Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
138 печ. страниц
2020 год
18+

Суббота

«Оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер…»

Непонятный набор звуков, повторяясь, крутился у Сереги Гоменюка в голове, постепенно выводя его из состояния крепкого пьяного сна в мир реальности. Странная фраза куском липкого скотча приставала ко всем мыслям пробуждающегося человека в состоянии дикого похмелья. Оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер… В голове Сереги творилось страшное: прямо над правой бровью с разной периодичностью возникала накатывающая боль, как будто за время сна в череп его имплантировали звонницу с огромным колоколом и теперь пьяный монах-буддист неистово бьет в этот колокол в религиозном исступлении. Во рту было сухо и мерзко, будто коктейль из тухлятины с пряностями перемешивался с ароматами химической лаборатории. Оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер… Серега, не открывая глаз, попытался сглотнуть, чтобы избавиться от премерзкого привкуса. Слюны не было, поэтому у него получилось только причмокнуть на вдохе.

«Пора вставать» – решил Серега и открыл глаза. Монах-буддист над правой бровью решение Гоменюка не одобрил и стал долбить в колокол с удвоенной энергией. Оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер, оле-гу-нар-соль-скья-ер… Закрыв правый глаз, пытаясь таким образом обмануть монаха-буддиста, кряхтя и охая, Серега сел на диване. Тут же накатила волна тошноты – вестибулярный аппарат отказывался служить верой и правдой. Сереге пришлось вцепиться трясущимися руками в кровать, чтобы нормализировать свое тело в пространстве. Он посидел так несколько минут и понял, что лучше не становится. Пришло время вырабатывать план дальнейших действий по собственному спасению.

«Во-первых, – вспомнил Серега, – сегодня суббота! А значит на работу не нужно. Повезло!». Он поискал глазами мобильный телефон и обнаружил его на столе, а это значит – ура! – телефон не потерян. Мобилка не имела особой ценности (дешевая, с поцарапанным экраном и отваливавшейся кнопкой ОК), но содержала телефоны нужных Сереге людей, а значит потерять её было крайне досадно. Значит, опять повезло. Мать сегодня вышла в смену на работу – можно сказать трижды повезло. Сейчас её нравоучения по поводу серегиного образа жизни были бы очень некстати. Тут и так одного монаха-беспредельщика над правой бровью более чем достаточно.

Мать Сереги работала машинистом конвейера аглофабрики металлургического комбината города N по самому лучшему в заводе графику: два через два, то есть двое суток по 12 часов работая, двое суток дома и сейчас она была на вторых рабочих сутках. Сам он работал в цеху обслуживания металлургического оборудования номер четыре (сокращенно ЦОМО-4) бетонщиком третьего разряда. Отца Серега не помнил. Его посадили, когда Сереге было три года. С зоны Гоменюк-старший не вернулся, умер там от туберкулёза. Мать так больше и не вышла замуж и детей, кроме Сереги, у неё не было. Жили мать и сын Гоменюки в двухкомнатной хрущевке на четвертом этаже. Одна комната считалась спальней матери, где помимо застеленной кровати со скрипучей пружинной сеткой стоял коричневый бельевой шкаф советского производства – на три створки с зеркалом посередине – и в тон ему комод того же периода и расцветки. Вторая комната в зеленых с вертикальным белым орнаментом обоях считалась Серегиной, она же была залом. Одну стену зала подпирал бледно-зеленый раскладной диван, на котором сейчас восседал страдающий похмельем молодой человек, и рядом с ним накрытое синим клетчатым пледом кресло. Почти всю противоположную сторону закрывала коричневая гэдээровская стенка с телевизором в центральном отделении, книжным наверху и небольшими отделениями со стеклянными дверцами по бокам. За дверцами с одной стороны прятались хрустальные бокалы (их выдали в начале девяностых вместо зарплаты Серегиной матери), с другой стороны стоял сервис, хранимый хозяйкой на большой праздник и которым почти не пользовались.

Гоменюк с трудом отодрал зад от дивана и проковылял на кухню. Не нашел стакана, стал пить воду прямо из носика чайника. Вода была дважды кипяченной с привкусом накипи самого чайника, но холодной, а это в данный момент для Сереги было главным преимуществом. Напившись, ему даже полегчало – привкус тухлятины с химлабораторией во рту как-будто стал меньше, и даже казалось монах-буддист над правой бровью слегка угомонился. Но все еще мутило. Посетив туалет и умывшись, а также еще дважды попив водички из чайника, Гоменюк пришел к выводу, что пора решать моральную дилемму: оставаться дома и терпеть нынешнее состояние или кардинально его изменить по старинному народному рецепту «лечи подобное подобным». К преимуществам первого варианта относилось нынешнее материальное состояние Сереги: денег у него не было. Его банковской зарплатной картой распоряжалась мать, выдавая сыну необходимые по её разумению суммы. Всю имеющуюся у него наличность он пропил вчера. Второй вариант сулил определенные материальные и, возможно, моральные затраты, но зато все это компенсировалось облегчением нынешнего физического состояния, а также вероятностью потенциальных приключений. Как обычно Серега выбрал второй вариант и приступил к его выполнению.

Дома, естественно, не было ни капли алкоголя. Была у Сереги Гоменюка дурная привычка пить алкоголь либо пока дно бутылки не увидит (или деньги не закончатся), либо пока не лишится сознания от алкогольной интоксикации. Нужно было выбираться из дому в поисках людей, которые могли занять денег или так же страдали от похмелья и нуждались в компании для соблюдения похмельного ритуала. Проще всего было не мучиться выбором, а позвонить тому, с кем он вчера пьянствовал, а по совместительству коллеге-бетонщику, с которым Гоменюк работал в одной бригаде.

Серега поклацал торчащей вместо клавиши ОК пластмасской, на дисплее желтая полоса нашла среди прочих надпись «Костян». Серега нажал на вызов, поднес телефон к уху и приятный женский голос сообщил, что абонент находится вне зоны действия сети. Кому позвонить кроме коллеги Гоменюк не придумал и решил положиться на удачу, которая с утра его преследовала. Стал собираться.

В черных спортивных штанах с пристегнутым чехлом от мобильного телефона, не глаженой зато чистой серой футболке, в синих резиновых тапочках на босу ногу, шаркающей походкой человека страдающего диким похмельем, одиннадцатого августа 2007 года из подъезда панельной хрущевки заводского квартала города N вышел двадцатидвухлетний бетонщик третьего разряда Сергей Николаевич Гоменюк по прозвищу Щавель. В подростковом возрасте Серега был худым и сутулым, из-за чего получил в школе прозвище Щавлик. Кличка являлась забавным фонетическим симбиозом слов щуплый и чахлый. Однако к двадцати годам Щавлик немного возмужал, раздался в плечах, стал меньше ссутулиться, и постепенно кличка трансформировалась в ближайшее фонетически схожее слово – Щавель.

На улице был чудесный летний день, но Серега всего этого не видел. Его раздражало решительно все: и слепящее яркое солнце, и бойкое воробьиное чирикание, и довольные коты, вылизывающие себя возле подъезда. Не увидев во дворе ни одного подходящего для данной жизненной ситуации человека, Щавель направился в сторону трамвайной остановки. Рядом с остановкой в окружении лиственных деревьев стоял магазинный киоск, созданный из списанного морского контейнера. К нему прилагались большой кафешный зонт и прячущиеся в его тени три пластмассовых столика со стульями. Называлось сие место магазин и кафетерий «Поляна». Название было исключительно географическим. В период перестройки это место должно было застраиваться новым зданием: площадку успели выровнять, деревья вырубить, оградить забором с двух сторон, выкопать котлован под сортир и поставить над ним характерное деревянное сооружение. Но дальше этого стройка не пошла, сначала исчезла дверь сортира, потом весь сортир, а чуть позже и забор. А вот название «Поляна» не исчезло, осталось в народе, чем и воспользовался хозяин киоска. Каждое субботнее утро за столиками можно было найти как минимум одного человека, восстанавливающегося от вчерашнего праздника проводов рабочей недели. На это Серега Гоменюк и рассчитывал.

И снова удача улыбнулась Сереге. За столом сидел один-единственный человек – зато какой!!! Лушпа Григорий Константинович по кличке Гендальф Синий или просто Гендальф. Работал в том же цеху сварщиком, человек среднеобразованный, но добрый и интеллигентный, с дистиллировано пресным лицом. Кличку свою Григорий Константинович заработал за длинные немытые седые космы и любовь на старости лет накатить спиртного в любое время дня и ночи. Лушпа на кличку не обижался. Толкиена он не читал, происхождения её не знал, но ему в этом слове чудился сразу и рыцарь Айвенго, и виконт де Бражелон, и почему-то Емельян Пугачев. Хотя некоторые злые языки называли его еще Гендальфом Косоголовым из-за привычки сварщика держать голову наклоненной влево, будто он что-то внимательно рассматривает. Гендальфа никогда не видели пьяным в том скотском состоянии, что в народе называется «в дымину» или «в хлам», он просто всегда был каким-то поддатым. Его можно было видеть сразу в нескольких компаниях заводчан, исправно пропивающих аванс и получку, но именно он был тем человеком, который всех разведет по домам. А главное, он всегда помнил кому из собутыльников, дошедших до состояния беспамятства, принадлежали определенные вещи: сумки, шарфы, барсетки, кепки, даже значки и пуговицы, оторванные во время праздничных возлияний.

– Здравствуй, Гендальф! – сказал Серега, и бухнулся на белый пластмассовый стул возле Григория Константиновича. Разница в возрасте Сергея не смущала – при работе на одинаковых тарифах и в одинаковых условиях считалось само самим разумеющимся обращаться к друг другу на «ты».

– Здравствуй, Сережа, – еще бодрым голосом ответил Гендальф и задал универсальный вопрос, который подразумевает что угодно: – Ну, как оно?

– Тяжко жить на свете пионэру Пете, – завел жалостливую песнь Щавель, всем своим видом демонстрируя ужасные муки. – Головонька бо-бо после вчерашнего.

Вид у него действительно был неважный. Лицо под цвет футболки, все в испарине, глаза страдальчески прищурены. Руки слегка подрагивали, поэтому Серега тут же спрятал их под стол.

– Ну, так похмелись, – Гендальф упорно делал вид, что не понимает, куда клонит Щавель. Мужик он был не жадный, но расчетливый. Серегу Гоменюка он знал уже два года, не раз вместе выпивали в общей компании, а потому отчетливо понимал, что если проявит жалость, то пятьюдесятью граммами не отделается.

– Так денег нет, Константиныч.

По отчеству Гендальфа называли редко, поэтому он сразу понял, что сейчас начнутся мольбы.

– Выручи ради Бога, – Щавель использовал всю жалостливую аргументацию для достижения цели, – угости полтинничком, гадом буду – верну с получки, ты же меня знаешь.

Последний аргумент был враньем. Серегу знали в цеху как любителя угоститься за чужой счет, однако сам он угощал кого-то редко. Не по причине жлобства, просто деньги у него заканчивались, не успев начаться. Однако фраза «ты же меня знаешь» срабатывала на интеллигентной публике, которая в силу воспитания не считала достойным тут же перечислять, насколько хорошо ей известен проситель.

– Ну, ничо себе, – Лушпа причмокнул губами, закатил глаза и сделал паузу, которой мог позавидовать ведущий актер столичного театра, надеясь, что Серега прервет сейчас это неловкое молчание и уведет разговор в сторону. Но Гоменюк молчал и только смотрел снизу вверх на Гендальфа взглядом какающей собаки.

Григорию Константиновичу очень хотелось выпить граммов пятьдесят, посидеть за столиком в одиночестве и потаращиться на улицу, полностью уйдя в свои мысли, но и противостоять такой жалостливой невербальной атаке Щавеля не было сил, поэтому он принял соломоново решение.

– Давай, Серёжа, по пятьдесят, но только по пятьде… – Гоменюк не дослушав, понял, что победа на его стороне и радостно закивал. Он схватил деньги Лушпы и уже через минуту поставил перед щедрым сварщиком два пластиковых стаканчика с прозрачной жидкостью и две маленьких карамельки в слипшейся обертке.

– Быть добру! – Серега сказал свой любимый и единственный тост, чокнулся с Гендальфом стаканчиком и одним глотком выпил содержимое. Скривился, передернул плечами, ойкнул и покатал пальцем по столу свою карамельку, но закусывать ею не стал: мало ли, вдруг доброта Гендальфа сегодня безгранична и он захочет повторить процедуру.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 39 000 книг

Зарегистрироваться