Книга или автор
4,5
2 читателя оценили
273 печ. страниц
2019 год
18+

Кровавый призыв

Затея мне сразу не понравилась – еще в тот момент, когда узнал, что присутствие на корпоративном мероприятии обязательно. И сейчас, по прошествии нескольких часов продолжающегося праздника, послушав как вальяжным и немного гнусавым – от куража выпитого, руководитель отдела логистики просит меня «по-братски» подвезти, я сразу отказался, ссылаясь на дела, неподходящее направление – мол живу в другой стороне, вспышки на солнце и излучение загадочной планеты Нибиру.

В принципе, с ним можно было ссылаться на все что угодно – взирая осоловевшими глазами, широкоплечий, подтянуто-спортивный и еще два часа назад холеный Константин мои аргументы не воспринимал. Главный логист организации просто желал продолжения банкета, причем быстро и с удобством – забронировав уже в городе сауну, но при этом мелочно не хотел тратить деньги на такси. Или, может быть, просто хотел показать, что он тут главнее и застроить меня, заставив поработать воителем – включив режим директора, когда забрел на стоянку. Где, к сожалению, я попался ему на глаза: решил воздухом подышать немного, осматривая местные красоты прежде чем уехать – как оказалось, зря.

Автобусы, завезшие наш немалый коллектив в чистые карельские леса за чертой города – где проходило мероприятие, должны были отправиться обратно через несколько часов, но многие переоценили свои силы – а тамада, или ведущий – как они на корпоративах называются, не наготовил достаточно интересных конкурсов. Поэтому уже сейчас большая часть моих новых коллег была в состоянии изрядного подпития. И, признак почти всех корпоративов – приобретя скилл любвеобильности, начиная знакомиться гораздо ближе и выходя на новый уровень коллегиальной сплоченности.

Не, не подумайте – я и сам могу выпить, но на первом корпоративе просто не стал рисковать – вдруг переберу и стану обладателем необязательных близких знакомств или репутации. Организация большая и небедная, работу я в ней ждал больше полугода – поэтому не хотелось сходу бросаться в омут корпоративной пляски и трешового угара – во что, собственно, и превратилось весьма пристойное поначалу мероприятие после того как его покинули собственники бизнеса и высокое начальство.

В тот момент, когда уже жестко собирался ответить навязчивому логисту – предложив ему найти такси в другом месте, из чистого соснового леса, нагретого майским солнцем, появилось трое коллег – длинный как каланча Вячеслав, топовый и любимый всеми продажник, идущий в сопровождении сразу двух красавиц, работавших в центральном офисе. Обе девушки совершенно непохожи друг на друга, являясь истинными противоположностями – первая, Анна, натуральная блондинка; невысокая, но с весьма аппетитными формами – сногсшибательно смотревшимися на точеной и тонкой фигурке. Кроме привлекательной от природы внешности Аня всерьез занималась спортом, будучи образцовой фитоняшей. И имя приглянувшейся мне еще в первый день девушки секретаря я сразу посмотрел на корпоративном портале, и тогда же – в первый день, с ней познакомившись.

Сейчас Аня громко и заразительно смеялась шутке Вячеслава – рука которого находилась выше предела скромности и ниже приличий – а также весьма ниже ее талии. Мне это было видеть весьма неприятно – потому что с Аней я уже общался на одной волне, и – если честно, были надежды, что с этого корпоратива мы уедем с ней вдвоем.

Вторая, Марина – практически незнакомая мне сотрудница, была ее яркой противоположностью. Темноволосая, высокая – даже без каблуков чуть повыше меня. Сегодня узнал ее не сразу – в центральном офисе видел всего пару раз, и одета она всегда была в деловые костюмы, дополненные очками. Сейчас же Марина красовалась в ослепительно белоснежном летнем платье и очки на ней отсутствовали – или в линзах, или очки в офисе были просто как часть делового имиджа – с простыми стеклами. Выглядела Марина, несмотря на легкое опьянение, чертовски привлекательно – и белизна украшенного алыми цветами платья контрастировала с бронзой загорелой кожей, блестящими волосами цвета воронова крыла и огромными черными глазами. Босоножки – на высоких каблуках, девушка держала в руке, что придавала ее облику дополнительного шарма.

– Привет, это ведь ты нас повезешь? – чарующим голосом спросила Марина.

Глядя в огромные, маслянисто поблескивающие темные глаза на широкоскулом лице, я отметил в ее внешности смесь ангельски-прекрасной, но в то же время взрывоопасной элегантности. Одновременно с ее вопросом, на меня едва не навалился Константин – пытаясь приобнять и «от души» поблагодарить за помощь.

Сдержав раздражение – не выдержав и резковато отпихнув напившегося коллегу, я отметил, как Марина чуть шевельнула уголком губ, скрывая улыбку. Очень интересная девушка – совершенно незаметная в офисе, и невероятно сногсшибательно выглядящая здесь и сейчас. И если на рабочие отношения с Константином и Вячеславом – как и с Анной уже, задницу которой продажник лапал уже не стесняясь, мне было в общем-то плевать, то с Мариной неожиданно захотелось познакомиться поближе. Но судя по тому, что вышла она вместе с Вячеславом, вариант отцепить троих и предложить ей поехать со мной одной вряд ли пройдет именно сейчас. Впрочем, учитывая кондицию остальной компании, можно придумать что-нибудь по пути – решившись, показал я девушке на свою ярко-синюю хулиганскую Субару.

Марина улыбнулась – при этом моментально приняв дежурный холодно-неприступный вид – видимо почувствовав мое настроение. Развернувшись, девушка в несколько шагов оказалась у машины, устроившись на переднем пассажирском месте. Чем несказанно расстроила Константина, который – судя по жестикуляции и мимике, был настроен на поездку вместе с ней на заднем сиденье. Которое уже заняли увлеченные беседой и друг другом Вячеслав с Анной – вообще практически не обратив на меня внимания.

Сев за руль, выругавшись про себя – повелся как мальчик на уловку Марины, я подождал пока на заднем сиденье пристроится грузный Константин – и резковато нажал на газ. Машина, рыкнув двигателем, развернулась – так что гравий дорожки забил в днище, и агрессивно вильнув, выехала на мягкую, укрытую хвоей лесную дорогу.

– Пристегнись, пожалуйста, – поглядывая в зеркало, попытался я поймать взгляд Ани, сидевшей посередине заднего сиденья. Девушка меня даже не услышала – и так весьма короткое платье задралось, и она – сжатая двумя немаленькими спутниками, оказалась в центре пристального внимания. Практически одновременно с моими словами щелкнул замок – это пристегнулась Марина, подарив мне еще один чарующий взгляд, дополненный легкой улыбкой. И – удивительно, весело подмигнув, вновь сходу – словно открытую книгу, прочитав мои мысли. Невероятно красивая и удивительно тонко чувствующая других девушка – словно ведьма, самая настоящая – подумал я, глянув в огромные черные глаза. От мыслей о чародейской сущности Марины меня отвлек Константин – надувшийся было ненадолго, но уже включившийся в беседу.

Лесная дорога через несколько минут – заполненных веселым смехом Анны и откровенными намеками Вячеслава, а также щедро сдобренная перегаром Константина, окутывающего меня при его попытках втянуть в общение Марину, вывела нас к федеральной трассе.

– Аня! – чуть повысив голос, вновь произнес я. – Пристегнись, пожалуйста! – наконец-то поймал глаза девушки в зеркало заднего вида.

Но широкоплечие Константин и Вячеслав вальяжно расположились на заднем диване, так что девушке было не втиснуться – и видимо оба ожидали, пока она устанет сидеть наклонившись вперед и прильнет к кому-нибудь из них.

Пристегнулась Аня или нет, я не увидел – уже подъехав к Т-образному перекрестку, огляделся по сторонам – с обеих сторон неожиданно шел плотный поток машин. Хотя, впрочем, почему неожиданно – воскресенье, все в город возвращаются. Несколько секунд ожидания и увидев просвет, нажал на педаль. Субарик взревел двигателем и прыжком выскочил на дорогу, поворачивая налево – судя по веселому взвизгу, Анна все же облокотилась на обрадовавшихся мужчин.

Разогнавшись, я вскоре догнал медленно едущий и сверх меры загруженный рассадой жигуленок-четверку. Присматриваясь и готовясь к обгону – оглядывая вереницу встречных, испуганно вздрогнул: рядом словно рвануло объемным взрывом – я по привычке едва не топнул по педали на рефлексах, увеличивая скорость и уходя из-под обстрела. Но сердце ухнуло вниз всего на миг – краем взгляда уловил движение слева, и мгновением погодя увидел удаляющийся мотоцикл. Обогнавший меня впритирку мощный спортбайк, двигатель которого ревел раненым драконом, стрелой скользнул мимо жигуленка. Водитель четверки видимо также, как и я – испугался от неожиданности. Вот только он вероятно машинально дернулся, и жигуленок зацепил обочину – которая, по несчастливой случайности, в этом месте была весьма разбитая.

Перегруженная четверка задрожала, нещадно пыля – катясь правыми колесами по ухабам, и ее водитель – пытаясь вернуться на дорогу, слишком резко вывернул руль. Жигуленок опасно выскочил на встречную полосу, и при попытке выйти из заноса машина стала неуправляемой – завиляв, и боком скользнув прямо под кабину оранжевого высокого самосвала, двигавшегося навстречу. От удара жигуленок взорвался брызгами стекла – как лопнувшая ваза, и сцепившиеся грузовик с легковушкой – оказавшейся под передним мостом, повело на встречную полосу. Пустой самосвал, водитель которого резко выкрутил руль, пытаясь уйти от столкновения, опрокинулся – резко, словно брошенная ребенком игрушка. Прямо нам на встречу – я даже не успел ничего сделать. Лишь в последний миг увидев перед собой ржавое дно пустого кузова с прилипшим песком и белую вспышку – взорвались подушки, прерывая испуганный крик Марины и визг Анны.

Но жесткого, убийственно сминающего все на свете столкновения не последовало – движение продолжалось. Через мгновенье раздался сдвоенный удар – словно кирпичи прилетели в капот, а после машина подскочила – явно что-то переехав, по размерам побольше чем лежачий полицейский. Из-за несдувшихся пока подушек я ничего не видел, но по ощущениям машина двигалась не по дороге – подпрыгивая и перекатываясь. Но продолжалось это не более нескольких секунд – мы все же врезались во что-то. Резкий удар, машина мгновенно остановилась, а мимо мелькнуло зеленое платье и голые ноги – Анна словно выпущенный из катапульты снаряд вылетела с заднего сиденья, вышибая покрывшееся паутиной трещин от предыдущего удара лобовое стекло.

Сдувшиеся подушки мягко опали, а я ошарашенно оглядывался по сторонам – пытаясь понять, что произошло. Из-под капота валил пар, слышался звук льющейся жидкости, потрескивал смятый металл. Оглядевшись, зажмурился – не веря своим глазам, и на несколько секунд зажмурился, прислушиваясь к себе. Не считая гула в ушах от звука взорвавшихся подушек, по ощущениям все было в порядке, ничего не сломано. Вдруг на меня навалилась непереносимая тяжесть – словно воздух сгустился со всех сторон. Под бровями, обволакивая голову изнутри, возник тяжелый комок – такой, что глаза уже было не открыть – но пробиваясь словно сквозь тяжелую пелену, я неимоверным усилием вырвался из подступающего беспамятства.

С трудом открыв глаза – борясь с тяжестью и дыша так, словно только что пробежал стометровку идя на рекорд, я попытался прийти в себя, осматриваясь. И с трудом воспринимая происходящее – не в силах понять, как машина могла оказаться в зимнем лесу? Я брежу?

Вся правая сторона капота смята, обнимая дерево с гладкой корой – запомнившийся сильный удар – столкновение именно с ним. Вылетевшая из машина Аня скорее всего в него не врезалась – пролетела дальше. Хотя недалеко – в нескольких метрах впереди, на толстой коре более массивного ствола виднелся длинный клок волос. Девушка лежала рядом, среди толстых корней – на снегу ярким пятном летней зелени выделялось ее платье. Морозный холод между тем уже начал проникать в салон – и я вздрогнул, передернув плечами – в футболке оказалось не жарко. Посмотрел на Марину – девушка была без сознания, но по виду не зажата и в порядке – спасли ремень и подушки.

Потянувшись, при этом по-прежнему преодолевая сопротивление словно сгустившегося воздуха, коснулся шеи девушки – пульс был, глубокий и ровный. Коротко оглянулся, опустив взгляд вниз – Константин лежал позади скрючившись, словно собранная детская игрушка трансформер – он тоже был не пристегнут. Вячеслав выглядел как живой – но, как и Марина, был без сознания.

Дверь получилось открыть не с первой попытки – причем двигаться приходилось с усилием, словно находился в толще воды. Отчаянный удар плечом, и я вывалился в снег – причем тяжесть с плеч пропала, а в сугробе оказался рывком, словно вырываясь из липкого желе. Перекатившись по холодному, колкому снегу, обернулся. И сразу увидел, как в меня летит черный клубящийся сгусток, размером чуть больше футбольного меча. По мере приближения темный шар менял очертания, и перед взором возникло изображения искаженного демонического лица, открывающего клыкастый рот в протяжном крике. Произошло это всего лишь за несколько мгновений, и машинально я – в самый последний момент взрыхлив снег, сумел откатиться с пути сгустка тьмы. Тот оказался вытянут на манер кометы, и пролетел мимо, обдав омерзительно-липким холодом. На мгновенье машинально обернулся, провожая взглядом стрелу тьмы – которая ударилась в ближайший ствол, и обволакивая его проникла под кору, начав разъедать дерево словно кислота.

Я уже перекатился в сторону– машинально, на инстинктах. Как оказалось – вовремя. Вторая темная стрела прошла совсем рядом, под острым углом зацепив снег и оставив на земле черную, дымящуюся проплешину. Вскочив на ноги, увидел атакующего меня незнакомца и побежал к нему – ноги проваливались в снег по колено, и ожидаемый стремительный бег превратился в пародию.

Третья стрела уже была готова сорваться с руки пытавшегося меня убить странного колдуна. Выглядел он совершенно чужеродно для зимнего леса – серое мешковатое облачение, стянутое широким ремнем и портупеей – в которых были многочисленные кармашки и небольшие тубы для свитков. Агрессивный колдун стоял на коленях – причиной его промахов была не только моя подвижность, но и помятое состояние – выглядел он так, словно его только что сбило машиной.

Краем глаза замечая, как вокруг пергаментной, полностью обескровленной кисти вновь формируется сгусток тьмы, на бегу я посмотрел в его лицо – бледная, словно высушенная желтая кожа, туго обтягивающая безволосый череп, и страшные, абсолютно черные глаза. Очередная стрела вновь прошла мимо, опасно мазнув липким смертельным холодом – пришлось прыгнуть в снег, уходя от атаки. Падая вперед, я перекатился через плечо и на ноги поднялся уже рядом с противником. В тот момент, когда колдун вскинул руки – явно пытаясь сформировать защитную сферу, я ударил его ногой. Подъемом, как по футбольному мячу – в челюсть. Он рухнул навзничь, раскинув руки – тьма с ладоней испарилась, как не было – эффект прерванного заклинания. Я же, не останавливаясь – чувствуя скользнувший ходок страха при взгляде на безжизненное, лишенное каких-либо эмоций лицо, ударил еще раз, без внутреннего тормоза – так, чтобы убить. И снова ногой, в прыжке приземляясь ступней ему на шею. Сухо треснули кости – несмотря на магическую силу, тело колдуна было хрупким, иссушенным.

Не останавливаясь, ударил сверху-вниз еще несколько раз – даже не заботясь о том, что убиваю человека. Инстинкт самосохранения на время затмил все поведенческие рамки – и явственно ощущая страх смерти, прошедшей совсем рядом, действовал я сейчас руководствуясь соображением, что лучше буду работать для адвоката, чем землекопы станут работать для меня.

Колдун – с неестественно вывернутой шеей, дернулся и затих, вбитый серией отчаянных ударов в снег. Я выдохнул, не справляясь с дыханием – после перенесенной смертельной опасности меня била крупная дрожь. И только сейчас, подняв взгляд от трупа колдуна, увидел всю картину места, куда приехал. Я находился в центре широкой поляны на высоком холме среди зимнего леса. Редкие черные голые деревья, серый камень – местами заметны весьма крупные валуны, белый снег. Небо низкое, тяжелое – и темно-серые тучи, словно вот-вот готовые разродиться снегопадом, будто бы подсвечены изнутри тяжелым багрянцем.





Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг