Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Метафизика

Читайте в приложениях:
2466 уже добавило
Оценка читателей
4.08
  • По популярности
  • По новизне
  • человек, имеющий опыт, считается более мудрым, нежели те, кто имеет [лишь] чувственные восприятия, а владеющий искусством – более мудрым, нежели имеющий опыт, наставник – более мудрым, нежели ремесленник, а науки об умозрительном выше искусств творения. Таким образом, ясно, что мудрость есть наука об определенных причинах и началах.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • кто любит мифы, есть в некотором смысле философ, ибо миф создается на основе удивительного
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Другие пифагорейцы утверждают, что имеется десять начал, расположенных попарно: предел и беспредельное, нечетное и четное, единое и множество, правое и левое, мужское и женское, покоящееся и движущееся, прямое и кривое, свет и тьма, хорошее и дурное, квадратное и продолговатое
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • все другие науки более необходимы, нежели она, но лучше – нет ни одной.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Во-первых, мы предполагаем, что мудрый, насколько это возможно, знает все, хотя он и не имеет знания о каждом предмете в отдельности.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Таким образом, мы сказали в общих чертах, что же такое сущность, а именно: она то, что не сказывается о субстрате, но о чем сказывается все остальное. Нельзя, однако, ограничиться только этим утверждением, ибо этого недостаточно: само это утверждение неясно, и к тому же сущностью оказывается материя. А именно: если материя не сущность, то от нас ускользает, что бы еще могло быть ею: ведь когда мы отнимаем все остальное, ничего другого, очевидно, не остается; а остальное – это состояние тел, произведенное ими и их способности; длина же, ширина и глубина – это некоторые количества, а не сущности (ведь количество не сущность), и сущность есть скорее то, чему как первому все это принадлежит. С другой стороны, когда мы отнимаем длину, ширину и глубину, мы видим, что ничего не остается, разве только то, что ограничено ими, если оно что-то есть; так что при таком взгляде материя должна казаться единственной сущностью. А под материей я разумею то, что само по себе не обозначается ни как суть вещи (ti), ни как что-то количественное, ни как что-либо другое, чем определено сущее. В самом деле, существует нечто, о чем сказывается каждый из этих родов сущего и бытие чего отличается от бытия каждого из них (ибо все остальное сказывается о сущности, а сущность – о материи); поэтому последний [субстрат] сам по себе не есть ни суть вещи, ни что-то количественное, ни какой-либо из остальных родов сущего, и точно так же не отрицания их: ведь и эти отрицания присущи ему [лишь] как привходящее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • а субстрат – это то, о чем сказывается все остальное, в то время как сам он уже не сказывается о другом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Далее, по мнению одних, помимо чувственно воспринимаемых вещей нет такого рода сущностей; по мнению же других, имеются вечные сущности, более многочисленные [по виду], и они сущее в большей мере; так, Платон считает Эйдосы и математические предметы двумя родами сущности, третьим же сущность чувственно воспринимаемых тел А Спевсипп, исходя из единого, признает еще больше сущностей и разные начала для каждой сущности: одно для чисел, другое – для величин, третье – для души; и таким образом он увеличивает число видов сущности. Некоторые же утверждают, что природа Эйдосов и чисел одна и та же, и из них следует остальное – линии и плоскости, вплоть до сущности неба и чувственно воспринимаемых вещей.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В самом деле, из других родов сущего ни один не может существовать отдельно, одна лишь сущность может. И по определению она первое, ибо в определении чего бы то ни было должно содержаться определение сущности.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Таким образом, ясно, что мудрость есть наука об определенных причинах и началах.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мы же приняли, что в одно и то же время быть и не быть нельзя, и на этом основании показали, что это самое достоверное из всех начал.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Таковы затруднительные вопросы относительно начал, а также вопрос, есть ли они нечто общее, или они то, что мы называем единичным. Если они нечто общее, то они не могут быть сущностями, ибо свойственное всем [единичным одного рода] (komon) всегда означает не определенное нечто, а какое-то качество, сущность же есть определенное нечто; если же то, что сказывается как свойственное всем [однородным единичным], признать определенным нечто и чем-то единым, то Сократ будет многими живыми существами – и он сам, и «человек», и «живое существо», раз каждый из них означает определенное нечто и что-то единое.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • признак знатока – способность научить, а потому мы считаем, что искусство в большей мере знание, нежели опыт
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • имеющие опыт знают «что», но не знают «почему»; владеющие же искусством знают «почему»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • опыт есть знание единичного, а искусство – знание общего
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Cписок Иосифа Бродского»