Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
77 печ. страниц
2020 год
12+

Глава I

Погода стояла промозглая. Ветер пронизывал до костей, заставляя постоянно ёжиться и поправлять воротник плаща. А тут ещё дождь, будто мелкий пакостник, могущий только нахамить и сбежать, время от времени плевал в лицо и сразу заканчивался, стоило открыть зонт.

Впрочем, на кладбище всегда кажется холоднее, подумалось Клюеву. Тем более на таком.

Речей никто не произносил. Наверное, здесь это было бы лишним. Гроб медленно опустился в могилу, немногочисленные родственники, друзья и коллеги бросили по горсти земли, постояли недолго в молчании и стали тихо расходиться.

Клюев задержался дольше остальных. Дождавшись, когда все уйдут, вынул из внутреннего кармана плаща крошечную бутылочку и вкусно пахнущий даже сквозь вакуумную упаковку пирожок. Разломил пополам, положил на уже образовавшийся холмик. Одним глотком выпил половину бутылочки, поставил туда же.

– Да. Всё уходит, все уходят, – сказал чуть слышно и, переложив трость из левой руки в правую зашагал, прихрамывая, к выходу мимо древних ухоженных могил, мимо растущих по окраинам асфальтовых дорожек кустов, мимо аккуратных светящихся табло, стилизованных под старину.

Ближайшее табло мягко вспыхнуло фиолетовым: «ПАМЯТНИК ИСТОРИИ. ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ!»

Памятник истории.

Клюев лично обращался в высокие инстанции, просил, уверял, злился, выходил из себя и снова включался в бюрократическую войну. И победил. Последняя воля его учителя, академика, человека с мировым именем в науке, легенды своего времени – быть похороненным на древнем кладбище, рядом с могилами предков. Он, Клюев, выполнил эту волю.

Асфальт заканчивался, плавно уступаю место покрытию. До метро оставалось всего ничего.

– Господин Клюев? Господин Герман Клюев?

Он обернулся на голос. Рядом бесшумно остановился чёрный «Корсар». Из разомкнувшейся двери кейсом вперёд вышел молодой человек в чёрном костюме.

– Господин Клюев? – ещё раз уточнил он, хотя и так было понятно: давно ждёт, уже проверил.

Прячась от порыва ветра и чуть склонив голову набок, Клюев стоял вполоборота к собеседнику, отчего создавалось впечатление, что он вот-вот примется распекать его, как нерадивого помощника, за неаккуратность и нерасторопность.

– Чем могу? – голос неровный, с хрипотцой, привыкший выдерживать многочасовые лекции в больших аудиториях.

– Господин Клюев, примите наши соболезнования.

Клюев слегка кивнул.

– Вы пропустили назначенную встречу. Очень важную встречу.

– У меня нет никаких встреч, – ответил Клюев и повернулся в сторону метро.

– Мы отправляли вам сообщение, – молодой человек настаивал, и Клюев рефлекторно отметил, что тон, которым это было сказано, возражений не терпит.

Он остановился, секунду подумал и в два шага оказался с молодым человеком лицом к лицу: редкие волосы слиплись на лбу от дождя, с острого носа стекала капля, и глаза – в морщинках и с прищуром. Не от близорукости.

– Никаких сообщений я не получал. А если и получал, то не просматривал, – медленно и чётко, как студенту-двоечнику объяснял Клюев, – и вообще, мы с вами на кладбище. Или вы не догадываетесь, зачем люди приходят на кладбище? Или вы…

– Три дня назад мы отправили вам сообщение и получили ваше согласие на встречу, – молодой человек был сдержан и вежлив. Знал, характер у старика тяжёлый. – Машина ждёт.

Дождь припустил сильнее.

– Межсистемная корпорация, если не ошибаюсь? – всё также глядя поверх очков, припомнил Клюев.

– Совершенно верно.

– И что же понадобилось от меня Межсистемной корпорации?

– По приезде вам всё объяснят. Я не уполномочен отвечать на ваши вопросы. Прошу вас, пройдёмте в машину.

– Едят вас мухи, – выругался Клюев в полголоса и, резко развернувшись, направился к «Корсару».

Всю дорогу он молчал, неотрывно глядя на мелькавшие за окном здания.

И молодой человек за рулём не мешал, не отвлекал разговорами. Молодой человек за рулём отлично помнил этого неприветливого старика. Однажды, сейчас кажется, что уже давным-давно, а на самом деле всего несколько лет назад молодой человек поступал в университет и безнадёжно срезался на экзамене по введению в ксенолингвистику. А «зарезал» несмышленого абитуриента язвительный и придирчивый до крайности экзаменатор в старомодных очках, с лучащимися глазами.

«Корсар» летел на автопилоте, мягко маневрируя в потоке головной трассы, а в мире стояла золотая осень, заметная даже здесь в мегаполисе, ненавязчиво и некрикливо отражаясь в зеркальных стенах зданий и взглядах людей, рассыпая время от времени разноцветные листья на покрытие и привнося в настроение что-то лирическое и немного трогательное.

– Приехали, господин Клюев.

– Что?

– Приехали, – повторил молодой человек, размыкая дверь, – в холле вас встретят и проводят. До свиданья, господин Клюев.

Уже у самого входа в здание Клюев остановился, задержался, будто раздумывая, входить или нет, и вдруг спросил:

– А отчего вы, молодой человек, к нам на следующий год не пришли? Честно говоря, я ждал. Потенциал у вас неплохой и вообще, – и не дождавшись ответа, невесело улыбнулся. – Эх вы, едят вас мухи.

Мрачный, угрюмый, с резкими движениями и пронизывающим взглядом. Сколько ему? Лет шестьдесят? Нет, кажется, шестидесяти ещё нет. В очках. И трость эта. Что за игры в ретроманию! Сложно, ох, и сложно с ним будет. Спасибо, что хотя бы приехал, а то, говорят, взбалмошный.

– Сюда, пожалуйста. Садитесь, господин Клюев. Здесь вам будет удобно.

Ну, чего заегозил? Никуда я не убегу. Настроение паршивое, а дома, кажется, опять молока нет. Надо было вчера заказать, а я забыл совсем, забегался с похоронами. Чего смотришь? Давай ближе к делу. Чем…

Горло свело, всё-таки простыл. Прокашлялся и уже вслух:

– …могу быть полезен? – Клюев даже в шикарном сверхудобном кресле умудрялся сидеть совершенно прямо, опершись обеими руками на выставленную перед собой трость. Пальцы правой руки чуть слышно выстукивали на набалдашнике что-то ритмичное. Еле заметный наклон головы только усиливал впечатление.

Да что это я? Как школьник, ей-богу!

Мужчина вполне солидной наружности, как бы между прочим, поправил на кармане пиджака бейдж с надписью «Межсистемная Земная Корпорация. Старший советник по особо важным вопросам» и буквально силой заставил себя вернуться за рабочий стол.

– Пожалуй, я начну.

Да будь ты неладен! Всё равно получилось так, словно разрешения спрашивал.

Клюев чуть заметно кивнул: дескать, давно пора.

– Видите ли, господин Клюев, наша Корпорация предлагает вам взаимовыгодное сотрудничество. Поверьте, в убытке никто не останется.

– Взаимовыгодное сотрудничество именно такой расклад и подразумевает, – сухо сказал Клюев, глядя в сторону.

– Простите? – советник слегка растерялся, потеряв нить беседы. – А… Ну, разумеется. То есть, я хотел сказать, что у нас есть к вам серьёзное предложение.

– Надеюсь, не матримониального характера? Я, знаете ли, уже не молод.

– Матримане… – советник немного нервно вытер лоб, – нет, разумеется, речь пойдёт совершенно о другом. Как вы знаете, наша корпорация является одной из крупнейших торгово-промышленных и финансовых структур Земного содружества. Несколько дней назад мы выиграли аукцион и получили право на разработку ресурсов одной мало известной планеты. Её название вам ничего не скажет. По крайней мере, пока.

Клюев продолжал сидеть с совершенно отсутствующим видом.

– Корпорация предлагает вам краткосрочный единовременный контракт. До прибытия на планету нашего штатного сотрудника вы станете полномочным представителем МЗК. Аукцион мы выиграли, – продолжал советник, – но по правилам Межгалактического пакта для того, чтобы корпорация полностью вступила в права владения, необходим официальный договор, подписанный, представителями пяти морфологически близких автохтонному населению цивилизаций. В данном случае, это гуманоидный или псевдогуманоидный тип рас.

Клюев чуть заметно двинулся в кресле.

– Я знаком с подобными процедурами. Нельзя ли ближе к делу? – теперь он выглядел усталым, словно беседа шла уже несколько часов и была крайне утомительной.

Как ни странно, смена настроения Клюева принесла советнику некоторое облегчение. Он заметно успокоился, приосанился и даже сел, наконец, в кресло.

– Нам нужны именно вы, господин Клюев, – доверительно сообщил он, – вы и никто другой. Сумму по оплате своих услуг можете назвать сами.

Клюев, пожалуй, впервые с момента появления в кабинете остановил взгляд на собеседнике, долго молча рассматривал его, будто забавную зверушку, а, наглядевшись вдоволь, снова отвёл глаза.

– Я не нуждаюсь в деньгах, – пояснил он, – к тому же в данный момент начинаю работу над новой книгой. Вкупе с другими моими обязанностями это занимает практически всё рабочее и свободное время. Боюсь, молодой человек, что не смогу быть полезен ни вам, ни Корпорации. Обратитесь к кому-нибудь другому.

– Планета буквально нашпигована не то, что редкими, а практически не встречающимися в таком количестве в других мирах ресурсами, – советник будто и не слышал его. – Аукцион дался нам нелегко, поверьте, и рисковать на последнем этапе мы просто не имеем право. Понимаете?

– Понимаю. Наверное, – сказал Клюев, поднимаясь и направляясь к выходу, явно раздосадованный настойчивостью собеседника. – Но я не геолог, молодой человек. Простите, мне пора.

– А нам и не нужен геолог! – чуть не крикнул советник, вызвав неодобрительный взгляд в свою сторону. – Нам нужен человек с вашим опытом в решении подобных ситуаций. И именно вашего уровня. Никакие другие Корпорацию не устроят.

Клюев стоял уже у самой двери, по привычке опершись обеими руками на трость, и пристально смотрел на советника.

– Поясните.

И советник принялся пояснять. Со всем красноречием и убедительностью. Планета, обнаруженная относительно недавно, оказалась обитаема. Аборигены, ну, приблизительно двенадцатая категория по милсурианской шкале, язык, наверняка прост (при этих словах советник поймал на себе откровенно насмешливый взгляд), но пока совершенно не известен. А по условиям Межгалактического договора, как господин Клюев, разумеется, знает, все хлопоты по обеспечению лингвистического паритета и составления адекватно-равноценного для всех сторон договора возлагаются на строну, выигравшую аукцион. Никаких трудностей со статусом и полномочиями у господина Клюева не возникнет. Корпорация, само собой, берётся уладить этот вопрос с Координационным Советом галактики по колонизации и освоению.

В конце концов, советник привёл последний, по его мнению, решающий довод: господин Клюев найдёт там новый уникальный материал для своей научной деятельности. Может быть, даже для новой книги! Кстати, как она будет называться? Он, советник, с удовольствием прочитает труд такого выдающегося учёного.

– Да на здоровье, – не споря, кивнул Клюев, – а название весьма банальное: «Сравнительный лингвистический анализ наиболее редко встречающихся языковых семей в Галактике: перспективы изучения/ Роль милсурианского языка как языка общегалактического общения в становлении и развитии системы общегалактических ценностей (Возможно ли существование мегацивилизации. Взгляд ксенолингвиста».) Обычная ксенокомпаративистика, – совсем по-мальчишески подмигнул, – хотите, автограф дам?

Прислонившись лбом к прохладному стеклу, советник смотрел, как там, внизу, Клюев что-то долго втолковывал водителю «Корсара», потом хлопнул его по плечу и быстро зашагал по направлению к станции метро.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 38 000 книг

Зарегистрироваться