Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
94 печ. страниц
2020 год
16+

Вертикаль
Андрей Нифёдов

Дизайнер обложки Андрей Нифёдов

Иллюстратор Нифёдов Андрей

© Андрей Нифёдов, 2020

© Андрей Нифёдов, дизайн обложки, 2020

© Нифёдов Андрей, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-4498-0679-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Знакомство с домом ван Тоуренов


В лабораторию вошла темноволосая девушка. Она прикатила ведро на колесиках и держатель для швабры. Осмотрев большое помещение сверху донизу, она быстро определила для себя фронт работ. Звали ее Сэли. Это была девушка, которая занималась вполне обычными делами: уборкой, помывкой полов, протиранием пыли и т. п. Одним словом, она работала служанкой. Причем работала в весьма обширном особняке ― аж в три этажа. Поместье сие принадлежало фамилии ван Тоурен. Глава семейства, престарелый мистер ван Тоурен, некогда был «паровым королем». В его владении имелась самая крупная мануфактура по производству парового оборудования, в том числе двигателей, лифтов, лебедок и паровых повозок. Но с тех пор, как весь Тысячелетний Оплот перешел на использование аппонита (жидкого металла, обладающего невероятной горючестью), дела семьи шли не так уж и хорошо, как могло показаться.

Единственная в доме служанка, Сэли, работала в огромном и почти пустом здании. Помимо нее, тут был еще дворецкий, кухарка и… И, в общем-то, все. Ну, конечно, еще глава семейства и его сын – Сайран ван Тоурен.

Итак, закончив ритуальное протирание бронзовых бюстов знатных предков четы ван Тоурен, чинно выставленных на всеобщее обозрение вдоль стены, Сэли переместилась вглубь кабинета.

О, а кабинет этот требует особого описания! Это даже не кабинет, а целая лаборатория! В просторном помещении стояли десятки столов. На каждом из них располагались хитроумные агрегаты, состоящие из пробирок, трубок и вентилей. На одних были разложены какие-то шестерни и клапаны, на других – толстые, пыльные фолианты со множеством закладок.

Пройдя мимо этих столов, стараясь ничего не задеть, Сэли приблизилась к главному из них ― стоящему напротив огромного окна рабочему столу мистера ван Тоурена-младшего. Заглянув в раскрытый журнал на столе, Сэли мило улыбнулась:

– Значит, сегодня вы начинаете работать в девять утра, господин? Отлично! Я успею все здесь прибрать!

Она игриво отправила воздушный поцелуй портрету хозяина кабинета и принялась за работу.

Это был гигантский портрет, который явно влетел семейству в копеечку. Очевидно, написан он был еще во времена их благополучия, так как Сайран выглядел на нем на несколько лет моложе. На полотне был изображен великолепный высокий блондин в парадном костюме, со взглядом, полным жизни и тяги к приключениям.

Сэли с деловым видом, мурлыкая себе под нос какую-то песню, протирала пыль кистью между мензурками и сушеными мышами. И именно в этот момент двери в кабинет распахнулись, и на пороге появился он. Да, сам Сайран ван Тоурен-младший собственной персоной.

– Ой, простите, я еще не закончила, ― вздрогнула служанка, повернувшись к нему. ― Вы сегодня раньше обычного!

– Да ничего! Тут и так чисто! ― отшутился Сайран и в два прискока очутился за столом. Он запрыгнул в свое вращающееся кресло и бросил на стол какой-то предмет.

– Сэли, взгляни-ка, что я достал!

– О?

Сэли отложила свою кисть и прочий уборщицкий инвентарь и подошла к Сайрану. Перед ними на столе лежал какой-то камень.

– Что это, господин? ― удивленно спросила она.

– О-о-о, дорогуша! Это брошь из прошлого! ― довольно откинулся ван Тоурен на спинку кресла, сложив руки за голову. ― Ни за что не поверишь, где я ее достал!

– И где же?

– Вчера я ездил с другом в Нижний квартал ― покупать аппонит по дешевке. Так вот, один умник, житель Нижнего, пытался всучить эту брошь постовому в качестве взятки, чтобы попасть в Верхний квартал!

Сэли приложила ладонь ко рту, ужаснувшись:

– Боже, это же уголовщина!

– Да, ― улыбнулся хозяин, ― постовой отобрал брошь и избил беднягу, но мне удалось выменять эту штуковину у стража порядка за бутылку виски.

– Здорово! Но, господин, это же просто полуокаменелая брошка из меди. Чего в ней ценного? ― удивилась служанка, не скрывая своего любопытства.

– А то, что это, возможно, отличное доказательство моей теории!

Сэли увидела, как глаза Сайрана загорелись. Он давно вынашивал свою идею и, неровен час, мог бы ринуться ее проверять.

– Вы думаете, это одно из упавших сокровищ?

– Определенно! Смотри, тут какая-то фамильная гравировка. Но из-за этого дурацкого налета времени я не могу понять какая. Откуда, по-твоему, у бедняка из Нижнего квартала такая брошь?

– Не знаю…

– А у меня есть пара догадок, ― cклонился юноша к собеседнице. ― Но чтобы убедиться в этом, мне нужно ее отмыть. Так-с…

Сайран потянулся к изрядно ощипанной книжице и выдрал из нее очередную страницу. Это была его кредитная книжка. На таких листках с гербом семейства писали кредитные чеки, которыми можно было расплатиться где угодно. Впоследствии продавец просто обналичивал такой чек в банке Тысячелетнего Оплота, и сумма списывалась со счета семейства. К слову, листов, а с ними и кредитных чеков, Сайраном было выписано уже немало.

– Куплю едкую щелочь и отмою, ― парень лихо сделал росчерк пера и вручил листок Сэли. Та взяла бумажку и как-то замялась:

– Мистер ван Тоурен, а знаете… Мне ваш папенька строго-настрого запретил относить ваши кредитные чеки в магазины. Он говорит…

– Ох, ясно, ― удрученно вздохнул молодой человек.

Он нахмурился и встал из-за стола:

– Опять он за свое! Экономит на науке. Совсем, должно быть, забыл, что именно наука когда-то сделала его же отца, моего деда, «паровым королем».

– Простите, я не могу его ослушаться… ― потупила взор девочка.

– Ладно, я понял. Давай сюда кредит. Я сам схожу в химическую лавку.

– Простите… ― прошептала Сэли и отшагнула назад, протягивая чек господину.

– Ничего, ты не виновата, лапушок. Но батька мой мог бы и подальновиднее быть.

– Мистер ван Тоурен, я тут слышала на днях… ― смущенно продолжила девушка.

– Что слышала? ― внимательно глядя на нее, спросил Сайран.

– Я не подслушивала ― просто случайно услышала, как ваш отец разговаривал со своим другом. Он говорил, что дела финансовые совсем плохи. Возможно, он уволит меня, потому что в этом месяце доход от продажи паровых повозок совсем невелик.

– Тебя? ― вылупил глаза Сайран. ― Да ну, прекрати! Это последнее, что он сделает! Пусть лучше продаст особняк!

Сэли подняла взгляд на него:

– Вы так добры, мистер ван Тоурен.

– Не робей, лапушок! Все будет хорошо! Ты от меня никуда не денешься!

– Я очень на это надеюсь! ― радостно улыбнулась Сэли.

– Ты же моя лучшая подруга!

– Да… Спасибо. Мне так неудобно.

– Подними-ка выше нос ― мы решим любой вопрос!

Сайран встряхнулся и направился к двери, беззаботно размахивая своим кредитным чеком. Перед тем как выйти в дверной проем, он обернулся к служанке:

– Осталось совсем чуть-чуть, и я разбогатею! Я подниму все упавшие сокровища наверх!

– Я очень надеюсь, что вы правы, сэр.

– Я точно прав, ― подмигнул он. ― Ладно, продолжай работу. Я скоро вернусь!

– Да, сэр!

Сайран ушел, дверями хлопнув и насвистывая что-то соловьиное. Сэли улыбнулась, видимо, от оптимистичных мыслей и спокойно продолжила протирать пыль кистью.

Перед особняком раскинулся чудесный сад. Вернее, чудесным он был раньше, когда был садовник, но нынче он давно уволен, и сад пришел в некоторый беспорядок. Однако даже сейчас виднелся ландшафтный дизайн, нестриженые кусты все еще держали очертания и небольшой ручей, как и прежде, стекал за край земли, падая в бесконечную пропасть с высоты Тысячелетнего Оплота.

Посреди сада в беседке сидели два пожилых джентльмена, пили чай и курили сигарки. Один из них, в белоснежном костюме, – мистер ван Тоурен-старший. Второй – мистер Акимава, владелец третьей по величине аппонитомоторной компании в Оплоте.

– Скажите на милость, эти чертовы самоучки из Нижнего квартала научились чинить наши самоходные повозки. И делают это вчетверо дешевле, чем на нашем сервисе, ― жаловался мистер Акимава своему собеседнику.

– Да уж, времена! В пору паровых повозок такого не было, ― ностальгически вздохнул ван Тоурен-старший.

– А вы сами, я смотрю, все паровой самоходкой пользуетесь? ― покосился гость в сторону потрепанной жизнью, но все еще элегантной повозки. ― А зря! Я уже давно пересел на аппонитомоторную. Никаких проблем!

– Помилуйте, ― скривился хозяин поместья, ― ваш этот аппонит – опасная штука. Горит похлеще пороха! Паровые системы куда надежнее.

– Не соглашусь! Паровую повозку надо минут тридцать растапливать, да и громоздкая она! То ли дело на аппоните! Искру дал – и она поехала, ― добродушно рассмеялся гость.

– Не доверяю я тому, что производится в Нижнем квартале! ― пренебрежительно процедил седой джентльмен.

– Ну да, аппонит добывают бедняки снизу, но зато каков минерал! Революцию произвел техническую! Кроме того, с тех пор, как мы стали у них его покупать, у нижан достаток появился какой-никакой. Теперь и бунтов не бывает!

Пожилой мистер ван Тоурен отхлебнул чаю и погрузился в свои мысли, откинувшись на спинку кресла. Он ностальгически произнес:

– Я скучаю по прежним временам, когда Верхний квартал жил своими силами и умом! Когда мы делали машины, приводящие нижан в ужас! А теперь? Сами вон говорите, они наши машины чинить научились. Того и гляди, свои изобретут и на нас штурмом пойдут.

– Не выйдет ничего, пустое, ― посмеявшись, махнул рукой господин Акимава. ― Все светлые умы у нас в Верхнем живут. Внизу одна голытьба ― откуда им взять идеи для изобретений?

– Надеюсь, вы правы, дружище…

Оба джентльмена сделали очередной неспешный глоток чая, задумавшись каждый о чем-то своем.

– А я вот тут подумал… ― внезапно бодро воскликнул господин Акимава, ставя чашку на стол. ― Почему бы вам с сыном не зайти к нам вечером на ужин? Побеседуем, я вас своей новой аппонитомоторной каруселью развлеку ― не видели еще таких? Ну и заодно Сайран-то ваш с моей Нелли познакомится! А то девочка моя, как я погляжу, все скучает…

К слову сказать, папочка Сайрана давно помышлял женить своего отпрыска ненаглядного на дочери Акимава. Нелли – девица видная. Красавица, умница, да к тому же дочь очень перспективного промышленника. Как-никак этот брак мог бы значительно поправить пошатнувшееся состояние четы ван Тоурен. Поэтому пожилой отец мгновенно натянул улыбку на лицо и с воодушевлением придвинулся ближе к столу.

– С удовольствием примем ваше приглашение, господин Акимава.

Гость снова выпил глоток чая и любезно предложил:

– Извольте, мой лакей доставит вас в имение на новейшем аппонитомоторе!

– Нет, это лишнее! ― решительно отмахнулся ван Тоурен. ― Мы на своем паровом доедем!

– Ох и олдфаг вы, сударь, ― подмигнул Акимава, улыбаясь.

– Да, есть такое дело. Но все равно спасибо за предложение!

Перекинувшись еще парой фраз, мужчины попрощались, пожали друг другу руки, и мистер Акимава покинул особняк на своей блестящей хромированной повозке, управляемой шофером в костюме, оставив ван Тоурена провожать его взглядом в своем увядающем саду на краю Оплота.


Клуб «Хрустальная иволга» был известен на весь Оплот. Даже среди людей из Нижнего квартала ходили легенды о том, какие изысканные кушанья и ароматные вина там подают. Для Сайрана, впрочем, это были всего лишь легенды. Он лично считал, что их кухарка готовит ничуть не хуже. Клуб располагался на восточной стене, так что днем там было достаточно прохладно и уютно. Сайран сидел за дубовым столом, потягивал эль и в тысячный раз протирал и рассматривал отмытую от налета брошь. Он ждал своего друга Смартивая.

Смартивай фон Хенриксон был местным кулибиным. Он разбирался почти во всем – начиная с химии и кончая инженерией. Он мог соорудить любой неведомый агрегат из подручных средств. Однажды он даже собрал миниатюрный паровой бульдозер, но после того, как он сбил им насмерть собачку местного бизнесмена, предпочитал об этом не вспоминать.

У Смарти была отличная научная наследственность. Его отец – автор знаменитого труда «Естественное описание и бытие Тысячелетнего Оплота». Эта книга известна на весь мир. В ней описано, что мир имеет форму вертикальной колонны, заселенной тремястами тысячами людей, что около пятисот лет назад элита общества отделилась от остальных на вершине колонны, закрепив за собой еще два километра вертикальных стен. Что ниже живут нижане, бедняки и ремесленники, за счет добычи и сельского хозяйства которых и существуют жители Верхнего квартала, и много чего еще. Написано даже о семнадцати нижнеквартальских бунтах, которые подавлялись армией и паровыми машинами-убийцами вершан. Словом, написано обо всем, кроме того, что в самом низу. Что у подножия Оплота? Именно эта мысль и не давала покоя Сайрану, самому Смартиваю и некоторым другим светлым умам.

Сайран допил остатки эля, и как раз в этот момент появился его приятель.

– О, привет, дружище! ― жестом поздоровался блондин и подозвал гостя рукой.

– Привет, Сайран. Что-то срочное? Ты выдернул меня из Академии естествоиспытания, а мы там как раз готовились испытать летучую аппонитовую бомбу!

– Да, это срочно! Смотри!

Сайран протянул подошедшему другу брошку.

– Что это? У бабули украл, что ли? ― рассмеялся Смарти.

– Ай, перестань! Это брошь госпожи Мэрэлит Совери.

Смартивай даже немного опешил:

– Откуда она у тебя?

– Ты помнишь эту историю? ― поинтересовался ван Тоурен. ― Ее все знают. Мадам ехала на инаугурацию президента… Кто там был президент?

– Да это же шестьдесят лет назад было…

– Именно! Она ехала по наружной стене, по серпантинной дороге, и ее бричка сорвалась с Оплота! В ее повозке был сундук с несметными сокровищами, которые она, будучи параноиком, всегда возила с собой.

– Да, я слышал это, ― сев за стол, спокойно продолжил Смарти. ― Известная история. Тогда еще полиция устроила рейд в Нижний квартал, чтобы найти ее тело и/или сундук. Перебили народу, ни тела, ни сундука так и не нашли. Было много очевидцев, утверждавших, что видели, как сундук вместе с бричкой упал в бездну.

– Да. Только это нифигашеньки не бездна, как выясняется.

– Ну, я слышал твою теорию, ― снисходительно улыбнулся изобретатель. ― Что глубоко внизу, за облаками, есть земля… Это занятно. Так что насчет броши?

– Согласно показаниям родственников, эта брошь была на ней в момент падения. Очень вряд ли она сняла ее, падая в пропасть, и кинула в сторону Оплота, не так ли?

Смартивай на секунду задумался и недоверчиво протянул:

– Да-а, с трудом представляется.

– Так вот, ― воодушевленно продолжил Сайран, ― эту брошь я получил от рандомного мужика из Нижнего.

Смартивай округлил глаза:

– Но откуда она у него?

– Я не знаю… Но догадываюсь.

Ученый окликнул официанта и попросил принести ему кофе. Потом опять повернулся к Сайрану:

– Ну и?

– Я думаю, что люди из Нижнего квартала как-то подняли ее из бездны. Я не знаю как. Может быть, веревкой, может быть, птица принесла, может быть… Не знаю.

– Какой веревкой? ― нахмурился его друг. ― Наша Академия естествоиспытания в том году опускала веревку на пятьдесят пять километров и не нащупала внизу ничего. Любая веревка рвется под собственным весом, не достигая дна. Мы сто раз пытались! Помимо Тысячелетнего Оплота, нет ничего, внизу бесконечная бездна! По крайней мере, науке о существовании какого-то дна ничего не известно.

Смартиваю принесли его кофе, он с наслаждением отглотнул. Сайран не унимался:

– Ахх… Я знаю. Но у всего есть предел, конец. Даже у самой длинной веревки есть конец. В нашем случае – у самой глубокой пропасти. Оплот должен на чем-то стоять.

Ван Тоурен стукнул кулаком по столу, отчего его собеседник немного вздрогнул.

– Ну, доводы логичные, ― почесал затылок Смартивай, ― но только мы этого не узнаем!

– А вот тут-то ты мне и понадобишься, старина! ― заговорщически склонился к нему Сайран.

– В смысле?

– Тут слушок прошел в научных кругах, что ты разрабатываешь какой-то летательный аппарат, работающий на аппоните.

Смарти аж поперхнулся кофейком.

– Это откуда такой слух? Я же все в секрете держал!

– Да не важно. Болтунов хватает. Так, значит, это правда?

– Ну… Да… Если честно, я разработал такой аппарат, ― нехотя признал друг, нервно сглотнув.

– Как это работает? ― спросил Сайран, опершись обеими руками на стол и уставившись другу прямо в глаза.

– Да очень просто. Горелка с аппонитом топит воздух, который поступает в шар. За счет разницы плотности горячего и холодного воздуха шар поднимается в воздух. Я сделал несколько прототипов.

– И как? ― пристально смотря ему в глаза, произнес ван Тоурен.

– Ну так… Летают.

– Круто! ― Сайран щелкнул пальцами. ― А ты сможешь сделать такой же аппарат, только большой?

– Насколько большой?

– Чтобы в нем мог полететь я… И еще кое-какой груз.

Смартивай обалдел:

– Ого! Ну даже не знаю! Теоретически это возможно, но материала надо будет море… В общем, деньги нужны!

– Мой любезный друг! ― расплылся в улыбке ван Тоурен и обнял приятеля. ― Об этом не беспокойся! Я все оплачу!

– Ты собрался на этом… Эм, летучем шаре спуститься к гипотетическому подножию Оплота?

– Да! Главное ― взять достаточно еды, воды и аппонита для подъема обратно! Ну и оставить резерв, чтобы поднять сокровища мадам Совери и другие, которые сотнями лет лежат там и ждут своего нового хозяина.

Смарти все еще не мог поверить в серьезность этого разговора:

– Ну это будет внушительного размера махина! И в кругленькую сумму встанет.

– Я все понимаю, ― жестами попытался успокоить его Сайран.

– Ты учти, что вниз падали не только сокровища. Еще мусор, люди, животные… Канализационные стоки, в конце концов.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг