Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Девушка Роза

Читайте в приложениях:
52 уже добавили
Оценка читателей
4.5
Написать рецензию
  • laonov
    laonov
    Оценка:
    17

    Однажды в послевоенной школе где-то в Европе, грустную девочку попросили нарисовать на доске её дом.
    Девочка стала пугливой ручкой выводить на доске рваные спирали какой-то безумной кардиограммы.
    Круги и спирали походили на бледные лепестки адской розы, с шипами на призрачном стебельке рассветного луча.
    Учитель и дети в ужасе наблюдали как девочка рисует на доске свой жуткий дом.
    Оказалось, что несчастная девочка была узницей концлагеря, и колючая проволока, опоясывающая, сжимающая ласковое голубое небо и милые деревья где-то вдалеке, была для неё родным домом.
    Этой девочке повезло, её освободили советские солдаты...
    В этом пронзительном военном рассказе Платонова повествуется о другой юной узнице концлагеря, на долю которой выпал весь ад жизни, ставший для неё домом.

    Сожжённая с людьми тюрьма. Тёмные разводы сажи на стенах похожи на цветущие всполохи теней, замеревших в трагической позе, расплескав свои тёмные, дымные крылья над смертью невинных.
    Открытые двери в камеры, словно ладони упавшего на колени ангела, прижавшего руки к лицу.
    Пока ангел не смотрит, давайте перешагнём порог и войдём в одну из камер.
    Вот, на стенах мы видим грустные следы и тени человеческой жизни : некто Семёнов, справляя свои именины, начертил на стене : Сижу в одиночке, голодный, 200 гр. хлеба и литр баланды, вот тебе и пир богатый
    Другой узник, чуть позже приписал к этому - обозначив судьбу Семёнова, : расстрелян.
    В другой камере, кто-то обращался к своей матери в грустных, почти пушкинских стихах.
    Подписи под стихами нет. Зачем? Это послание в вечность, из вечности, а перед нею все равны.
    Другой человек, некто Злов, вывел ногтем на стене : здесь был Злов
    Так ещё в древности пилигримы оставляли подобные письмена на афинских развалинах и египетских пирамидах.
    Эта надпись, эти тени слов - немое зеркало слова, удостоверяющего человека во мраке жизни, что он ещё существует : проведёт рукой в ночи по этим словам на стене, и кто-то из темноты робко прошепчет : я есть.

    А вот другая, маленькая, словно бы смущающаяся самой себя грустная камера.
    Ангел чуть отвёл ладонь, посмотрел в нашу сторону. Дверь закрылась, в муке скрыв бледное лицо.
    Мы в камере. Справа от нас чья-то смущённая тень. Слева за окном, осыпающаяся, синяя тишина заходящего дня.
    Разводы старой и влажной побелки на стене похожи на очертания каких-то неведомых стран и морей.
    Пленные люди и даже их пленные тени, до сладкой муки в глазах всматривались в эти мёртвые, трагические миражи, уносясь в них душой, чертя на них свои имена, тени слов и надежды.
    Присмотримся к надписи справа на стене : Мне хочется остаться жить. Жизнь - это рай, а жить нельзя, я умру! я Роза!
    Этот невыносимый, пронзительный крик девушки, замеревший навек на стене среди мёртвых просторов морей и стран, похож на крик самой жизни, пленённой души, перед вековечным абсурдом и ужасом мира.

    Борис Косульников - девушка Роза

    Дальше...

    Так в древнем Вавилоне на пире царя Валтасара незримая рука начертала на стене огненные слова : Мене, Текел, Фарес.
    Вавилон пал, ибо был взвешен, исчислен и признан лёгким, призрачным.
    Сколько весит душа? 21 гр. Сколько весит бутон розы? 21 гр.
    Девушка Роза, девушка-душа...Совсем ещё юная русская девчонка, оторванная от любимого, жизни и солнца...
    Сколько весили твои поцелуи, милая Роза, алыми мотыльками опадающих лепестков реющих вокруг любимого, которого ты видела во сне, улыбаясь?

    Облака цветут и клубятся тихим огнём на заре.
    Вот на стебле последнего, сладко покачнувшегося луча остро сверкнули шипы первых звёзд.
    Камера освещена призрачным светом. Солнце, своею кровью что-то выводит на стене на непонятном для людей языке.
    Под стеной спит юная девушка Роза, мило улыбаясь во сне.
    Над ней стоит немецкий солдат : он поработил, умертвил многие страны, моря, поработил её жизнь и тело... но не душу. Душа свободна и легка, она улыбается чему-то во сне.
    Немец не может вынести этого робкого бунта души.

    Страдание женщины на войне - осязаемый, зримый абсурд и ад, забирающий жизнь у той, кто даёт эту жизнь.
    Роза - мученица даже среди мучениц, умиравшая и воскресавшая множество раз для новой смерти и новой жизни, всё также похожей на смерть...
    Жизнь и смерть для девушки потеряли границы. Роза ветров темно доцветает в глубине неба, роняя на Землю лепестки орбит, планет...
    Мир несётся к чертям среди звёзд. Над девушкой проводят опыты мастера с того света, словно бы "того света" нет, или есть, но в нём, словно в жутком сне Свидригайлова из "ПиН" Достоевского, одни лишь тёмные пауки.
    Эти пауки-крестовики окружили юную, мотыльковую душу, касаются, пронзают её своими тёмными лапами..
    Роза - простая русская девчонка, полная жизни, надежд на будущее, стала живым символом надежды на Земле : словно бы роза-заря расцвела среди пустыни звёздной ада.
    Человека, страну, жизнь, хотели принудить жить вполжизни, вполсердца : жить шёпотом! Но девчонка выстояла, не сломилась.

    Платонов углубляет мысль Достоевского о Великом Инквизиторе и власти : если человека убить один раз, то властвовать над ним уже нельзя, а без господства жить неинтересно : нужно, чтобы человек существовал при тебе, вполжизни
    Впрочем, к этому стремились политические и религиозные Инквизиторы всех времён, само зло : приручить человека, его мятежную судьбу, убив - покалечив, - в нём бога, любовь и надежду, низведя сердце и судьбу до штиля существования, до проволочной ниточки сердцебиения.
    И не случайно Платонов в самом начале обозначил фамилии Семёнова, Злова и безымянного, с его есенино-пушкинскими стихами о матери.
    Семёнов - мужское семя жизни, словно мёртвое, немое зерно-звезда, ушло в безжизненный чернозём ночи.
    От человека остались лишь злоба на мир, его абсурд.
    Но и злобы не стало, ничего не стало : так, блеснула робко красота стихов о матери, природе, море... и погасла.
    Но вот, среди ночи расцвела алой розой заря...

    В некотором смысле, Платонов описывает русский апокриф нисхождения Богородицы в Ад.
    Но здесь, ещё совсем юная девчонка сошла в ад, дабы стать матерью и надеждой для человека, человечества, и не случайно Платонов ярко очерчивает её силуэт, каким-то неземным, волшебным существом светящимся во тьме : она была так хороша, словно её нарочно выдумали тоскующие, грустные люди себе на радость и утешение
    Тут сложный образ на стыке образа "Идиота" ( Князь-Христос") Достоевского и поэмы Перси Шелли "Лаон и Цитна", с её теневым образом женщины-Христа, умирающей и воскресающей женщины, искупающей грехи поругания всего нежного, цветущего на Земле, насилия над красотой, которая должна была спасти мир.
    Какая нам разница, выдуман бог, или нет, если и красота, сама женщина, тоже словно бы выдуманы кем-то - быть может, в муке отчаяния в мире, оставленным богом, - но их тёплые касания мы ощущаем всей кожей искусства, жизни : я есмь, говорят они, а значит и ты есть, мир - есть.

    Фашисты мучают Розу, насилуют красоту, делая из неё идиотку, полудурку, всем "в назидание", дабы она жила вполжизни.
    С этого момента Роза становится похожа на цветаевскую "музу", раненой голубкой выпущенной на волю.

    Ни грамот, ни праотцев,
    Ни ясного сокола.
    Идет — отрывается, —
    Такая далекая!

    Под смуглыми веками —
    Пожар златокрылый.
    Рукою обветренной
    Взяла — и забыла.

    Подол неподобранный,
    Ошмёток оскаленный.
    Не злая, не добрая,
    А так себе: дальняя.

    Не плачет, не сетует:
    Рванул — так и милый!
    Рукою обветренной
    Дала — и забыла.

    Забыла — и россыпью
    Гортанною, клёкотом…
    — Храни её, Господи,
    Такую далекую!

    Мир содрогнулся, искривился у неё за спиной тёмным росплеском ночи, шагаловскими мостами-радугами бледных крыльев, домов, нависших над ней изогнутыми, словно бы заломившими руки, облаками.
    Так ангелы и дети видят безумие и боль мира, ад войны : явления жизни, сердца и звёзды сходят со своих орбит, роняя лепестки бледных орбит и зорь на грустную Землю.
    Мир гаснет, и сердце в ужасе удивления замирает перед каждым явлением и мигом, несущихся в мёртвом пространстве, темно касаясь сердца со всех сторон.
    Уже не мужчина, блуждающий в кафкианских лабиринтах одного мучительного сна, одного дня, но женщина, во всём обнажении судьбы и сердца, блуждает босиком в холодных и мрачных лабиринтах паутиной протянувшихся улиц, с дрожащими каплями бледных фонарей на этих паутинах.
    Это ужаснее прирученного кафкианского ада, ибо насилие срослось с душой, судьбой, и снова может исподтишка полыхнуть-наброситься из за угла, ибо даже умерев, нельзя выбраться из этого ада, нельзя проснуться : снова воскреснешь в этом аду.
    Есть лишь одна надежда... Небо плещется тихими, голубыми волнами, с тёмной, солнечной рябью перелётных птиц.
    Небо носила под сердцем девушка Роза, в небо, в синюю рожь и оступилась, шагнула её тихая душа.

    Читать полностью
  • tatyana_ku
    tatyana_ku
    Оценка:
    4

    Это не просто произведение о войне.
    Это произведение включено в круг детского чтения! Собственно, поэтому я его прочитала, да причины и не столь важны.
    Война со всеми своими жестокостями, история узников...
    Бесспорно, это тяжело и задевает за живое. И я не представляю, каково детям читать о пытках и муках, о величайшей боли. Как объяснить маленькому и светлому человечку, как донести до него всю тяжесть и скорбь?..
    Рассказ хорош своим небольшим объемом и в то же время ёмкостью, вмещающей в себя тысячи судеб.

    Ей захотелось проснуться, она сделала резкое движение, она побежала, но сновидение шло вместе с нею, и окостеневший разум ее не пробудился.

    Сам рассказ словно сон и наваждение, из которого хочется выбраться, но он не отпускает.
    Загляните между строк, и вы сольетесь с происходившим хаосом, с сумасшествием и отчаянием.
    Строки рассказа выворачивают душу, заставляют ценить и помнить.

    Потом они увидели мгновенное сияние...
    Читать полностью