Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
268 печ. страниц
2020 год
16+

05.10.95

Скандалы стали привычны в маленькой двухкомнатной квартире на пятом этаже многоэтажного дома. Но этим вечером всё изменилось навсегда.

– Лиз, тебя вечно всё не устраивает! – крикнул Михаил, хлопнув дверью.

Молодая женщина побежала следом в надежде закончить разговор и доказать свою правоту.

– Твои родители были правы по поводу квартиры. Убегаешь, как трусливый… – молодая девушка не успела закончить фразу, слова остановились, а глаза уставились в крепкую мужскую руку, которая застыла в паре сантиметров от ее щеки. Потекли слёзы.

– Заткнись, пожалей хотя бы ребенка, – его голос дрожал, рука уже опустилась. – Тебе наплевать на меня, но подумай хотя бы о ребенке, подумай, своей головой. Ты жила всегда в заботе, а сына хочешь оставить без отца.

– Я не хочу его оставить без отца.

– А что ты хочешь? Пять минут назад ты мне говорила о том, что нам надо пожить недельку раздельно. Мы муж и жена. Что у тебя в голове? Муж и жена живут всегда вместе, спят вместе, занимаются любовью, – он срывался на крик.

– Я, я…

Раздался звонок.

– Помолчи, – Михаил властно выставил перед женщиной руку в останавливающем жесте. – Неужели что-то случилось?

Звонок с работы.

– Да, Андрей Борисович. Где? Понял, сейчас буду, – злость в его голосе сменилась беспокойством. У мужчины затряслись руки.

– Опять работа? Вечно твоя работа, только рискуешь жизнью за эти копейки.

Мужчина развернулся и дал легкую пощечину. Девушка приложила свою ладонь к горящей щеке и тихо заплакала.

– Заткнись лучше. В данный момент горит двухэтажный деревянный дом, в котором могут погибнуть люди, такие же, как мы с тобой. Возможно, там даже есть ребенок, такой же, как наш. Ты думаешь, о чем говоришь? Только деньги, деньги, деньги у тебя в голове. Иди ты знаешь куда…

Михаил быстро собрался, так как его учили в пожарной части и умчался на своей машине. Полночь. Навстречу пролетал свет фонарей, дорога оказалась практически пуста, никто никуда не спешил, кроме него.

***

– Миш, не лезь туда, – его останавливал встревоженный голос.

Весь воздух вокруг пожара накалился и обжигал ноздри, легкие и глаза. Михаил во всей своей экипировке старался перевести дух. Его дыхание сбилось, словно после длительного забега.

– Я слышал там голос, – через треск досок и пожарный кричал Михаил своему другу. – Нужно проверить.

– Не рискуй.

–Это женский голос. Боже мой, она задыхается. – Говорить ему стало уже совсем тяжело, легкие наполнялись дымом.

– Миш.

– Послушай, Диман, на месте этой девушки могла оказаться любая, даже твоя или моя жена. Вот и представь себя на месте того, кто ее любит. – Он пронзительно посмотрел на своего товарища и сделал уверенные шаги в сторону дома. Трещал шифер, щелкали бревна, плавился мягкий металл. Через мгновение Михаил скрылся за огненным монстром…

***

– Алло, это Елизавета Былова? – голос в трубке звучал сдержанно, но обеспокоенно.

– Да, а кто вы? – ответила тревожно женщина.

– Мне тяжело говорить, не каждый день приходиться, в общем, примите мои соболезнования. – Последняя фраза в голове Елизаветы прозвучала колокольным звоном и остановилась.

– Я вас не понимаю, – её голос задрожал.

– Миши больше нет, – она узнала этот голос. Это начальник Миши, Андрей Борисович.

Женщина молча положила трубку, по щекам потекли слезы. Потом она очнулась, стоя у двери комнаты своего сына, держа своего ребёнка на руках.

– Мишенька, мой Мишенька…

Начало

Дождь разбивался об асфальт, а свежий ветер разносил оставшиеся листья по просторам города. Осень вступила в свои права, вытеснив лето.

Люди спешат домой. Кто с работы, кто с учебы, а кто-то с прогулки. Я был не исключением. Последняя пара в универе закончилась полчаса назад. Дома меня ждет поздний обед и привычный вечер в компании компьютера. Обувь доживала свои последние деньки. И я ощутил неприятную влагу под ступнями. Да уж, не хватало еще простыть. Достаточно проблем на учебе.

Уже не первый год мечтаю приобрести свой собственный автомобиль, только вопрос: на что? И вообще, как в голове студента «платника», который по выходным раздает листовки, может появиться такая мысль. Удивительно. А учится еще два года.

– Молодой человек, – пожилая женщина остановила меня своим хриплым голосом. Ее глаза блестели. Тогда я заподозрил, что она меня о чём-то попросит, и ни капли не ошибся.

Я повернулся в ее сторону и кивнул головой, показывая моё обращённое внимание к ней.

– Я со своим дедом иду с магазина, ты не мог бы нам помочь донести сумки? Старость не радость, сынок. Пожалуйста, – в ее глазах стояла надежда. И все же я несколько секунд сомневался, пока не увидел ее деда. Так она называла своего мужа. Спина его была согнута, а истощавшая от старости рука упиралась на деревянную трость. Старик вышел из магазина с полным пакетом продуктов.

– Неужели у вас нет детей и внуков? – пара была очень старой, на вид их года были на пороге столетия. Возможно, мой вопрос мог показаться не корректным по отношению к ним, я же не знаю, как протекала их жизнь, но все же он прозвучал.

– Молодой человек, вы поможете нам?

Да, мой вопрос был проигнорирован. Или они просто не захотели на него отвечать. Я согласился, и, выдохнув весь запас легких да присев, взял в каждую руку по полному пакету продуктов. Выпрямив спину, я с нетерпением в голосе задал важный вопрос:

– А куда идти? – на этот момент в моей голове еще крутились планы на вечер. Не было еще такого случая, чтобы мой компьютер оставался в одиночестве. До сегодняшнего дня.

Мне сразу не понравилась ухмылка на лице деда.

– Здесь недалеко, – прозвучало это как-то неубедительно.

Повернуть назад я уже не мог. Пообещал – значит, делай. Тем более это пожилые люди, при этом несчастные из-за отсутствия помощи со стороны их родных. Можно рассуждать бесконечно о таких вещах, как помощь старикам и примитивное уважение. Я шел, не оглядываясь.

По моим ощущениям мы уже прошли не меньше двух километров. Будь я один, добежал бы с пакетами и пошел домой. Но мне пришлось подстроиться под их крохотные шажки. В глаза начал бить свет придорожных фонарей.

– Как тебя звать, молодой человек? – прохрипела пожилая женщина.

Услышав ее голос, я даже дернулся. Практически всю дорогу старушка молчала и тут, на тебе. Решила она заговорить.

– Сергей.

– А меня Анна Алексеевна, – её голос был настолько охрипшим и жутковатым, что им можно было пугать непослушных детей. – А моего мужа Михаил. Отчества у него нет.

После этой фразы дед нахмурился, но промолчал. Видимо, что-то очень личное. На его лице читалось: «опять бабка лишнего болтает».

– А далеко еще идти? – дыхание мое уже участилось, а на лбу выступила испарина. Вопрос был своевременным.

– А мы уже пришли, – произнес старик. Сейчас его голос казался не таким старым, а хрипота практически исчезла.

Передо мной возвышался двухэтажный деревянный дом. Первый этаж его был наполнен темнотой, а из окна второго падал свет. Тогда я подумал, что старики все же живут не одни и там, где горит свет, возможно, находится больной человек, который не способен им помогать. Все это лишь рассуждения. Возможно, и то, что они просто забыли выключить светильник и пошли за покупками. Старость – не радость, никто не отменял в таком возрасте проблем с памятью.

Но я был крайне удивлен, увидев, что в доме нет электричества. На столах и на стенах стояли свечи. Пройдя в комнату, я впервые увидел огромную печку. Внутри словно на плите что-то шкворчало. По дому разлетался приятный запах жареного мяса. Я проглотил слюну и, поставив на пол пакеты, глубоко выдохнул.

Я ждал слов благодарности и был готов уже бежать домой, но меня остановил женский голос. Старый голос, но не настолько, чтобы им пугать.

– Раздели с нами ужин, Сергей.

– Но, я…

– Давай! Мой руки и садись за стол. Притом, что ты для нас сделал, будет некрасиво отказать старикам, отблагодарить тебя вкусным ужином, – вмешался пожилой мужчина, в его словах послышался некоторый напор. Брови нахмурились. Я согласился. Пусть за окном уже темно, и обувь насквозь вымокла, но кушать очень хотелось.

Свинина была потрясающей. Сочные, нежные кусочки в сочетании с овощами и специями. Мне хотелось съесть как можно больше. Словно вкус из детства. Остановиться было невозможно, но вскоре мой желудок наполнился до предела.

– Анна Алексеевна, ваш ужин просто потрясающий. Пальчики оближешь. Спасибо вам большое, – мой голос звучал удовлетворенно.

– На здоровье. Только благодарить нужно не меня, – опять эта ухмылка. За таким выражением обычно следует какой-то сюрприз. И моя интуиция меня не подвела.

Со второго этажа по широкой лестнице спускалась девушка. Красное вечернее платье покрывало ее ноги чуть ниже колен, а на груди красовался скромный вырез. Шикарные черные волосы спускались на плечи, огибая стройные черты ее спины и груди. Я не мог оторвать глаз. Первый раз я видел такую красоту. Сколько удивительного встретил я за один вечер. Но самой яркой вспышкой в моей голове стал ее взгляд. Пугающая красота, от которой у меня побежали мурашки. Светло-серые глаза пронзали меня насквозь и пленили. Я смог только открыть рот.

Вначале мне показалось, что эта девушка собралась на какое-то торжественное событие и мирно пройдет мимо, не проронив ни слова. Или только что-то вроде того: «закройте за мной, буду поздно…». Здесь я промахнулся.

Девушка села за стол рядом со мной. И тут я чуть не расплавился. Ее запах ударил в нос. Он оказался под стать ее красоте. Мои щеки горели огнем, возможно, они бы погасли, если бы мы тихо и смирно сидели и молчали, но нет.

–Дашуль, этому молодому человеку очень понравился твой ужин, – в эту секунду между моих лопаток пробежала предательская холодная капелька, а старушка ухмылялась. Сколько можно улыбаться? Может, они подстроили это все, чтобы найти своей внучке жениха…

– Правда? – Девушка перебила поток моих мыслей и повернулась ко мне. – Мне показалось, что там недостаточно перца. – ох уж ее улыбка. Перестань.

– Все очень вкусно. Правда. И соль, и приправа… то есть перец. Но мне нужно уже бежать, – неожиданно для себя я затараторил, как из автомата, и вскочил. Стул пошатнулся, но устоял.

– Подожди, – теперь я прислушался к ее голосу, и он повелевал мной. Я встал, как вкопанный. – Давай завтра встретимся здесь и пообщаемся, – она подозвала меня своим тонким указательным пальцем и потянулась к моему уху. Ее шепот щекотал мне ухо. – Пообщаемся без стариков, попьем чаю, познакомимся поближе.

Кажется, я начал немного привыкать, и мои щеки обрели свой естественный цвет. Но свидания пока никак не вписывались в мою жизнь. Привык быть одиночкой. И как я смогу бросить компьютер, а днем у меня учеба.

– Ну, я не знаю.

– Тебе же понравился мой ужин, и я, кажется, тоже, – её голос ласкал слух и каждую секунду что-то менял в моем сознании. Девушка была явно разочарована моим ответом.

– Я приду, – и тут я не мог поверить тому, что сам только что произнес. Не исключаю тот факт, она меня околдовала.

– Правда?

– Да. Только во сколько?

Она немного поменялась в лице. Улыбка стала шире, а глаза блестели, как два ограненных алмаза, появились приятные мимические морщинки.

– Не раньше девяти.

– Хм, я встаю полдесятого. Можно немного конкретнее.

– Не раньше девяти вечера, глупенький.

После этой фразы в голове что-то щелкнуло. Нет, я не обиделся на то, что она назвала меня глупеньким. Просто время, которое она назначила, для меня всегда значилось часом отдыха. Я всегда знал, что наступит такой момент, когда придется выбирать между игрушками и чем-то более важным в жизни. И я сделал свой выбор:

– Я приду, – без усилий произнес эти слова.

– Я рада! – девушка протянула мне руку. Теперь я почему-то почувствовал, что уходить мне не хочется. Неважно, сколько времени, состояние моего здоровья и ботинок. Я не хотел давать ей руку, чтобы попрощаться на одну ночь.

– Спокойной ночи, Даша, – у меня очень хорошая память на имена. Пусть она сама мне не представилась, но за нее это сделала бабушка.

– До завтра, Сереж, – она хихикнула. – Необычное знакомство, неправда, ли?

Я обнаружил, что стоим с ней совершенно одни. Старики, видимо, легли спать. Нет ничего приятнее отдыха после сытного ужина.

– Это точно, – дверь передо мной закрылась, и я окунулся в ночную улицу.

Воздух был влажным и наполненным озоном. Легко дышать после дождя. В голове творилось что-то невообразимое. Это ощущение чего-то нового, такого же легкого, как воздух после дождя и такого долгожданного.

Я пришел домой около полуночи. Родители уже легли спать. На кухонном столе меня ждал ужин. Мама старалась, но на утро мне придется сказать ей, что я был не голоден. Тогда она снова решит, что я потратил последние деньги на фастфуд. Не мог я пока рассказать, что встретил прекрасную девушку, которая меня накормила. Я не привык говорить о том, чего не знаю на сто процентов. Поэтому хвастаться тем, что я, наконец, встречаюсь с девушкой, не буду. И встречаюсь ли?

***

К моему удивлению мать ушла на работу, не задав мне и вопроса. Мой вчерашний ужин она забрала с собой.

Позавтракав, я собрался на учебу. Сегодня предстоял длинный день. Три пары, последней из которой должна быть история. Этот предмет, если честно, дается мне с трудом, а преподаватель готов выжать из меня все соки. Но больше меня заботили не события, которые произошли сто лет назад, а то, что должно произойти после девяти вечера. Как же тянется время, когда чего-то очень ждешь.

К университету я подошел за двадцать минут до занятий. На крыльце встретил своего друга. Саня курил с двумя незнакомыми мне девушками, которые приветливо одарили меня своими улыбками. Он как обычно выглядел стильно и опрятно. Кожаная куртка точно по плечам, джинсы и полулакированные туфли завершали его внешний вид. Нуу и конечно, он стригся только в дорогих парикмахерских.

Я не переношу запах табачного дыма, поэтому пожав руку Сане, поспешил и зашел в здание.

Через несколько минут мы с другом встретились снова, но уже в пустой аудитории.

– Серега, ты чего так быстро убежал. Я даже не успел тебя познакомить с девчонками, – вместе с ним в аудиторию вполз запах его туалетной воды. Казалось, он пролил на себя весь флакон. – С одной из них я вчера круто зажег.

Местный Казанова, даже не знаю, за что его так любит противоположный пол.

– Та, что темненькая. Серега, ты просто представить не можешь, как было круто. Я даже на мгновение подумал, что влюбился, но потом опомнился.

После своего монолога он громко засмеялся и сел со мной за одну парту.

– Ну, я слушаю тебя, мой друг, – так, видимо, он хотел узнать, как у меня дела. – Пойдешь сегодня со мной в клуб? Может, и тебе что-нибудь перепадет.

– Я сегодня занят.

– Я не удивлен. Опять в танки будешь всю ночь играть? – С Саней мы знакомы еще с детского сада. Поначалу, он уделял мне компанию в виртуальном мире, но вскоре он забросил игрушки и увлекся девушками. Можно сказать, окунулся с головой. – Мог и не спрашивать. Но знай, Серега, я всегда буду рад тебе помочь.

– Сань, дело не в компьютере, – Тут было, я практически проболтался, но в аудиторию вошла Лиза, наша одногруппница. Очевидно, что внимание моего друга забрала она. Мешать их милому общению я не стал и с нетерпением посмотрел на часы.

Вскоре пришла остальная часть нашей немногочисленной группы, а перед самым звонком появился и преподаватель.

Время – враг мой. Как же долго оно тянется! Ожидание просто разрывает меня на куски.

***

– Ну, бывай! – махнул мне Саня рукой и, хихикая с Лизой, вышел из аудитории.

Я бы спросил у него, почему он не остался на последнюю пару, но успел лишь махнуть в ответ. Сбежать с истории у меня, не хватило бы смелости. Да и таких связей с преподавателем у меня нет, как у Сани. Эдуард Ефимович приходился моему другу дядей, а мне историком. Да, скажете вы, почему же я не могу обратиться к другу за помощью в исправлении оценок. Уже обращался. Только благодаря Сане я еще учусь в универе. Эдуард Ефимович, кроме преподавательской деятельности, являлся деканом нашего факультета.

– Сергей… Сергей… Былов Сергей!

– Да? – случаются такие моменты, когда ты проваливаешься между сном и реальностью. Глаза и слух наготове принимать информацию, но она проходит мимо тебя. Ты здесь, но тебя нет – ты в своих мыслях, во сне.

– Сергей, с вами все в порядке? – преподаватель стоял в метре от меня, а его взгляд сверлил мою переносицу. Он был явно недоволен.

– Да, все в порядке, Эдуард Ефимович, – мои ладони стали влажными.

– Будьте внимательнее, Сергей. История – это важный предмет на нашем факультете и к тому же у вас уже были проблемы, – договорив, он быстро перевел внимание с моей персоны, словно ничего и не было. Я ему уже был неинтересен. – Меньшикова, помогите своему товарищу ответить на вопрос.

– В 1572 году Иван Грозный отменил опричнину, – наша отличница не заставила долго ждать с ответом. Оттарабанила она, как «отличный солдат». Наверно, даже хорошо, что я проспал вопрос, все равно не знал на него ответа.

Прозвенел звонок.

Все поспешили выйти из аудитории. Время интересный предмет. Ждешь чего-то, оно тянется бесконечно. Но стоит тебе только отключиться от внешнего мира, как оно летит, не щадя ничего. Сейчас мне это было только на пользу.

Я, как и все мои одногруппники, покинул аудиторию. Преподаватель не обратил на меня внимания, вопреки моим ожиданиям. Возможно, на семейной встрече он пожалуется на меня Сане. Это было неважно. Шаг за шагом я направлялся в столовую.

***

– Пюре и вот этот кусочек курицы.

Через несколько секунд огромная поварешка с толченой картошкой приземлилась на тарелку, а сверху лег сочный кусок куриного бедра в панировке. Взяв тарелку, я поспешил передвинуть поднос, чтобы не задерживать голодных студентов.

– С вас сто тридцать рублей, – женщина в засаленном белом халате без эмоций отбила кнопки на кассовом аппарате и передала мне чек.

Дорого, но вкусно. Ждать пока мать вернется с работы, казалось, мучительно долго, а желудок уже начинал урчать.

Время опять остановилось, на этот раз, на трех часах, а в голове не давали покоя вопросы: почему так поздно она назначила встречу? Может, ее не выпускают из дома, и она ждет пока уйдут спать её старики… Чушь какая-то.

Все ее тайны мне только предстояло выяснить. Но насколько меня на тот момент интересовали ее тайны? Скорее всего, я желал не тайн, а её внимания. Это чувство называют влюбленностью. В моем случае, я просто потерял голову…

И время до первой встречи пронеслось почти незаметно.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг