Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Беспокойство

Добавить в мои книги
295 уже добавили
Оценка читателей
4.64
Написать рецензию
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    24

    Надо же, все стало на свои места…
    Оказывается, "Беспокойство" - это «Улитка на склоне» в исполнении моих любимых героев из «полудня».
    Нет-нет, название этой книге подходит идеально.
    Именно беспокойство…
    Планета Пандора, тропический лес, наполненный странными растениями и не менее странными животными.
    Только ли животными? Говорят, кто-то когда-то в местном озере (тоже странном, треугольном) видел русалок. Впрочем, мало ли что может померещиться в здешних лиловых туманах.
    Но охота в местных лесах хороша! Тахорги одни чего стоят! Вот это трофей, добыча!
    Егеря, правда, все перестраховываются, не пускают охотничков в лес без сопровождения, боятся чего-то. А чего тут бояться? Несчастья везде случаются, ну пропал кто-то без вести, погиб, конечно. Всякое бывает.
    Всякое бывает, висит оно тут в воздухе – это всякое … беспокойство…
    Что-то предчувствует этот обычно лениво возлежащий в креслах храбрый звездолетчик Леонид Горбовский, когда выбирается поутру к двухкилометровому обрыву и свешивает с края Белой Скалы пятки над бездной. Чего-то опасается, чего-то ждет.
    А к этим самым Белым Скалам уже три года все рвется и никак не может выйти из обреченной деревушки пропавший без вести, но живой Атос-неудачник Сидоров. Неудачник? Почти потерявший память, одурманенный пандорской флорой и фауной, но живой…
    И только точно известный мне факт, что Атосу суждена долгая жизнь и работа в космосе и на Земле, позволяет преодолеть отчаянное беспокойство за его судьбу на этой странной планете в этом странном пожирающем самого себя мире.
    И Горбовскому еще предстоит сделать многое, чтобы человечество чувствовало себя в безопасности и не мучилось от бессилия и угрызений совести в своем бесконечном выборе пути по дорогам и тропкам истории…

    А этот обреченный на сомнительное будущее (партеногенез, биороботы – ужас!) мир – это же Пандора.
    Не «полудень», не Земля.
    Не хочу и не буду искать в «Беспокойстве» аналогии и проводить параллели с нами, как требовала того «Улитка на склоне» в своем окончательном варианте.
    Хотя оно грызет, щемит и точит. Беспокойство…

    Читать полностью
  • veleca
    veleca
    Оценка:
    18

    «Беспокойство» - это изначальный вариант «Улитки на склоне». Это самые яркие, самые многогранные, самые нелинейные повести АБС.
    Повесть «Беспокойство» мне более близка, к.т. там
    Кандид – это Михаил Альбертович Сидоров, тот самый Атос из четверки восемнадцатой;
    Перец – это Леонид Андреевич Горбовский – вообще легендарная личность.
    Неизвестная планета – это Пандора.
    Одно то, что действие происходит на планете Пандора, может сказать многое. Наиболее яркого описания фэнтезийного леса я не встречала. Начиная с гигантских тахоргов и ракопауков до дрессированных насекомых и слизней – личинок то ли животного, то ли растения. Деревья прыгают и дерутся, земля съедобна, ландшафт постоянно меняется, повсюду грибы ягоды, невообразимые цветы, в озерах рыба, которую можно приманить рукой, один вид растений или животных сам по себе по непонятным причинам нарушая все законы генетики порождает совершенно другой вид. Эта удивительная земля, которая дает урожай каждый день, на ней можно вырастить даже одежду и посуду и многое что еще.
    Растения похожи на животных, но и люди похожи на растения. Среди лесов встречаются небольшие деревушки, жители которых совершенно утратили способность к инновационным рассуждениям. Я почему-то думаю, что именно утратили. Мое разыгравшееся воображение рисует то, что когда-то давно люди создали биологическую цивилизацию и жили в счастье и достатке, постепенно от сытости они стали деградировать, а их биологические достижения стали сильнее их самих, как если бы над Нами стали сильнее наши роботы и машины, которые потом бы развивались сами по себе. Сейчас эти люди имеют только власть над некоторыми насекомыми и могут выращивать одежду и предметы обихода. Жизнь их скудна, однообразна, оставшиеся традиции, которыми они руководствуются в повседневной жизни и те постепенно утрачиваются. «Мозг зарастает лесом» как и все вокруг.
    Но есть на этой планете и другие люди – женщины – «подруги». Они еще до конца не утратили своей власти над своим миром, они управляют мертвяками и много еще кем в лесах и считают себя хозяевами всего. Эти женщины крадут из деревень оставшихся женщин, что бы превратить их тоже в «подруг», а мужчин оставляют, они полностью отказались от мужчин, считая их регрессивными и тормозящими развитие и для истребления деревень и мужчин «подруги» придумали «одержание», когда сама цивилизация, природа уничтожает деревню. Жители деревни совсем не борются с «одержанием» и с «подругами», они смиренно ждут своей очереди. И все это происходит постепенно и спокойно.
    Вот в такое «болото», в деревню совершенно случайно вследствие аварии попадает Атос. Он становиться частью этого тягучего и вялого мира деревни. Он сам почти утрачивает способность связно соображать. Он помнит лишь то, что надо идти к своим не базу, завтра идти еще трудно, значит надо идти послезавтра. Он ищет более развитую цивилизацию и находит «подруг» и становиться их врагом, он намерен спасти деревни от «одержания» и от «подруг» только бы добраться до базы.
    А на базе сидит Горбовский и ждет, ждет, когда Пандора поставит перед человечеством новые задачи, а человечество не сможет с ними справиться. Он хочет оградить человечество от таких задач, как малое дитя. Этот великий чудак сидит свесив босые ноги над Пандорой и размышляет о человечестве и смысле жизни. Он предчувствует эту планету и (я уже сама додумываю), например, ту задачу, которую поставит перед ними Атос, когда доберется до базы. Стоит ли спасать деревни, вмешиваться в ход истории Пандоры опираясь на свою мораль. А если и стоит спасать, то как это сделать. А Атос придет на базу и вернется на Землю, ведь улитка ползущая по склону за день проходит большее расстояние, чем то на которое она скатывается за ночь.

    Читать полностью
  • Zelenoglazka
    Zelenoglazka
    Оценка:
    11
    - ...Это только так говорится, что человек всемогущ, потому что, видите ли, у него разум. Человек - нежнейшее, трепетнейшее существо, его так легко обидеть, разочаровать, морально убить. У него же не только разум. У него так называемая душа. И то, что хорошо и легко для разума, то может оказаться роковым для души...
    - Очень трогательно, - сказал Турнен. - И совершенно бессмысленно.

    Я рада, что прочитала первый вариант повести до знаменитой "Улитки на склоне". Потому, что эмоциональным центром всего происходящего в этой книге представляются Горбовский и Атос. А в "Улитке" это другие герои.

    Всегда считала, что мир Полудня, где уже решено большинство социальных, материальных, медицинских и прочих проблем, это некое "идеальное" будущее, каким его видят и авторы и многие читатели. Но ведь нет! В "Беспокойстве" этот самый мир атакует новый враг - потерянный инстинкт самосохранения. Слишком уж самоуверенны и беспечны стали люди. Достигнув высочайшего уровня жизни, занимаясь науками, искусством, интеллектуальной деятельностью, они утратили чувство опасности перед неизвестным. Один Горбовский не знает, а только подозревает, что на Пандоре происходит что-то странное, нутром чует. И наблюдает - в то время, как остальные - ученые, охотники как всегда уверены, что "все под контролем".

    А вот и вторая сюжетная линия. Лес, деревня, Атос Сидоров. Деградирующие местные жители, которые хотя и являются людьми по определению, в большинстве своем умственно отсталые... Или, правильнее сказать, крайне неразвитые, неспособны мыслить, запоминать, ставить цели, чему-то учиться. Они просто существуют, пока их среда обитания - Лес - позволяет. У этих существ тоже почти отсутствует инстинкт самосохранения - в этом они схожи с высокоразвитыми обитателями Мира Полудня. А герой, пришедший "сверху", Атос, пока еще мечется "между". Он хотел бы вырваться из этой трясины, вернуться в свой мир, и, в то же время жалеет несчастных, которые при всем при том безобидны, добры и отзывчивы. Но ведь если он останется с ними, рано или поздно забудет свое прошлое и станет одним из них...

    И вот так оба героя наблюдают за Лесом, один сверху, с Базы, другой снизу, из деревни - и каждый, по мере сил старается уберечь окружающих от надвигающейся беды. И каждый бессилен перед беспечностью других, неспособен открыть им глаза. В сущности, ведь и Горбовский, и Атос в одинаковом положении...

    Атос глядел на него и думал. Обреченные. Несчастные обреченные. Правда, они не знают, что они несчастные. Они не знают, что сильные этой планеты считают их лишними, жалкой ошибкой.
    Читать полностью
  • Kvitusja
    Kvitusja
    Оценка:
    9

    "Беспокойство" - первый, и не совсем похожий на окончательный, вариант "Улитки на склоне". Как и "Улитка..", "Беспокойство" стала для меня любимой повестью Стругацких. Главным отличием является отсутствие абсурдно-реалистичной линии "Управления по делам леса", "Беспокойство" все еще можно отнести к циклу мира Полудня, где, в отличии от "Улитки..", действуют знакомые персонажи, но уже видны эпизоды отступления от идеалистичного, утопического мира Полудня. Лес здесь более дикий, гордый, более опасный, он не пахнет озоном, а скорее издает смрад биомассы, он дышит и выдыхая, убивает, он не хочет людей, не желает их, а они лезут туда, изучают, пропадают там и умирают, он ведет борьбу даже со своими "внутренними" людьми.
    Если "Улитка на склоне" в большей мере показывает абсурдность и идиотизм управленческой сферы времен СССР, то "Беспокойство" скорее поднимает вопросы этики, морали и, в конце концов, безопасности человека перед неизвестным, перед изучением неизвестного, безопасности человека, вступающего и изучающего новое и неведомое с видом Бога и царя, с видом вседозволенности и полной безопасности, не осознавая до конца, что может иметь дело с другим разумом, с другой формой развития материи, иными законами бытия, чужими "войнами" и совсем не похожими на нас "воинами". В конце повести Л.А.Горбовский говорит одну замечательную фразу:

    Наука, как известно, безразлична к морали. Но только до тех пор пока объектом не становится разум. Достаточно вспомнить проблему евгеники и разумных машин.. Я знаю, вы скажете, что это наше внутреннее дело. Тогда возьмем тот же разумный лес. Пока он сам по себе, он может быть объектом спокойного, осторожного изучения. Но если он воюет с другими разумными существами, вопрос из научного становится для нас моральным. Мы должны решать, на чьей стороне быть, а решить мы этого не можем, потому что наука моральные проблемы не решает, а мораль - сама по себе, внутри себя - не имеет логики, она нам задана до нас, как мода на брюки, и не отвечает на вопрос: почему так, а не иначе.

    Читать полностью
  • Rizhaya
    Rizhaya
    Оценка:
    5

    Что-ж, могу сказать спасибо провидению, Стругацким и чему-угодно еще за то, что повесть все-таки была опубликована. Это прекрасная повесть. Замечательная повесть. Я получила массу удовольствия, следя за событиями, в которые были вовлечены ее герои. Мне очень нравилось следить за умозаключениями, которые они делали. Лес Пандоры просто восхитителен. Почему-то возникла какая-то странная, неуместная ассоциация с "зоной". Может быть, из-за необычности форм и образов. А потом я была совершенно... гм, нет, не поражена, плохое слово... и не удивлена - слишком поверхностное слово... может быть, обескуражена? наверное, так, да... Так вот, я была совершенно обескуражена концепцией "подруг", "Одержания"... Очень как-то неожиданно...

    Подводя итоги, скажу, что книга меня затронула, задела за живое, в ней было что-то мне близкое... Хочется отметить, так же несколько самых запомнившихся фраз:

    1.

    Все возможно, пока еще возможно все, возможно, это лишний нарост на маске, загадочный и бессмысленный, а, может быть, именно здесь маска приоткрылась, но лицо под нею такое незнакомое, что тоже кажется маской...

    2.

    - В чем-то вы, конечно, правы. Это мне нужно, чтобы человечество было в безопасности. Я, наверное, самый большой эгоист в мире. Как вы думаете, Тойво?

    - Несомненно, - сказал Турнен. - Потому что вы хотите, чтобы всему человечеству было хорошо только для того, чтобы вам было хорошо.

    3.

    Человечество никогда никому не было нужным, кроме самого себя. Да и самому себе оно стало нужным не так уж давно. А дальше? Дальше была равнина, и по равнине пролегали широкие дороги, и петляли едва заметные тропинки, и все они вели за горизонт, а горизонт скрывала мгла, и не видно было, что в этой мгле. Может быть, все та же равнина, может быть, гора. А может быть, и наоборот. И не видно было, какие дороги сузятся в тропинки, и какие тропинки расширятся в дороги...

    Обязательно надо будет перечитать еще раз, когда-нибудь...

    Читать полностью