Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дунай: река империй

Дунай: река империй
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
138 уже добавило
Оценка читателей
3.57

Три тысячи километров Дуная, второй по протяженности реки Старого Света, – три тысячелетия истории человечества. Речное движение от германского истока к украинско-румынскому устью через территории Австрии и Словакии, Венгрии и Хорватии, Сербии и Болгарии – это путешествие в прошлое могущественных империй и в настоящее новой Европы. Во все времена Дунай вдохновлял на подвиги и свершения полководцев и политиков, поэтов и художников, композиторов и скульпторов. Сегодняшние поездки по Дунаю подтверждают: эта река обозначает важнейшую политическую и культурную дугу Старого Света, зону соперничества и сотрудничества народов, область взаимопроникновения их языков и обычаев. Дунай был и остается для человека и человечества – путем, целью, берегом, фронтирой, мечтой. Как сказал поэт, в дунайских водах «расплавлены и радость, и печаль». Но что важнее: построить крепость у реки или перебросить через нее мост?

Работа А. Шарого не имеет аналогов в отечественной литературе. По охвату исторического, культурологического, географического материала, по смелости мысли и изяществу обработки текста это междисциплинарное исследование составляет уверенную конкуренцию лучшим европейским образцам «дунайского жанра». Автор делится уникальным опытом изучения мифологии Дуная и впечатлениями от путешествий по великой реке. Отдельная глава книги посвящена роли Дуная в истории России.

Читать книгу «Дунай: река империй» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
bookeanarium
bookeanarium
Оценка:
75

Если вы из тех, кто предпочитает публицистику и нон-фикшн, то перед вами – один из лучших образцов подобной непридуманной литературы за последнее время. Отодвинем ненадолго беллетристику, возьмёмся за историю, культуру, искусство: книга «Дунай. Река империй» вмещает всё это и даже больше.

Для начала познакомимся с автором. Андрей Шарый – журналист старой школы. Из тех, кто ещё помнит Аграновского и Парандовского, источники проверяет, за слухами не гонится, а в конце книги не забывает отвести место под библиографию и примечания. Как пишет сам автор, «Эта книга выходит в год моего пятидесятилетия. В определенной степени “Дунай: река империй” – подведение итогов тридцати лет занятий журналистикой, двадцати лет жизни в Центральной Европе и пятнадцати лет литературного творчества». Тех, кто предубеждённо относится к книгам об истории, написанным журналистами, а не историками, можно успокоить: в этот раз с фактической стороной текста всё в порядке, да ещё и заскучать некогда. Это в монографиях кабинетных учёных могут быть километры вязкого текста, здесь же путь от корки до корки хоть и долог (всё-таки480 страниц), но преодолевается на всех парусах.

Вдохновлённый работой Питера Акройда «Темза. Священная река», наш соотечественник написал столь же лёгкую и переполненную информацией книгу. Держать её в руках – одно удовольствие, можно разглядывать бесчисленные карты и репродукции, вчитываться во вклейки «Люди Дуная» (там есть и полководец Александр Суворов, и Юрий Франц Кульчицкий, научивший Европу пить кофе). Текст пересыпан именами писателей: здесь и Иво Андрич, и Жюль Верн, и Анджей Стасюк, и Пётр Чаадаев, и Байрон, и Элиас Канетти, и Брэм Стокер, и Петер Эстерхази, можно продолжать ещё долго. Есть даже история о том, как именно второе имя британского писателя Джерома Клапка Джерома связано с Дунаем.

Главы удачно разделены по векам и странам: «Danubius. Римский рубеж», «Dānuvius. Австрийское зеркало», «Duna. Песнь кочевника», «Дунай. Русские берега», о каждой эпохе срочно хочется вычитать подробности. Да, Дунай протекает на территории десяти государств; нет, вовсе не голубой, а напротив считается одной из самых мутных рек Европы. Нет, не самая крупная, не самая чистая, не самая быстрая. Дунайская дельта в четыре раза меньше дельты Волги, в пять раз меньше дельты Нила и в двадцать раз меньше дельты Амазонки. Но сколько же всего происходило на дунайских берегах, где люди живут столько, сколько в Европе существует человеческий род. Дунай упоминается и в русских летописях, в «Слове о полку Игореве»; Степан Разин в конце жизни оказывается на Дунае: атаман просит перевезти его на другой берег и похоронить у «белого камешка» на перепутье дорог. А расформированная после пугачёвского бунта Запорожская Сечь, около пяти тысяч казаков и несколько тысяч беглых крепостных оседают в дунайской дельте, где султан Османской империи выделяет им землю.

Книгу «Дунай. Река империй» можно расценивать как учебник истории Европы, точечно напоминающий об основных событиях в контексте конкретного места. Вехи известны, а вот подробности бесценны. «Идея открыть "водную улицу Дунай – Майн" вновь приобрела актуальность в годы Первой мировой войны. В 1921 году в республиканской Германии учредили компанию Rhein-Main-Donau AG с задачей выкопать параллельный Людвигову канал, способный пропускать большие речные суда. На решение этой задачи общей протяженностью 171 километр ушло семь десятилетий. Земляные работы на трассе начались в 1938 году при Адольфе Гитлере, возобновились в 1960-м при Конраде Аденауэре и завершились в 1992-м при Гельмуте Коле».

Донау, Дэньюб, Дуна, Дунэря, Дунав, Данубий, Туна, Истр – все это названия одной и той же великой реки. И на страницах «Дунай. Река империй» можно узнать про каждый этап в жизни речного бассейна, живой истории. Вот бы про каждую великую реку существовало по такой книге, как написал Андрей Шарый.

Читать полностью
sher2408
sher2408
Оценка:
44

Книга журналиста и писателя Андрея Васильевича Шарого «Дунай: река империй» - это довольно интересный экскурс в историю европейских государств, через земли которых протекает Дунай, это рассказ о том, как река всегда была тесно связана с политической, экономической жизнью придунайских стран. И все это попутно приправлено личными впечатлениями автора от поездок по Дунаю.

Из-за подобного сопоставления личных воспоминаний, эмоций автора, легенд и мифов связанных с рекой с официальными историческими и географическими данными, местами повествование кажется сумбурным, но в целом интерес к изложенному не пропадает. Наоборот, у меня возникло жгучее желание разобраться в мешанине дат, мест, личностей. Честно говоря, если бы Шарый сам не разделил книгу на главы, каждая из которых посвящена отдельной придунайской стране, то мне пришлось бы тяжело. Но даже и в них он умудряется скакать от города к городу, от личности к личности, от невольничьего рынка в Измаиле к репеллентам от комаров, при этом быстро и хаотично прыгая во времени, моментально сменяя поэтичный возвышенный слог на прозаичную приземленность. Так что своеобразного «броуновского движения» в этой книге предостаточно.

Дунай представлен здесь вполне живым существом, ставшим свидетелем самых различных событий, совершавшихся на протяжении сотен лет, как имеющих внутриполитическое, так и геополитическое значение, а иногда вроде бы незначительных для страны, но повлиявших на развитие одной личности. Также Шарый уделяет внимание тому, как Дунай воздействовал на культуру народов, проживающих на его берегах. Отсюда и наличие в книге мини-биографий как выдающихся «людей Дуная», так и целых городов.

Нарисованный автором Дунай, получился харизматичным привлекательным мужчиной с довольно сложным характером - то он домашний и ласковый, то бурлящий и буйный, но неизменно стального цвета, то есть без малейшего намека на ветреность и легкость.

Книга читается легко, а благодаря вкраплениям юмора, повествование было не только увлекательным, но и местами задорным.

Читать полностью
Morra
Morra
Оценка:
18

Книгу Андрея Шарого я брала с собой, когда отправлялась летом на Балканы (есть особая прелесть в том, что место действия совпадает с местом твоего пребывания), но дочитала в итоге спустя полгода. Увлекательным "Дунай..." никак не назовёшь - он нетороплив и неспешен. Почти три тысячи километров и примерно столько же тысяч лет истории цивилизации вдоль его берегов. Куда торопиться?..

Андрей Шарый отнюдь не первый в жанре, если так можно выразиться, литературного рековедения - есть, как минимум, "Темза" Питера Акройда. И всё же среди русскоязычных авторов подобных работ я не вспомню. Тем интереснее, что первая оказалась посвящена не Волге, не Днепру, не Москве-реке, в конце концов, а далёкому Дунаю, захватывающему восточнославянский мир по касательной. Но оно и понятно - Андрей Шарый давно уже живёт там, в Восточной Европе, для него Дунай - это не просто объект исследования, но и декорации личной жизни, что-то близкое и родное. И это заметно. Помимо исторических или географических выкладок, "Дунай" пестрит воспоминаниями, эмоциями, впечатлениями. Так что "междисциплинарное исследование" - это, пожалуй, перебор, книга-то получилась очень личная и, как и всё личное, хаотичная и беспорядочная. Да, течение Дуная задаёт определённый порядок изложения материала: Германия, Австрия, Словакия... и так далее вплоть до устья. Но перескакивая на очередную главу, очередную страну, очередной отрезок реки, мы вновь и вновь растворяемся в субъективном хаосе имён, событий, городов. Андрей Шарый сплавляет воедино множество фактов; за всем их многообразием, по сути, стоит общая цель - попытаться понять Дунай, если вообще можно понять реку. Насколько это удаётся автору?.. Не знаю, мне кажется, не слишком. Его Дунай - это сразу несколько рек, соединить воедино, увязать румынскую и венгерскую, австрийскую и сербскую, болгарскую и словацкую части так и не получается. И, если честно, может ли вообще получиться, когда мы говорим о Дунае?.. И всё же "исследование" остаётся бессистемным, поверхностным, несколько сыроватым (журналистским) и проигрывает другой книге Шарого (в соавторстве с Ярославом Шимовым - и, может, дело как раз в соавторстве?..): "Австро-Венгрия: судьба империи".

Поклонники жанра, Восточной Европы и те, для кого в чисто исторических исследованиях слишком мало личных эмоций, оценят. Книга на самом деле достойная и издана отлично. Но скучновата. Это как раз тот случай, когда лучше один раз отправиться в путешествие самому, чем познакомиться с чужими впечатлениями.

Читать полностью
Лучшая цитата
британец Питер Акройд, заметивший: “Вода – это зеркало. У нее нет своей формы и собственного смысла. Река – это отражение обстоятельств: геологических или экономических, вода вмещает все и потому прозрачна”?
В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Лучшие книги ярмарки non/fiction 2015»