Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Дипломная работа по обитателям болота

Читайте в приложениях:
900 уже добавило
Оценка читателей
4.29
  • По популярности
  • По новизне
  • Он говорил мне: «Не уходи!»
    Он говорил мне: «Не улетай!»
    Он говорил мне: «Слушай, отдай
    Свою душу в залог!»
    Он предлагал мне долгую жизнь,
    Он уповал на украденный Рай
    И обещал мне в этом Аду
    Жилой уголок.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • гуляют мужчины со всеми, а женятся на тех, кто подругой да понимающей душой станет.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ну как зачем… – Меня отпустили, но на ногах устоять не получилось, и я рухнула на пол у его ног. Судя по искорке удовольствия в синих глазах, это зрелище не оставило феникса равнодушным. Он склонился, касаясь моего лица длинными белыми прядями, от которых пахло чем-то горьким и свежим одновременно. – Это именно Серебрянка научила меня на ней играть, так что я предпочту порадовать ее своими достижениями… перед смертью. Она будет довольна… столько усилий, и я все же переломил свою природу.
    – Ты о чем?
    – Видишь ли, Юля, – хмыкнул блондин, выпрямляясь и выплетая какую-то странную сетку из лучиков света, которая постоянно рвалась и затухала, отчего он сдавленно шипел. – Фениксы никогда не играют на струнных инструментах по одной простой причине. У нас очень чувствительные подушечки пальцев. Играть безумно больно. И так как регенерация именно в области рук лично у меня почему-то почти совершенна, не нарастает мозолей, свойственных музыкантам. Каждая партия – почти невыносимая боль. Правда, сейчас уже не так…
    – Почему? – Дергаться я не решалась, бежать тоже, оставалось спрашивать, отвлекать, пока он готов мне отвечать. Поэтому я цеплялась за любые «ниточки», за которые можно потянуть.
    – Хозяйке некогда было интересно, что надо сделать, чтобы у меня остались шрамы, – усмехнулся Лельер. – Притом так, чтобы не сильно повредить мышцы, ведь нужно, чтобы руки остались подвижными.
    Мамочки…
    Бедный. Как же она тебя…
    Как же эту… дрянь самой хочется прибить! Ну как же так можно?! И ведь наверняка это малая часть из того, что она с ним творила…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но пока Лель просто пел. Пел и играл, снова сжимая струны своего проклятого инструмента до побелевших пальцев. Играл, как на нервах. Одна песня сменяла другую, и музыкант постепенно успокаивался, хотя несколько строк из исполняемого наводило на меня ужас и морозом проходилось по коже:
     
    Ночь. Твой мир – это ночь, где лица без глаз,
    Где птицы поют, как ржавеет металл,
    Ты просишь огня, ты хочешь забыть,
    Ты молча зовешь: «Убейте меня!»
    Не веришь луне, и слезы, как воск,
    Застынут на стрелках часов и тогда:
     
     
    Твой мир,
    Твой сон,
    Твой бред,
    Твой стон,
    Рождают меня,
    Я кукла твоя.[5]
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А дальше…. дальше было безумие звука и света. Невероятно мощная по своей темной энергетике композиция, которая пронизывала насквозь, заставляла дрожать в унисон с мелодией, поднимающей из глубины сердца все, что там было. От света, до тьмы и жажды. И мне было страшно смотреть на Лельера, потому что это наверняка стало тем самым спусковым крючком. Смех… тихий, искренний, но такой страшный смех, я как зачарованная подняла голову, чтобы увидеть улыбку на лице сумасшедшего шута, чтобы понять, что ОНО началось.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он говорил мне: «Не уходи!»
    Он говорил мне: «Не улетай!»
    Он говорил мне: «Слушай, отдай
    Свою душу в залог!»
    Он предлагал мне долгую жизнь,
    Он уповал на украденный Рай
    И обещал мне в этом Аду
    Жилой уголок.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сегодня лежачих не бьют – завтра их добивают. Такое бывает… бывает, бывает и хуже!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Одной ногой здесь, одной ногой там,
    Одним блюзом в раж, другим блюзом в ложь,
    Четырнадцать веток на дереве бед…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И тут мне в голову что-то ударило.
    – Хочу беленькие!
    – Юль, ты… ты!.. – влюбленно уставился на меня шут. – Я хочу тебя предупредить!
    – О чем? – подпрыгнула еще раз, но сильнее и с радостным визгом подлетела уже гораздо выше.
    – Если ты не выйдешь замуж за Кика, то я сам на тебе женюсь! – торжественно пообещал этот ненормальный.
    – Мы с тобой будем жить счастливо, но недолго, убившись в какой-нибудь авантюре в один день! – Я уже утирала слезки смеха.
    Обернулась, довольно оглядывая посветлевшие крылья, и нахмурилась:
    – А почему кожистые?! Я хочу с перышками!
    – Зачем? – неподдельно изумился мужчина и выразительно ткнул пальцем в небо. – ТУДА тебя даже по блату не возьмут!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом мы окутались странным белым сиянием и стремительно взмыли вверх. Мой вопль поймал и унес куда-то вдаль ветер. Когда приземлились на крышу, то Хинсар проворчал:
    – Я же просил!
    – Так предупреждать надо! – возмущенно отозвалась я, но тут же забыла про недовольство, потому что… увидела город. Город в лучах полной луны и дома, будто бы парящие над серебристыми змейками дорог, темную реку, через которую пролегала лунная дорожка. Шпили, дворец Гудвина на холме…
    – Лель!!!
    – Да, ты меня обожаешь, – самодовольно вспомнил шут.
    – Не то слово! – встала на цыпочки, чмокнула его в щеку и быстро подбежала к краю крыши, чтобы взглянуть в узкий провал переулка и тут же отшатнуться.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Лель!!! – Я залилась краской и отвела глаза. Да, там были все те же рыжие, светлые и темненькие… мужики. Не более одетые, чем девушки ранее!
    – Что такое? – с притворной заботой осведомился наш замечательный псих.
    – Убери, – почти попросила я. – Хоть девок верни, но убери этот разврат.
    – Девок могу дополнительно сотворить, – задумчиво оглядел комнату этот любитель эротики. – Ты как раз позами интересовалась…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Тогда я пошла одеваться!
    – Вот это моя школа! – умиленно посмотрел придворный дурак. – Никакого инстинкта самосохранения!
    – Кстати, а что нам будет, если поймают? – вдруг задумалась я.
    – Что-нибудь обязательно будет, – заверил Лель, выталкивая из кухни, да еще и шлепком по попе награждая напоследок.
    – Ты обалдел? – ошеломленно спросила я.
    – Нет, но мне было приятно, – самодовольно поведал Хинсар.
    Я мысленно сплюнула и пошла одеваться.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Девушка уже давно спала…
    А мужчина еще долго перебирал ее волосы,
    скользил руками по телу, вдыхал запах,
    крепко прижимал к себе.
    Риале.
     
     
    Как много в этом слове.
    Якорь, друг, личное солнце, которое спасает
    от тьмы из прошлого, помогает не сдаться,
    не поддаться искушению.
    Свет в конце туннеля.
    Забавно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Да, я взвалила на себя немало, но, создатель, как же это хорошо! Трудиться, работать, и не просто ради выживания, а ради цели. Интересной тебе цели. ТВОЕЙ цели. Ради этого можно не спать ночами, забывать поесть, но… насколько же сильно ощущаешь себя живой!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Я думаю о том, почему ты выбрал именно призвание шута? Все знают господина Хинсара лишь с этой стороны…
    Он закрыл томик и поставил его обратно на полку, на прощание скользнув пальцами по коричневому корешку. Повернулся ко мне и, склонив голову набок, едва заметно усмехнулся.
    – Детка, ты просто не общалась с теми высокопоставленными господами, которые беседовали со мной, когда я в другом амплуа. Да и выпади тебе столь сомнительная честь, вряд ли они бы с радостью рассказали о часах, проведенных в застенках Мастера Пытки, ассистентом которого я и являюсь.
    – А какой он… Мастер? – Я решила воспользоваться моментом и спросить: – Ты говорил, что мне все равно придется с ним встретится.
    – Ну знаешь, Юля, – неожиданно расхохотался шут. – О начальстве, как и о покойниках, – либо хорошо, либо ничего! Потому я, пожалуй, промолчу.
    – Он такой страшный? – поразилась я.
    – Он – Мастер Пытки. И этим, наверное, все сказано.
    В мои цитаты Удалить из цитат