Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Кредит на милосердие

Кредит на милосердие
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
82 уже добавили
Оценка читателей
4.5

Долгожданное продолжение легендарного цикла Вадима Панова «Анклавы»!

Грандиозный эксперимент на станции «Наукома» вызвал на Земле разрушительную Катастрофу. Столб чистой энергии устремился в Космос и прошил планету насквозь. Рухнули горные хребты, реки повернули вспять, изменились очертания материков, погибли миллионы людей – такой оказалась цена человечества за доступ к Новым Мирам. Уцелевшие и вновь созданные государства сошлись в ожесточенной схватке за наследство погибшей цивилизации. И за доступ к Станции. А людям остается только выживать кто как может. По отдаленным сибирским деревням разъезжают бандиты на вездеходах и заготавливают мясо, не разбирая – где чье… Юной Варваре пришлось стать невольной свидетельницей страшной гибели своей бабушки, от которой девушке достался необыкновенный дар… Наемник Илья Вебер по заданию неведомых заказчиков стремится пробиться далеко на север, чтобы раскрыть зловещий секрет станции «Куэн Као». А президент Республики Сибирь Ростислав Гиляров пытается найти компромисс между потребностями страны и неослабным давлением китайских соседей…

Лучшие рецензии
Spence
Spence
Оценка:
15

Чего ждешь от книги, которая выходит в уже известной тебе серии и кричащими буквами сообщает, что это долгожданное продолжение? Не знаю как вы, а я жду старых полюбившихся героев и лелею надежду получить наконец-то те ответы, от которых автор первых книг упорно уходил и, даже завершая серию, не потрудился ответить. И что же в итоге? А в итоге имеем самостоятельную книгу, действия которой проходят на руинах знакомых декораций и, собственно, все. Нет, читается довольно интересно, только это уже далеко не «Анклавы Вадима Панова» и если не ждать чего-то особенного, можно смело читать и получать удовольствие. Только вот я, к сожалению, ждала гораздо большего.

Итак, жизнь на Земле с момента запуска станции делится на два периода: до инцидента и после инцидента. Желающие, как я поняла, улетели в космос создавать светлое будущее и строить коммунизм растить новое счастливое общество. Кто туда улетел и как именно они все это строят и создают, остается загадкой. Оставшиеся же на Земле люди, вернее те, кому повезло выжить после бесчисленных цунами, землетрясений, извержений вулканов, смещений земной коры, взрывов атомных станций и прочее и прочее, пытаются выживать. Кому-то везет больше, кому-то меньше. Те, кто были при деньгах до инцидента, так при них и остаются, более того увеличивают капитал и пытаются создать свои собственные Анклавы. Ну а те, кто был на дне выгребной ямы, продолжают плюхаться в отходах и попутно записываются в отряды для поисков нефти, которая почему-то вдруг должна была вернуться. Но как-то не везет им с этими поисками – то их звери-мутанты кушают, то разбойники нападают, то жители глухих деревушек на шашлыки разделываю, а что, голод, как известно, не тетка. Вот так весело и живут, пока в тайге не начинают пропадать дети и не один-два, а сотнями. И тогда главный дядя почти анклава собирает людей и отправляет на поиски детишек, конечно же, преследуя свои цели и о беднягах совершенно не заботясь. Ну и начинается потеха.

Это так, если совсем вкратце и без особых спойлеров. Так что если вы фанат Панова, думаю, стоит прочитать, а если нет, то вы ничего не потеряете.

Читать полностью
Katerine
Katerine
Оценка:
8

Одни ставят точку, а другие превращают ее в запятую, так получилось и с циклом Вадима Панова «Анклавы». Все закончилось, но нашелся писатель, который продолжил путь, но не тех, кто ушел после запуска Станции в другие миры, а тех кто остался и выжил, после Катаклизма. Именно о том, что же произошло с Землей после Конца Света, и как стали жить люди, собирая по крупинкам разорванный и ставшим чужим мир рассказывает Андрей Фролов в книге «Кредит на Милосердие».
Очень странно было брать в руки книгу со звучащим заголовком «Анклавы Вадима Панова. Кредит на милосердие», ведь Панов закончил цикл, а тут еще и катастрофа в Японии, нефтяные войны в Ливии, взрыв Фукусимы и массированные атаки СМИ с предсказаниями о Конце Света. Слишком уж популярная тема - куда ни плюнь, все о нем - об Апокалипсисе и, казалось, что Фролов не исключение. Как показало прочтение книги, зря. «Кредит на милосердие» - не попсовая книжка, а серьезно отмеренная доза философии и рассуждений о человеческих отношения, и о самом человеке. Под личиной фантастики спрятаны серьезные темы: как не потерять себя, не стать «нелюдем», убивая, грабя и насилуя; устанавливая свои, в чем-то первобытные, а в чем-то омерзительные законы силы, когда все превратилось в Хаос и медленно пытается выбраться из него. Законы, в которых потеряны и забыты все общечеловеческие нормы морали, где семилетнею девочку пришедшую за защитой можно взять силой только потому, что ты старший, а значит можешь потакать своим извращенным желаниям. Где нормальные люди, становяться «нелюдями» бросая в один котел как мясо заколотого животного, так и мясо убитого человека. Где издевательства и грубость становятся нормой. И как в этом кошмаре можно выжить, не став одним из тех, кому не писан общечеловеческий закон?
Андрей Фролов очень хорошо показал один из вариантов развития жизни после Конца Света. «Кредит на милосердие» заставляет задуматься, что может стать с человечеством в целом, и с человеком в частности, если забыть о морали, терпимости, душе.
Сумев продолжить мир Вадима Панова, он не испортил, а только дополнил картину, продолжив мысль создателя Анклавов

Читать полностью
Kosja
Kosja
Оценка:
7
Черенок и метелка - новая романтическая сага пережившего Инцидент мира.

Вряд ли бы я взялась за данную книгу, не принадлежи она к серии Вадима Панова. Да и то она почти четыре года стояла на полке. За это время я уже успела подзабыть события цикла Анклавы. Но это ничуть не помешало читать книгу - отношение она имеет весьма опосредованное: некоторые названия, термины и обоснование ситуации наступившего "постапокалипсиса".
Сюжет явно не закончен и предполагает вторую книгу. Но к ней я обращаться не буду.