Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Золото бунта

Добавить в мои книги
719 уже добавили
Оценка читателей
4.45
Написать рецензию
  • Zatv
    Zatv
    Оценка:
    111

    Я уже писал и повторюсь вновь, Алексей Иванов – это уникальное явление в русской литературе. Его романы «Сердце Пармы» и «Золото бунта» по масштабности и силе вполне сравнимы с текстами Л.Н.Толстого.
    Но если Лев Николаевич, все-таки, иногда думал о своих читателях, то Иванова, похоже, они совершенно не волнуют. Добрая половина «Золота» написана на местных диалектах без всяких пояснений и сносок. И остается только догадываться кто такой «водолив» и что делает на барке «подгубщик». Вот, например, описание вогула Шакулы.
    «Шакула был ясачным вогулом и вправду жил лесом: бил зверя, ставил силки, собирал ягоды и травы, брал дикий мед и живицу, обколачивал кедры, драл лыко… А еще Шакула понемногу курил смолу и гнал деготь, плел вентери, корзины и морды, вертел клячем витвины – веревки из гибких виц, резал из сучков клевцы на бороны, гнул пестери, туеса и коробы, мастерил из бересты обувь – верзни, бахоры и бредовики, строгал всякий мелкий щепной товар – ложки и кочедыки, бутырки и калганы…».
    Но в этом, наверное, и заключается ценность «Золота». Думая только о полноте выражения своих мыслей, Иванов добился уникального погружения в текст и описываемую эпоху. Читая его, иногда ловишь себя на мысли, что непроизвольно упираешься ногами в пол. Настолько явственно описан сплав по весенней Чусовой, каждый поворот, каждая скала-боец, что кажется, будто сидишь на барке, в брюхе которой несколько сот тонн чугуна, и все, что есть у тебя против этой стремнины – только сила четырех десятков бурлаков на потесях, да знание, передающееся от деда к отцу, а от отца к сыну.
    ***
    «Золото бунта» имеет очень редкую структуру – он однолинеен, и все происходящее мы видим глазами Остафия Петровича Перехода или просто Осташки, сына погибшего на сплаве Петра Перехода. Сплавщики – элита Чусовой, за одну ходку по десятку раз играющие со смертью. И когда Осташка в первый раз без бати вел барку, то от страха не стеснялся вслух вопить «Лодью несгубимую» ибо не затормози барку затопленные кусты – смерть, пошел обходить подводный валун справа – смерть, не выгребли бурлаки после бойца – смерть. И сколько бы не передавалось сплавное искусство в поколениях, все равно, каждая пятая барка не доходила до нижних пристаней, давая работу святому Трифону Вятскому, собирающему души утопших мужиков.
    А когда надо пройти несколько десятков скал и под каждой из них может закончиться твой путь, то и на жизнь начинаешь смотреть иначе. Смерть становится настолько обыденным делом, что уже не трогает ни баба, снесенная потесью при спуске барки, ни бурлаки, тонущие в холодной весенней воде, ни приказчики, рубящие топорами пальцы и кисти рук, у хватающихся за борт лодки, ибо стоит только на миг задержаться на стремнине, как сразу же многотонная махина разметает тебя в щепки и отправит на дно.
    Но все равно, умирать раньше времени никто не хочет, оттого и надеются кто-то на заговор, кто-то на молитву, кто-то на судьбу… А кто-то на бесов, которых умилостивляют украденными душами вогульские шаманы.
    Петр Переход был из старообрядцев и надеялся только на Бога. Оттого без сожаления и пожертвовали им, разбив о боец барку, когда надо было спасти одного из братьев Гусевых, особо отличившегося во время пугачевского бунта. И мало того, что пожертвовали, так еще и поклеп возвели, что мол сделал это он по злому умыслу. И некому за Перехода старшего затупиться кроме оставшегося сына.
    Вот и получилось, что Остафий превратился в хумляльта. По вогульски это значит, что он не умрет, пока не достигнет своей цели. А цель у него была одна – пройти скалу Разбойник отуром (задом наперед) и доказать, что барку отец не топил, и гибель его была подстроена. Но если бы дело было бы только в барке, то можно было бы на все плюнуть и забыть. Сплавщическая слава сына со временем стерла бы всю хулу с батиного имени. Только в дело вмешались два бочонка с золотом – пугачевская казна. Спрятал ее Переход-старший от лихих людей и даже сыну не сказал где.
    ***
    Золото бунта невольно становится стержнем всего романа. Его ищут, за него убивают, его меняют на душу. Но никому оно не приносит счастья и успокоения. Оттого и Осташа, найдя батин клад, оставляет его на месте, только побольше присыпав землей.

    Сильный роман. Единственное, что показалось не очень логичным – винтовка главного героя, упорно не желающая стрелять в чужих руках. Да и в морок, наведенный на десяток бывалых вояк, тоже верится с трудом, но это совершенно не влияет на итоговую оценку романа.
    Лет через тридцать, поставят на одну полку с «Анной Карениной». )

    Читать полностью
  • sher2408
    sher2408
    Оценка:
    111

    Эта книга уже стала классикой! Изумительное произведение, мелодичное, ароматное, живое, плавное, в чем-то подобное сказке, вынесенной автором из палат Медной горы хозяйки, но только сказке рассказанной для взрослых романтиков и просто любящих свою Родину людей. Завораживающая книга, созданная мастером!

    Живописный, стилизованный язык повествования способствует погружению в реалии далекого 18 века, а вкрапления национального мистицизма лишь усиливают глубину восприятия и создают эффект присутствия. Много интересной информации предлагает автор об экономике и культуре края, об истории пугачевщины, об особенностях старообрядчества на Урале, о быте, верованиях, обычаях и обрядах вогулов, позволяет увидеть привычные нам вещи с совершенно неожиданного ракурса.

    Сюжет «Золота бунта...» интересен, все персонажи харизматичны, и пусть иногда читается тяжело и больно, даже обморочно в дыму вогульских обрядов, но ведь такова и цель любой книги – задеть читателя за живое и напомнить, что в жизни идеальных людей (образы которых нам массово скармливает голливудствующая современная проза) не бывает.

    Прекрасно описывается уникальная природа красавицы-реки Чусовой, раскрывается специфика работы сплавщиков и бурлаков. А сам сплав – настоящий драйв, взрывающийся адреналином при одном лишь приближении к героям живых коварных скал и валунов, ведущих свою жатву, имеющих не только собственные имена, но и вековую память,.. драйв, пробирающий до морозных мурашек по коже, до заноз от деревянной греби в ладонях, до шевелящихся от ужаса волос,.. драйв, который невозможно вытравить из крови, почувствовав единожды.

    Дальше...

    Вот как сплавщик Осташа говорит о главной героине романа - реке Чусовой, ставшей для героев книги всей жизнью:

    Чусовская вода — не брага. Не хмелит — протрезвляет. Говорят, на сплав пойти — все равно что на кулачный бой... Даже нет, все равно что с туркой на саблях сразиться. Может, и так — не сражался. Но когда с Чусовой схватишься и победишь — как родишься заново. Мой батя говорил: будто душу омоешь. Можно, конечно, и сгибнуть, так ведь сгибнуть везде можно. Рудокопов в дудке заваливает, углежоги в кабане заживо сгорают, лесорубов деревьями давит...

    ...Чусовая рассудит, кто прав, а кто врал!..

    ...Его Чусовая хранила!..

    Коли Вы ожидаете легкого чтива и «голых» приключений, то не беритесь за «Золото бунта...». Но ежели Вы любите добротные исторические произведения и классику, то читайте смело и не пугайтесь обилия в тексте архаизмов и диалектизмов - толковый словарик, созданный специально в помощь читателю, поможет сориентироваться! Словарик можно найти ТУТ.

    Барки на Чусовой

    Первая цветная фотография достопримечательностей реки Чусовой, сделанная фотографом С.М. Прокудиным-Горским в 1912 году. Кстати на фото в скале виден грот, в котором было найдено захоронение шамана.

    Остатки старой плотины на Чусовой.

    Далее упоминаемые в книге места запечатлены на фотографиях, сделанных в 1912 году С.М.Прокудиным-Горским:

    Часовня на Георгиевском камне вблизи села Слобода. Ныне часовня уже не существует.

    Камень Шайтан в Нижнем Селе.

    Староуткинск. Церковь, которая видна на фотографии 1912 года сохранилась, но колокольня в советское время была снесена и не восстановлена до сих пор.

    Камень Максимовский. Сейчас около него посреди реки образовался остров.

    Село Чусовое близь камня Шайтан, ранее известное как Шайтанский завод.

    Деревня Мартьяново. Камень Худой. Эти дома уже не существуют.

    Пристань Кашка. Кашка была ликвидирована в 1960-х годах, как неперспективная деревня.

    Камень Омутной. Отсюда "души бурлаков с разбегу уносятся в небо"

    Демидовский крест.

    Камень Столбы.
    Все фото взяты с сайта "Наш Урал".

    Читать полностью
  • Lihodey
    Lihodey
    Оценка:
    86

    Давно мне не приходилось в такой степени увлекаться чтением, как это случилось с "Золотом бунта" Алексея Иванова. Когда по возрасту вплотную подходишь к середине четвертого десятка, то жанр исторической авантюрно-приключенческой литературы несколько выпадает из восприятия. Над Фенимором Купером и Жюль Верном засыпаешь, а Майн Рид вызывает снисходительную усмешку своими рафинированными героями и т.д. Алексей Иванов же добился невероятного - я так сопереживал главному герою в кульминационных моментах романа, что моментами буквально не мог усидеть на месте, вскакивая со стула в эмоциональном порыве.

    Уникальность "Золота бунта", в первую очередь, заключается в многоплановости романа. Тут есть все, что нужно для отличной книги подобного жанра - серьезная историческая основа, с потрясающими по своим объемам этнографическими изысканиями, лихая приключенческая авантюра, запутанный детектив, вкрапления мистики и очень плотная, осязаемая и близкая философия духовной стороны жизни. Благодаря этому и, конечно, огромному литературному таланту Алексея Иванова, эффект погружения срабатывает на 100%. Романом живешь, и его атмосферу ощущаешь каждым нервом своего тела.

    Действие книги происходит на уральской горной реке Чусовая в период правления Екатерины II, спустя 4 года после пугачевского бунта. Эта река служила основным маршрутом для перевозки в центральную Россию, добываемого на Урале, железа. Каждую весну, после схода льда, на реке проходил глобальный сплав барок, груженных железом и чугуном. Из-за извилистости реки и горного рельефа местности этот сплав представлялся весьма опасным и нелегким делом, с очень высокой вероятностью гибели. Главный герой книги - это молодой парень Осташа, не так давно потерявший своего отца при крушении барки, но, тем не менее, мечтающий пойти по его стопам. Однако, ему неожиданно приходится столкнуться с направленным противодействием других сплавщиков. Имя его отца пытаются очернить, а самого Осташу все правдами и неправдами стараются вынудить отказаться от профессии сплавщика. Тут же примешивается темная история с пугачевским кладом, схороненным где-то на реке. Осташа пытается во всем этом разобраться, и ... начинаются приключения. Но не те приключения идеалистического типа, что так любят описывать авторы приключенческих романов, а по настоящему суровые и опасные, ломающие человека как физически, так и духовно, какие только и могли быть во времена, когда жизнь людская стоила меньше поломанной копейки. Много чего придется пережить главному герою для того, чтобы обелить имя своего отца, не сломаться морально и прийти к своей собственной мечте - стать самостоятельным сплавщиком.

    "Золото бунта" - это книга, которую хочется перечитать, едва закончив читать последнюю главу. У романа просто нет слабых сторон, каждая мелочь, не говоря уж об основных моментах, настолько проработана, что скептик внутри меня, оставшись без работы, в тоске забился в самый дальний угол и тихо умер в самом начале книги. Настоящая русская литература, от которой получаешь истинное удовольствие, и которая нисколько не уступает по своей силе произведениям русской классики. Хочется обратить внимание любителей аудиокниг на аудиовариант книги с прекрасной озвучкой Ивана Литвинова, перед которым за его старания хочется снять шапку и отбить земной поклон. А вот эта карта реки Чусовая несомненно пригодится каждому, решившемуся прочитать "Золото бунта".

    Читать полностью
  • red_star
    red_star
    Оценка:
    63

    Простая вроде бы метафора о человеческой жизни как реке, доведенная до странного абсолюта, с вогулами и млением. Многослойный, как торт «Наполеон» из тысячи листов, роман Иванова затягивает. Он похож на хороший сухой херес, терпкий, с неожиданным послевкусием.

    Сначала автор ошарашивает вас многоэтажной терминологией, следуя завету Ивана Ефремова из « Таис Афинской » - погрузить читателя в реалии места и времени действия, заставить пережить культурный шок, а потом сделать для него все эти льяла и ургаланы привычными вещами.

    Сам Осташа, напоминающий юного мастера-колокольщика из «Андрея Рублева», которому батя не открыл секрета, мечется по Чусовой вверх-вниз, подчиняясь суровому замыслу автора раскрыть перед нами новую «энциклопедию русской жизни», не имеющую никакого отношения к дворянскому быту. Раскольники, никонианцы, кабаки, артели, строительство барок, инородцы, бабы, скиты – все пронесется перед нами всего за год, подготовив Осташу к делу всей его жизни – сплаву по Чусовой.

    Иванов еще раз убедил меня в том, что непрямой путь чаще самый правильный. Его мрачноватый рассказ о сплаве чугуна по Чусовой расскажет вам об экономике России времен Екатерины больше, чем сам Кулишер в « Истории русского народного хозяйства » и курсы истории экономики в профильных ВУЗах.

    Если вам интересен не только текст, но и география, при чтении книги всегда держите под рукой карту, и вы вместе с караваном барок понесетесь на северо-запад от Ревды к Каме, почувствуете все эту кровеносную систему рек, по которым уральский чугун тёк в европейскую Россию.

    Жаль, что в конце книги нет списка использованной литературы, как это принято в академических изданиях. Мне стало безумно интересно, откуда Иванов почерпнул все эти поистине энциклопедические сведения о бытовой магии и суевериях. Вся мощь описания «верхнего (и нижнего) мира», вся эта мутация угро-финских верований в страшные русские сказки, вогульская жуть, эпический, невероятный Ермак-мракоборец, былинный богатырь. Просто продирает, заставляет поежиться и содрогнуться от скрытого древнего ужаса.

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    49

    На мой взгляд, это одна из самых приключенческих из исторических, и историческая из приключенческих книг. Вне зависимости от степени соответствия историческим фактам о тех самых сразупослепугачёвских временах и уральско-пермских нравах последней четверти века XVIII.

    При чтении книги в мозгу не раз и не два вспыхивало неоном слово "художник". Потому что Иванов в этом своём историко-приключенческом романе выступает прежде всего как Художник. Безусловно он художник Слова — вязь стилизованной письменной речи этого романа явственно погружает нас в атмосферу того времени и тех событий (даже если в те времена говорили чуть иначе). Он художник описаний — многочисленные, но не менее от этой многочисленности красочные описания природы окрестностей реки Чусовой и других уральских мест и местечек не оставят равнодушными самого взыскательного читателя. Он художник приключенческой завязки-развязки — само по себе неторопливое, повествование тем не менее постоянно держит читательскую мышцУ в лёгком, но постоянном напряжении, заставляя её — мышцУ — мелко дрожать и нетерпеливо двигать, перебегать глазами от строки к строке, отслеживая все перипетии судьбы рядового уральского парня, потомственного сплавщика, волею судьбы втянутого в круговерть суетной и суетливой, кровавой и беспощадной людской возни за золото пугачёвского бунта, вокруг этого золота и на золоте же. К тому же Иванов ещё и художник мистического и потустороннешаманского содержимого книги, потому что где золото, там и беса искать надобно, и потому бесовщина и шаманизм в книге расцветает цветком папоротника в Ивановскую ночь. Не обошлось в романе и без любовной линии, которая подобно цветку кувшинки то ныряет вглубь, то вновь показывается на поверхности повествования; то оборачивается самой романтической жилкой, а то вывернется едва ли не похабным естеством мужеско/женского соития да ещё и с вариациями на "тему", порой скользя уже по грани художественно допустимого, однако всё же не сваливаясь совсем уж в порнографическую сторону. Причём делает это Иванов так умело и так обосновывая всем содержанием книги, что эти нюансы вовсе не хочется ставить ему ни в какую вину.

    Отдельных строк и отдельного абзаца заслуживает последняя четверть повествования, в основном состоящая из буквально по метрам, по камням и по перекатам, по "бойцам" расписанного сплава грузовой барки по реке Чусовой. Созлаётся полное впечатление собственного присутствия как писателя, так и читателя на борту этой самой барки, потому что вместе с Осташей (так зовут нашего ГГ, знакомьтесь) ты и видишь и знаешь все эти премудрости сплавного дела, вместе с ним и с его "экипажем" ты проходишь все эти узости и стремнины, проскакиваешь мимо самых убойных бойцов и рассчитываешь не только собственный маневр, но и буквально каждую волну Чусовой — честь и хвала автору, который не только дотошно до досочки исследовал и строение барки и весь маршрут по Реке, но и мАстерски подал это блюдо читателю горячим и свежим, с ароматной корочкой и безумным вкусом. Ей-ей, так и кажется, что теперь ты и сам можешь провести по Чусовой любое грузовое судёнышко вешней полной водой...

    Безусловно ***** звёзд и желание читать Иванова и далее!

    Читать полностью
  • Оценка:
    Хорошая книга. Правильная. Автору спасибо отдельное.