Отзывы на книгу«Горе от ума»

24 отзыва
countymayo
Оценил книгу
Есть такая хохма про высоко образованного во всем, кроме английской литературы, канадца, который волею судеб прочёл "Гамлета" на пятидесятом году жизни. Прочёл и воскликнул: "Не пойму, чем все так восторгаются! Это же набор ходячих цитат!"
Когда я первый раз читала "Горе от ума", то с благоговейным страхом поняла, что мы все - все! - говорим на языке Грибоедова, и если горе - то непременно от ума:

Счастливые часов не наблюдают
Что за комиссия, Создатель!..
Герой не моего романа
Собрать все книги бы да сжечь!!
Другой найдётся благонравный
Свежо предание, да верится с трудом
Шёл в комнату, попал в другую
...и крепко на руку нечист...
Блажен, кто верует, тепло ему на свете!
... числом поболее, ценою подешевле...
Мой муж - прелестный муж...
Грех не беда, молва нехороша.
Я езжу к женщинам, но только не за этим.
Пожар способствовал ей много к украшенью.

Конечно, трудно иногда не повторить за Буниным - не верю, дескать, что Чацкий, много разговаривающий с дураками и любящий дуру, есть умный человек. Но в двадцать лет кто семнадцатилетнюю дуру не любил, кто с дураками не рассусоливал! Мы же мыслим этими фразами почти два века, Господи, ничего, ничего не изменилось, по-прежнему:

Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь.

Перечитывать, слушать, в театре смотреть. Ничего не изменилось.
Tayafenix
Оценил книгу

С огромным удовольствием перечитала Грибоедова. "Горе от ума" - это одно из очень немногих произведений школьной программы, которые впечатлили меня еще в школьное время, а не при перечитывании впоследствии. Мне вообще кажется, что это произведение действительно можно читать и в подростковом возрасте и при этом понять, принять и полюбить его в отличии от многих других, которыми "пичкают" на школьной скамье, когда человек еще не готов воспринимать такие серьезные и глубокие вещи. Почему же понятен Грибоедов и так понравился мне еще в 9-м классе? Теперь, перечитав, я это понимаю. Ведь Чацкий своим менталитетом, своим поведением очень похож на подростков-максималистов. Он и его личные проблемы особенно близки именно подросткам, которые чувствуют себя потерянными, не принятыми и не понятыми в этом мире, хотя сама проблематика произведения не устареет никогда и будет близка любому обществу на любом этапе развития. Особенно нашему. Всегда будут Молчалины, Чацкие, Скалозубы. Никуда от этого не деться. Поэтому-то "Горе от ума" можно перечитывать бесконечное число раз. Я уже не говорю о потрясающем языке и о том, что вся такая небольшая книга разобрана на цитаты.

Не так давно в книжном клубе у нас зашел разговор о "ненужных людях" и о том, почему Чацкого все читатели любят, в то время как Ганс Шнир, клоун Бёлля ("Глазами клоуна") вызвал у многих столь неприятные эмоции. Ведь они во многом похожи! Также не принимают все несовершенства этого мира, этого общества, не могут найти своего места в мире. Все это действительно так, они похожи. Вот только Грибоедов не заставляет нас погружаться в голову Чацкого и читать все его мысли, в то время как от желчного и противного Шнира на всем протяжении книги ну просто некуда деться. Чацкий промелькнул яркой вспышкой и ушел, растворился, а мы остались размышлять об обществе и сочувствовать ему, а вот Шнир пребывал перед нашими глазами долго, даже слишком. Все успел рассказать, обо всем пожаловался. Вот подумайте, разве кто-нибудь смог бы жить замужем за Чацким, видеть его каждый день, каждый день слушать его речи? Вряд ли. Мне кажется, в конце концов сбежит также, как и Мари от Шнира. Такова судьба "ненужных людей". Они ни с кем не уживаются, только с себе подобными.

Именно поэтому, после второго прочтения "Горя от ума" образ Чацкого показался мне двойственным. С одной стороны, он вызывает симпатию, потому что он выше этого общества, не гонится за наградами, хочет жить собственным умом. Честь и хвала тому, кто занимается самосовершенствованием. С другой же стороны, он является непримиримым борцом за справедливость, за правду, и что ему это дает? Только разочарование и обиду. В Индию - вот куда нужно ехать Чацкому после его "Карету мне, карету!", учиться миросозерцательности и спокойствию, тогда то его ничего не будет волновать, а глупость окружающих меньше всего. Но это у меня воображение, конечно, разыгралось. Понятно, что комедийная пьеса писалась не для того, чтобы наши герои росли и менялись на глазах, а чтобы ярко, с юмором отобразить недостатки общества. И это вышло великолепно! Потому-то я и не воспринимаю героев как живых, обычных людей, а скорее как комедийные, слегка гипертрофированные образы типичных характеров. И вот только Чацкого не могу я так воспринимать. Он для меня человек со всеми его достоинствами и недостатками, из-за чего и хочется его подергать, потолкать и объяснить, в чем он не прав.

blackeyed
Оценил книгу

Читал я давеча тут «Горе от ума»…
Рассеялся застлавший разум мне туман -
Вдруг понял я, что в школе был баклан,
Извлёк тогда из этого творенья на стакан,
Тогда как должен был извлечь на целу бочку.
Сейчас лишь я могу поставить точку
В познаньи гениальных строчек
И отношений проволочек,
Что Грибоедов описал.

Проникнут книгой был всецело -
Ну надо ж так изобразить умело
Характеры и нравы! Между делом
Душа моя взяла контроль над телом
И в стих рецензию оборотила.
Что сочинять вдруг вдохновило?
- Грибоедовских пять килограмм тротила.
Энергия после их взрыва
Нам два столетья сердце грела.

Само собой, определённо, несомненно
Мне в паре слов не передать значенья
Сего значительного сочиненья,
Подобно бурному теченью,
Несущему в раздумий воды.
Могу заметить только: годы
Порою длятся правды роды,
И Чацкий-акушер лишь, умный, гордый,
Приносит роженице облегченье.

Elena-R
Оценил книгу

Когда в детстве и юности нам твердят об актуальности классики, вряд ли мы в наши школьные годы чудесные способны по-настоящему это понять. То ли Марьиванны плохо объясняют, то ли опыта (того самого, житейского) маловато, да только актуальность так и остаётся чем-то вроде Северного Полюса: все знают, что он есть, но так немыслимо далеко… Бывают же такие ситуации, когда вдруг сами собой возникают какие-то параллели, когда вдруг понимаешь: да ведь почти об этом самом и писал кто-то великий!
Не так давно один известный человек написал статью по поводу невесёлому и актуальному. Написал честно, искренне, так, как думал, без всякого «соцзаказа». И почему-то оказалось, что выпал из общего хора голосов, пошёл не в ногу со всеми, а как бы даже в другую сторону. И понеслось! А подать сюда Ляпкина-Тяпкина! К ответу! И, собственно, чего такое вообще сказать-то хотел, а?!
И вспомнился тут не кто-нибудь, а Александр Андреич Чацкий, успешно нами «пройденный», причём чаще всего мимо. Вот он, молодой, три года пробывший где-то заграницей (где весьма ощутимы отблески костра Французской революции), соскучившийся, появляется в доме Фамусова. Нарушает при этом все приличия – раннее утро, никто гостей в такое время не принимает. В том-то и дело – он не гость. Он свой. Он и мчится прямо с дороги к своим, а не в какой-то лагерь врагов, где надо быть во всеоружии и обдумывать каждый жест, каждое слово.
Его знаменитые монологи тоже произносятся не на заседании тайного общества, а для хорошо знакомых с детства людей, которым он верит, которых так давно знает (как ему кажется). Наверняка так пылко говорит в надежде, что его поймут, что найдутся люди, разделяющие его взгляды. Пусть не Фамусов, куда ему, человеку прошлого века, но Софья, но Молчалин?! Ведь они-то с Чацким ровесники (Софья помоложе, но ведь «ей сна нет от французских книг», девица образованная). Но нет. Нет понимания, нет взаимности ни в чём.
Лиза, служанка, которая в лучших литературных традициях часто бывает умнее, наблюдательнее многих героев пьесы, скажет одну важную фразу:

Как все московские, ваш батюшка таков…

Ключевое здесь начало: «как все» - и этим всё сказано. Попробуй быть не таким – плохо тебе будет, разорвёт стая. И ещё «московские» - уютная милая Москва с утопающими в зелени особняками отличалась какой-то своей особой патриархальностью (ну вспомните все эти лубочные «конфетки-бараночки»), клановостью, многочисленными и разветвлёнными родственными связями, что в целом составляло такой конгломерат, о который можно сломать не только зубы, но и шею.
Поначалу и Фамусов принимает Чацкого именно как своего:

Здорово, друг, здорово, брат, здорово.
Рассказывай, чай у тебя готово
Собранье важное вестей?
Садись-ка, объяви скорей.

Тут и «друг», и «брат» - наш человек, что и говорить!
Проходит какой-то час, стоило лишь Чацкому в одном из первых монологов сравнить «век нынешний и век минувший», как Фамусов приходит в ужас. И после каждой реплики молодого гостя ему становится всё хуже и хуже:

Фамусов
Ах! Боже мой! он карбонари! *
Чацкий
Нет, нынче свет уж не таков.
Фамусов
Опасный человек! (Оставлю далее реплики только Фамусова):
Что говорит! и говорит, как пишет!
* * *
Он вольность хочет проповедать!
* * *
Да он властей не признает!
* * *
Строжайше б запретил я этим господам
На выстрел подъезжать к столицам.

Дальше – больше. Чем пространнее становятся монологи, тем сильнее раздражаются окружающие. Никто, никто не пожелал выслушать по-настоящему, попробовать вникнуть, постараться понять, что искры Франции и просто здравого смысла уже долетают, уже зажигают умы и сердца. Но нет, мы, московские, горой друг за друга, нам перемен и ваших революций на дух не надо. Да и стоит ли слушать кого-то, кого не было три года, мы его опять выживем из нашего тесного и сплочённого мирка.
Пусть он умён, но мы-то не понимаем, чего он там так долго и красиво пытается говорить. У нас тут бал, понимаешь, карты, турнюр у кого-то новый, надо обсудить… Проблемы?! Нет, у нас они, конечно, есть, но мы сами знаем, какие, вон докторша «не родила, но по расчету – по моему – должна родить». Не надо идти против нашего мнения, да ещё не спросив, что думает княгиня Марья Алексевна. Пошёл? А мы намекали… Мы ж предупреждали… А вот на тебе, получи! Распнём, затопчем, объявим сумасшедшим.
И пусть себе пойдёт

…искать по свету,
Где оскорбленному есть чувству уголок!..

А знаете, грустно… Классика и впрямь актуальна. Увы.

Shishkodryomov
Оценил книгу

"Я самый умный (видно из названия произведения), скромный (видно из названия произведения), честный (видно из монологов, которых всех школьников заставляют учить наизусть) и красивый (просто видно)." А.С.Грибоедов
p.s. "Вы все быдло". А.С.Грибоедов

Для поэта главное - рано умереть. Конечно, желательно успеть до безвременной кончины что-нибудь написать. Но, если не успели, то не унывайте. Была бы яркая смерть, а стихи найдутся. Какая вам, в самом деле, уже разница. Свою бессмертную комедию (комедия, гы-гы, только это и смешно)"Горе от ума" (уж сколько раз школьники желали ей мучительной кончины, а оно все никак) уже не молодой Грибоедов (28-29 лет, это много для нашего вундеркинда) написал в Тифлисе на службе в посольстве. Похожим образом, например, тридцатью годами ранее был создан небезызвестный готический роман "Монах" британским атташе в Гааге Мэтью Грегори Льюисом. Сразу видно, что бедные дипломаты настолько изнывали от безделья, что создание литературных шедевров являлось чуть ли не единственным для них развлечением. Ничего определенного о классике готики сказать не могу, ибо абсолютно в ней не разбираюсь, но зеваю всегда конкретно, что и неудивительно - обывателю должно быть хотя бы уху-хух! (страшно хотя бы). С "Горя от ума" начал нынешний год и уверен, что и в дальнейшем ничего хорошего тоже не будет. Дочитаю "Леди Чаттерли", выберу старого президента вместе с другими гражданами страны, но, как говорил кто-то из классиков, а может и не говорил, "если ничего хорошего не предвидится, то это еще не значит, что вы пессимист".

Сразу же отбрасываю в сторону историческую ценность данного произведения, ибо общепризнанная классика, да еще и во все времена входившая в школьную программу, должна нести собой не что-то по поводу нашей многострадальной родины из далекого прошлого, а нечто вечное, имеющее ценность и в нынешнее время. Умением говорить правду сейчас никого не удивишь, правда она вот она, перед нами, в интернете особенно, она многолика и надоедлива. Более того - современные правдолюбцы все, как на подбор, засели в виртуальном мире и неустрашимо борются с несправедливостью, ханжеством и чинопоклонничеством. Ну, так бальзаковский Гобсек концентрировался на своем - деньги намывал, заплатив за то неустроенностью в жизни личной. Счастливая Ассоль таковою стала только после того, как дождалась богатого принца под алыми парусами. И т.д. Нет в этом мире совершенства. Так давайте не будем слишком уж строги с желающими повыступать в интернете. Где им еще это делать? Мало того, что не все они и сказать-то что-то смогут в принципе, так еще это и чревато. Реальный мир - это то, что пугает многих виртуальных борцов.

В начале 19 века интернетов не было. Ну, написал один такой борец длинный памфлет в стихотворной форме. Конечно, опубликовать не посмел бы. Это за него сделали помощники. Этот мир принадлежит помощникам, менеджерам, администрации президента. Некоторые фразы из этого памфлета затем вошли в нашу жизнь навсегда. Фразы меткие, талантливые, если бы не глупая любовная линия, то вообще ничто бы их не омрачало. Зачем, вообще, Грибоедову понадобилась вся эта чепуха о Софье, соперниках и тому подобное. Только ли, чтобы герой его еще раз прозрел, показался человеком, а не заумным долдоном? Конечно, Чацкие выступают только на страницах литературных произведений, во все иное время им страшно. Так вот, именно этот свой страх Грибоедов и спрятал за якобы любовными терзаниями, метаниями и что там еще. Нехорошо это. Конечно, и юношеский эротизм требовал хоть какого-то выхода из напыщенной благородной безысходности. Представляете мастурбирующего Грибоедова? Я нет.

Учительницы, поставьте мне двойку! Это у меня тоже фантазия такая.

harr...@list.ru
Оценил книгу

С удовольствием прочла через много лет после "школьной программы"))
Одни пенки и крылатые фразы ))

DJ Mugiwara
Оценил книгу

О! если б кто в людей проник:
Что хуже в них? душа или язык?

Анонимный читатель
Оценил книгу

Хорошая книга с особенным сюжетом. Когда читаешь так и хочется перелистать подальше что бы все узнать. Я не пожалел, что прочитал ее и всем советую.

Анонимный читатель
Оценил книгу

прекрасная книга

Лиля Колесник
Оценил книгу

Книга потрясающая! Спустя 15 лет после школьной программы читать еще интереснее. Хоть вспомнить откуда крылатые выражения.