на службе у будущего.
    Мы стажируемся всю жизнь, каждый по-своему.
    А когда мы умираем, потомки оценивают нашу работу и выдают диплом на вечное существование.
    Или не выдают…

    А я вообще-то читала «Стажеров» тогда, в юности?
    Не могла не читать.
    Почему же мне кажется, что эту книгу я читаю впервые?

    Милая, добрая, чистая книга.
    В чем-то очень наивная, особенно там, где упоминаются достижения будущего (нашего теперешнего, между прочим, времени!).
    Бумажные газеты и журналы на борту космического корабля, ленты радиограмм, циферблаты приборов со стрелками, щелкающие клавиши счетных машин. Толстые справочники (хорошо хоть, что не таблицы логарифмов Брадиса) и радиотелефоны.
    Тут мы уже обогнали фантазию братьев Стругацких.
    Обогнали. Но только тут…

    Мы не достигли других планет и не рванули к звездам.
    Не нашли следов пришельцев на Марсе, не выяснили природу колец Сатурна. Не кружат вокруг Титана наши орбитальные станции, а восемнадцатилетние мальчишки не работают на них вакуум-сварщиками.
    Мы твердо стоим на земле и все реже смотрим в небеса…

    И все-таки. Почему же «Стажеры» мне кажутся почти незнакомыми?
    За прошедшие годы мы далеко ушли от коммунистической идеологии и от самой мечты о "золотом веке", мечты, придуманной человечеством задолго до нас.
    А в «Стажерах» авторы мечтали. Мечтали о будущем, в котором коммунизм выиграл не только идеологическое, но и экономическое соревнование с капитализмом. В этом мире не стоит с нынешней остротой вопрос о хлебе насущном. Человек перестал быть тупой равнодушной скотиной, мечтающей о полной кормушке, не хуже, чем у соседа, о туго набитом брюшке и нехитрых или, напротив, очень хитрых зрелищах. Человек осознал, что самое важное в жизни — это дружба и знания, что вокруг него есть огромный мир, который ему и его друзьям предстоит завоевать.

    Так в чем же были неправы Стругацкие, если они вообще были неправы? Может быть, только в том, что название у этого будущего будет иным, очень уж негативно звучит сегодня само слово «коммунизм», но мечта-то, вековая мечта о свободе, равенстве и братстве никуда не делась.

    Может, они неправы в том, что страшной преградой на пути к любому будущему всегда было и будет то, что они называют мещанством? Косность маленького человека, которую не победить ни силой ни идеей.
    Тут авторы точно не ошиблись.

    Мы все стажеры на службе у будущего…

    Боюсь, мое поколение с треском провалило свою стажировку, вознеся на щит это самое мещанство…
    Грустная получилась рецензия.

    Читать полностью