Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
65 печ. страниц
2019 год
18+

И снова о войне…
Александр Санаров

© Александр Санаров, 2019

ISBN 978-5-0050-9494-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

И снова о войне

Более 70 лет прошло после окончания самой страшной, самой разрушительной, самой бесчеловечной войны в мире.

Написаны тысячи книг и мемуаров очевидцев и участников этого самого грозного события в истории человечества.

Ему посвящены тысячи научных трудов и исследований, казалось бы, что не должно остаться ни единой тайны, ни единого штриха, позволяющего вольно трактовать события этой войны.

Однако на сегодняшний день мы видим обратную картину, идет фантастическое нагромождение стереотипов и мнений друг на друга, часто совершенно исключающих право на существование противоположного мнения.

Чем дальше, тем хуже. Реальные события обрастают немыслимым количеством лживых трактовок с еще более фантастическими предположениями.

Разобраться в этом простому человеку практически невозможно. Конечно, «академиев не кончали…», верхним образованием не испорчены, научных степеней и званий тем более не имеем, поэтому, когда какой-нибудь кандидат наук от истории несет несусветную чушь простой человек вольно или невольно принимает эту точку зрения к сведению.

А когда в ответ не менее подготовленный кандидат, или не дай бог, доктор исторических наук с важным видом несет что-нибудь прямо противоположное по смыслу, то у нас, у простых людей, в головах возникает стойкий условный рефлекс неверия ни чему и никому.

На основе этого неверия становятся возможными кощунственные байки, что Гастелло случайно упал на немецкую колонну, что 28-ми панфиловцев вообще не было и, что Матросов просто поскользнулся, а Зою Космодемьянскую немцы вешали под одобрительный свист и улюлюканье местного населения.

Во времена моей молодости за подобные утверждения можно было запросто схлопотать по лицу, а сейчас это можно безнаказанно утверждать даже с высоких трибун.

Стоит ли удивляться, что у нас стали появляться различные «Коли с Уренгоя», проливающего слезы над судьбой бедного несчастного немецкого солдатика, совершенно не хотевшего воевать, и совершенно неизвестно как попавшего в Сталинград.

Все это становится возможным на основе полнейшего отсутствия элементарных исторических знаний, убогости собственного мышления и нежелании логического осмысления событий.

То, что официальная история о войне пропитана толстым слоем лживой партийно-советской пропаганды, с моей точки зрения, бесспорно, но это совершенно не значит, что её может высветлить не менее толстый слой брехни либеральной.

Как в этом разобраться человеку простому, но думающему, или, по крайней мере, пытающемуся это делать.

А разбираться в этом можно и должно, включая в первую очередь логику и, как её следствие, здравый смысл.

При таком подходе к предмету, конечно, вероятны ошибки и возможны не вполне верные выводы, да и понятно, это ведь не строгий научный труд.

Но степень таких ошибок будет, наверняка, ниже на порядок, чем лживые измышления профессиональных брехунов от науки, ангажированных той или иной идеологией.

Во все времена идеология являлась одним из самых важнейших столпов государственности.

Во все времена, государства лили грязь на своих соседей, если те по каким-то причинам не хотели под них прогибаться. И, естественно, политики любого государства считали себя белыми и пушистыми, а своих соседей «грязными и вонючими.».

Приемы идеологического воздействия на свой народ в разные времена были различными, но одно остается неизменным.

Грамотный и думающий народ никакому государству не нужен, поэтому принцип тотального оболванивания этого самого народа возведен в ранг государственного приоритета.

Времена нынешние не являются в этом отношении исключением. Не последнее место в этом процессе во времена современные, да и не столь отдаленные, занимает кинематограф.

Еще наш коммунистический классик на заре его развития говаривал – «…из всех искусств важнейшим для нас является кино». Тов. Сталин действовал в полном соответствии с этим тезисом и довольно сильно в этом преуспел. Да и Адольф Алоизович Шикльгрубер тоже уделял кинематографу довольно много внимания и тоже преуспел.

Эту «эстафетную палочку» подхватили и наши современные «делатели» кино. В авангарде, конечно, Голливуд. Практически все их фильмы подспудно несут в себе пропагандистскую нагрузку. Да и наши режиссеры усердно клепают «кино шедевры» по американскому образцу и подобию.

Назвать их ремесло искусством, рука не поднимается, и язык не поворачивается. На экраны вывалилось такое количество кинематографического дерьма, что у меня от незначительного его просмотра начинают болеть даже зубные протезы.

Все эти новоявленные «экшены, блокбастеры» и прочая хрень про войну наверняка заставляют переворачиваться в гробу наших ветеранов.

Да и не про них и не для них это сделано и снято. Сделано это для пустых голов, тупо жующих попкорн, во время просмотра. И даже у людей «образованных» фильмы типа «Несокрушимый» или «Т-34», вызывают совершенно необоснованные восторги. И я совершенно не понимаю, чем в этих «шедеврах» можно восторгаться.

В них нет и десятой доли правды, а именно в ней, как говорится вся сила. Поэтому для себя я уже давно сделал разницу между людьми образованными и людьми думающими.

Я знаю достаточное количество людей, имеющих высшее образование, а иногда и не одно, у которых совершенно не возникает потребности нагружать свой мозг мыслями, не имеющими отношения к добыванию денег, шмоток и прочих «ништяков», заметно влияющих на качество жизни.

Все остальное находится за пределами их черепной коробки. Ну да бог с ними, не о них речь, не для них это писано, это, скорее всего, характеризует качество нашего образования в целом, что не имеет ни малейшего отношения к заявленной теме.

Так случилось, что тема войны была мне интересна с самого детства. Наверное, все мальчишки в разные времена любят играть в войнушку. У меня же проявился к ней интерес более глубокий, чем у моих приятелей.

Я на память помнил все типы самолетов и наших и немецких, всех танков, всех орудий, и прочая и прочая… И конечно, пребывал в твердой уверенности, что наша техника была крепче и лучше, а наши солдаты более мужественны и сообразительны, чем немецкие.

Этому в немалой степени способствовал и наш кинематограф, благодаря которому я видел, как наши пулеметчики расстреливали немцев тысячами, а наши бойцы гранатами и бутылками жгут вражеские танки десятками, а они все лезут и лезут….

Потом была школа, где в наши головы вбивался «неоспоримый» постулат, что Гитлер собрал несметную силу со всей Европы, предварительно её покорив, и обрушился на бедный, мирный Советский Союз.

И самолетов поначалу у нас было мало, да и танков тоже. А те, что были горели как спички, потому что были плохими, устаревшими, а новых хороших было совсем чуть чуть, не успели ими нашу армию перевооружить.

Но благодаря стойкости нашего народа, а, главное, мудрому руководству нашей Компартии (про Великого Сталина в то время уже не принято было говорить) мы смогли сломать хребет фашизму, а потом и добить зверя в его логове. Что всю войну можно условно разделить на три этапа.

Это битва за Москву, где был развеян миф о непобедимости немецкой армии и положено начало коренного перелома в войне.

Потом Сталинградская Битва, где этот самый перелом, свершился, как неоспоримый факт. Ну а Курская битва доломала хребет военной машине Германии окончательно, и славная Красная, а потом и Советская армия катилась безостановочно до самого Берлина.

Немцы, конечно, пытались огрызаться, но их жалкие попытки и немногочисленные успехи имели локальный характер и стратегического значения не имели.

Такая трактовка военных событий имела железобетонный характер, а любая другая не принималась, а иногда и каралась нашим Советским, самым гуманным судом в мире.

Вопросы о том, каким образом немцы оказались под Москвой, дав нам возможность приступить к реализации первого этапа войны, и как они вообще оказались под Сталинградом, чтобы мы смогли реализовать второй этап, не ставились. Просто вскользь упоминалось, что в результате внезапного нападения наша армия временно лишилась инициативы и потерпела ряд неудач.

Тотальный разгром Красной Армии принято было считать не разгромом, как таковым, а просто рядом неудач. Какая может быть внезапность осенью 41-го, и тем более, весной 42-го, это вообще не обсуждалось, просто подразумевалось, что эти самые неудачи являются следствием той самой главной внезапности лета 41-го.

Политические события, предшествующие Великой Отечественной, это вообще отдельная тема, и там тоже была «генеральная линия» партии, тронуть которую в то время, и в тех условиях не представлялось возможным. Гитлера и его военщину взращивал мировой империализм, чтобы натравить на первое в мире социалистическое государство.

Апогеем такой политики был знаменитый «Мюнхенский сговор», на котором Гитлеру была открыта дорога на восток. Гениальный Сталин, конечно, догадывался об этом и поэтому предпринял некоторые превентивные меры. Отодвинул гос. границу от Питера, не взирая на вооруженное возражение Финляндии, предпринял ряд «освободительных» походов в страны Прибалтики, Бессарабии (Молдавии) западных Украины и Белоруссии., где нашу армию встречали исключительно цветами и аплодисментами.

В полную силу работали наши ученые и конструкторы, благодаря которым в нашей армии появились образцы новейшей военной техники. Одна беда, этой техники было до безобразия мало, что и позволило Гитлеру на первом этапе войны одержать серию побед, плюс эффект внезапности, который усугубил это дело.

В общем, еще бы годик другой, и от немецкой армии в случае нападения только бы перья летели… Но случилось то, что случилось.

Самое интересное состоит в том, что до сих пор не перевелись специалисты от истории, искренне считающие подобную трактовку исторических событий единственно правильной, а любые отклонения от подобной трактовки, это вражьи происки с целью реабилитации фашизма.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг