Читать книгу «Хозяева» онлайн полностью📖 — Андрея Кузечкина — MyBook.

Андрей Кузечкин
Хозяева

День 1. (Трамвай заблудился)

Трамваи – особый вид транспортной живности. Лёгких путей они не ищут. Иногда тащатся вдоль основных городских магистралей, неповоротливые и облезлые, но чаще – закоулками, лабиринтами. Хочешь куда-то опоздать – садись на трамвай.

Вот почему Митя сел на трамвай, возвращаясь от бабушки. Домой ему не хотелось. Там нехорошо. Мама с папой опять ругаются с утра до вечера. Чем позже он приедет – тем лучше. Может, они уже уснут к тому времени.

На этом трамвае он катался всего раз пять, до бабушки и обратно. Просто для разнообразия. Хотя трамвай – это интересно только в первый раз, потом уже просто скучно.

И люди на трамвае ездят странные. В основном, конечно, пенсионеры, но они тоже разные бывают. Вот Митина бабушка – вполне современная. Носит джинсы, ходит на фитнесс, пользуется мессенджерами. А эти выглядят так, будто в глухой деревне живут.

К счастью, народа в этот раз было немного. Можно спокойно сесть у окошка.

Мерзко задребезжав, трамвай тронулся с места. Пополз вперёд, покачиваясь. Свернул с проспекта на старинную улочку.

Митя уткнулся в телефон, отрываясь лишь иногда, на остановках. Вдруг сейчас войдёт целая толпа, и придётся какой-нибудь бабульке место уступать? А не уступишь сразу, так ворчать начнёт.

Но заходили мало. Чаще – выходили. Когда трамвай доплюхал до частного сектора, высадилось не меньше половины.

Так забавно: едешь по городу, и вдруг бац – деревня деревней. Трухлявые избушки, кривые заборы, огороды… Потом, кажется, будет пустырь, который почему-то до сих пор не застроили. Потом начнутся гаражи. А потом бац – и опять город как город.

Очень хотелось спать, как всегда после сытного ужина. Не хватало ещё вырубиться в трамвае, чтобы свою остановку проехать. Митя заставил себя разлепить глаза и вновь принялся листать ленту новостей, но телефон вдруг отказался перезагружать страничку, сообщив: «соединение прервано».

Неужели в городе остались места, где мобильный интернет не ловится?

За окном – сплошная стена деревьев, ветки ползут по мокрому стеклу. Это пустырь так зарос? Давненько Митя тут не ездил…

Потом деревья кончились. Из темноты выплыли контуры зданий.

Митя обнаружил, что уже стемнело. И это нормально, ведь он едет уже не меньше часа. А что не так – понял не сразу.

Снаружи не горело ни одного окна, ни одного фонаря, ни одной вывески. Лишь свет из окон трамвая выхватывал из темноты эти многоэтажки, похожие на старинные замки – бабушка называла такие дома «сталинками». Они интересные, в отличие от обычных панельных домов: со всякими арками, выступами, фигурными балконами, изящными водосточными трубами…

Значит, эти дома заброшены? Почему? На вид ещё крепкие. И почему фонари не горят? Неужели забросили целую улицу?

Сон как рукой сняло. Митя прижался лбом к стеклу, прикрывшись с двух сторон ладонями.

Снаружи что-то промелькнуло. Чей-то силуэт. Шпана какая-нибудь бегает. Наверное, любимое место у них…

Между двумя зданиями – автобус. Тоже древний, на жука похожий. Просто стоит, боком к рельсам. Некоторые стёкла разбиты.

Едва трамвай поравнялся с ним, как на крышу автобуса кто-то вскарабкался и замер, глядя на трамвай.

Похож на очень большую собаку, но собака так высоко не залезет. Человек.

Человек, который стоит на четвереньках. Лица не разглядеть, но точно человек, а не обезьяна. У обезьян руки длинные. Да и откуда здесь взяться обезьяне?

Митя смотрел на этот человекообразный силуэт, пока он не скрылся из виду. А человек, стоявший на четвереньках, смотрел на Митю, поворачивая голову по мере того, как двигался трамвай. Так показалось самому Мите.


Спустя три дома он пришёл в себя. Встрепенулся, как воробей. Вспомнил о телефоне: надо было фотографировать, пока был шанс.

Улица внезапно кончилась, будто оборвалась. По стеклу опять поползли ветки.

Плотная шеренга деревьев быстро поредела. А вот и пустырь. Митя наконец-то стал узнавать местность.

Увидев людей, сидевших на брошенных здесь бетонных сваях, вздрогнул, но, присмотревшись, выдохнул: люди как люди, самые обычные. Судя по росту – мальчишки, все как один – в куртках с капюшонами. Капюшоны надвинуты на глаза. Какие-то монахи-коротышки.

И все внимательно смотрят на трамвай, кое-кто даже встал.

А вот и гаражи. Всё, знакомые места пошли.

И тут же ожил телефон, заставив Митю подскочить на месте и вернуться в реальность. Будто холодной водой окатили…

– Митёк, ты куда пропал? Почему у тебя «абонент не отвечает»?

– Не знаю, какие-то перебои со связью… я на трамвае еду.

Митя замолчал, чтобы папа услышал стук колёс.

Непонятная слабость во всём теле. Голова кружится. Хорошо, что он сидит, а то свалился бы. Нервы сдали, что ли?

– А, ну ладно. Трамвай долго идёт, это да. Ты бы сразу позвонил, как сел, вопросов бы не было.

Папа всё время волнуется за Митю, когда отпускает его куда-то одного. Его можно понять. Когда папа был чуть старше Мити – то есть двадцать пять лет назад – у него без вести пропал лучший друг, Дюха. Где, как – неизвестно, просто ушёл из дома и не вернулся.

Объяснять папе, что сейчас другие времена и подростков средь бела дня не похищают – бесполезно.

Услышав короткие гудки, Митя осознал, что ему стало легче, стоило только услышать папин голос. А может, на самом деле ничего необычного не произошло?

Митя обернулся, чтобы посмотреть на остальных пассажиров. Кто-то дремал, кто-то читал, кто-то безразлично смотрел перед собой. Одна только девчонка напряжённо вглядывалась в окно, широко распахнув глаза. Кажется, ей столько же, сколько и ему – лет двенадцать. Хотя точно сказать нельзя: лица не видно – замоталась толстым полосатым шарфом по самый нос. Сентябрь, конечно, прохладный, но не настолько же!

Нет, правда, а что такого случилось? Целую улицу обесточило – такое бывает. В телефоне сигнал пропал – наверное, тоже как-то связано с отключением электричества. Какой-то хулиган решил пассажиров трамвая попугать, взобравшись на брошенный автобус – тоже ничего сверхъестественного…

Стоп. А что делает брошенный автобус, да ещё такой старый, посреди улицы? Почему его не убрали, не разобрали на запчасти, не сдали в металлолом – что там ещё с ними делают?

И самое главное: почему Митя катастрофически не помнил этой улицы – хоть с автобусом, хоть без? Ведь ездил же этим маршрутом, и не раз. Пустырь узнал, гаражи узнал…

Да чего гадать, когда телефон под рукой.

Открыл карту города. Красная капелька – «моё местоположение».

Митя стал увеличивать масштаб, пока не появились трамвайные пути.

Всё правильно. Он сейчас проезжает остановку «Рынок». Вот гаражный кооператив «Заря». Вот пустырь – он никак не подписан, но видно, что пустырь. Далее трамвайные пути сворачивали в сторону частного сектора. Да, так и должно быть. Откуда же взялись лес и улица?

Прокрутил карту в другую сторону. Какой-то безымянный зелёный массив действительно имелся. Дальше начинались улицы – самые обычные, прямые, логично перетекающие одна в другую. И не было ни одной улицы, отрезанной лесом от остальных. Улицы, которая начиналась будто из ниоткуда, а потом так же внезапно обрывалась.

Бред какой-то. Трамвай, похоже, заблудился. И никто из пассажиров этого даже не заметил. Сидят, как ни в чём не бывало.

Только та девочка с шарфом… где она?

Её уже не было. Значит, вышла на остановке «Рынок».

Жалко. Она могла бы подтвердить, что Митя ничего не придумал.

Всё, что осталось Мите – зайти в паблик, где собирали все городские новости и слухи, и написать на стене:

«Еду на трамвае № 2. Между Треухово и Рынком трамвай свернул с маршрута и заехал на какую-то странную улицу, тёмную и как будто заброшенную. Дома в пять и больше этажей. Что это за улица, кто знает?»

Можно было бы добавить: анон. Но смысл?

И про человека на четырёх ногах лучше не упоминать. Подумают, что шутка.

Занятия кружка затянулись допоздна. Когда Милли вышла из школы, было уже темно.

А вот и новичок. Конечно же, ждёт её.

– Привет ещё раз! – она поздоровалась первой.

– Привет, Милана.

– Можно просто Милли.

– Тогда я Рей.

Она благосклонно кивнула: пусть будет так.

– Понесёшь рюкзак? – спросила Милли. – Я бы не стала просить, просто плечо болит… Прикладом отбило.

Рей с явным удовольствием принял её рюкзачок скромной расцветки и забросил на плечо.

– Вы ведь там из настоящих винтовок стреляете?

– Да, из мелкашек.

– ТОЗ-8?

Милли кивнула:

– Разбираешься? Тебе точно надо к нам в кружок.

– Да я больше по холодному оружию… А вообще – зачем тебе это?

– Что – военно-патриотический кружок? Странный вопрос. А зачем вообще всё?

– Ты просто привыкла быть лучшей во всём…

Милли скромно пожала плечами. Что есть, то есть.

Странный он, этот Рей. Выглядит, как обычный хулиган. Ладно, как необычный, но всё-таки. Но на этой неделе сразу несколько учителей вызвали его к доске, желая проверить знания новичка – все задания он выполнил правильно, хотя и слегка лениво. Судя по всему, знает много, но учёба его не особенно интересует. Видала Милли таких – называются «способные» – и не сказать, что любила. Для неё учёба была работой, работой и ещё раз работой, а этим всё достаётся просто так. Но с Реем было интересно – это факт. Можно было завести с ним разговор на любую тему – и он подхватит. И говорит он, как взрослый. Не как мальчишка, который нарочно подбирает слова поумнее и строит фразы посложнее, чтобы произвести впечатление на круглую отличницу. Как взрослый, который всё уже видел и ничему не удивляется.

– Холодным оружием, ты сказал? Ножами, что ли?

– Нет, мечами, в основном. Парочку даже сам сделал.

– Скажешь тоже – сам! Папа, наверное, помогал? Или папа делал, а ты рядом стоял?

– Наверное.

Её подколочки его нисколько не трогали. Он, кажется, думал о чём-то другом.

– Ты ничего странного не видела в последнее время? – спросил Рей.

– Чего, например?

– Странных людей.

– Я тебя прекрасно вижу, если ты об этом!

– Значит, не видела. Это хорошо. Если вдруг увидишь – мне скажи.

– Ой, ты моим телохранителем хочешь быть! Как мило! У меня уже есть. Вадя, Слава и Вова.

– Кстати, где они?

– Не знаю. Я тоже удивилась. Думала, сейчас их увижу, а вместо них – ты…

Премиум

4.5 
(2 оценки)

Хозяева

Установите приложение, чтобы читать эту книгу