Книга или автор
5,0
2 читателя оценили
280 печ. страниц
2019 год
16+

Там, где рождается рассвет

Остров Врангеля


В последние годы НЭС «Михаил Сомов» регулярно совершает рейсы к самым восточным рубежам нашей Родины – к берегам Чукотки, в частности на остров Врангеля. Другого такого острова в Арктике нет. Недаром его называют осколком древней Берингии и оазисом жизни: здесь, далеко за Полярным кругом, сохранились до наших дней редчайшие виды растений и животных. Этот остров – крупнейший в мире «родильный дом» белых медведей и единственное в стране гнездовье белых гусей. Именно здесь находятся лежбища моржей и птичьи базары, именно здесь обитают стадо акклиматизированных недавно овцебыков и легендарные розовые чайки.

Наша справка: остров Врангеля – российский остров в Северном Ледовитом океане между Восточно-Сибирским и Чукотским морями. Находится на стыке западного и восточного полушарий и разделяется 180-м меридианом на две почти равные части. Отделен от материка (северное побережье Чукотки) проливом Лонга шириной в самой узкой части около 140 км.  Входит в состав одноименного заповедника. Является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО.

Первым, кто официально сообщил правительству Российской империи и миру о существовании острова, стал лейтенант Российского флота Фердинанд Петрович Врангель. Эти сведения были получены им от аборигенов Чукотки, по гражданскому статусу – подданных Российской империи. Право открытия и государственная принадлежность острова Врангеля долгое время оспаривались Канадой и США на том основании, что первыми, увидевшими остров Врангеля и высадившимися на нем, были американцы. В 1926 году для обеспечения государственного присутствия Советского Союза на острове Врангеля на нем под руководством советского исследователя Арктики, Георгия Алексеевича Ушакова было основано постоянное российское (советское) поселение. С этого момента началось систематическое изучение и освоение острова.

Как обычно, нашей основной задачей было обеспечение местной метеостанции и работников заповедника жизненно необходимым грузом для зимовки. Надо сказать, что с прибытием «Сомова» на этот край земли жизнь островитян заметно оживилась. Ко мне подошел человек индейской наружности с повязкой на голове. – Вы здесь старший? – безошибочно угадал он во мне начальника экспедиции. Я кивнул головой и представился. Он протянул мозолистую руку, также назвал себя: – Я, Гриша Каургин, может быть, слышали?

– Григорий, я же Вам диск привез с видеоклипом, помните, наши ребята в прошлом году снимали Вас?


Последний шаман острова Врангеля


Григорий Каургин живет тем же укладом, каким много лет назад жили его предки. Приезжающих с «большой земли» он не чурается, но природа здешних мест ему куда ближе, чем люди. И встреча с хозяином Арктики – белым медведем – пугает его меньше, чем современная цивилизация. Он – последний обитатель некогда большого поселка Ушаковский.

А еще его – чукчу с индейскими корнями – считают последним представителем древней шаманской династии, который знает язык животных. – После распада совхоза, когда заповедник здесь появился, и власти запретили охоту на моржей и белых медведей, наши все уехали на Чукотку, – рассказывает шаман. – Кто куда, главное, чтобы можно было охотиться и вести привычный образ жизни. Ему тоже много раз предлагали переехать на материк, но Григорий отвечает категорическим отказом. Говорит, в тундре весь смысл его жизни. Выжить «последнему шаману» в совершенно пустом поселке помогают сотрудники заповедника и метеостанции, хотя Григорий Каургин уверяет, что обошелся бы и без этой помощи – на острове есть все необходимое для его жизни. Тут мое внимание привлекла очень красивая лайка черного окраса с белым галстуком на груди. Григорий перехватил взгляд и опередил вопрос: – Это Чук, удивительно преданный и умный пес. Сколько раз меня выручал. Вот смотри: Чук, где медведь?

Собака насторожилась, начала оглядываться, вставать на задние лапы, стараясь расширить для себя горизонт, потом залаяла. – Чук очень хорошо чует медведя, ни за что не пропустит. Я по острову спокойно передвигаюсь, когда собака со мной. Знаете, как называют наш остров эскимосы? Умкылир Медвежий остров.

Еще на судне я познакомился с доктором биологических наук Никитой Овсяниковым, который известен в научном мире, как самый главный специалист по белым медведям. Государственный природный заповедник «Остров Врангеля» – это его вотчина, здесь он начинал полевые исследования в Арктике еще в 1977 году, а сейчас занимает должность заместителя директора заповедника по науке. Всю свою профессиональную жизнь Никита Гордеевич работает в Арктике, изучая популяционную структуру и поведение арктических хищников – сначала песцов, затем, с 1990 года, белых медведей. Впервые он ступил на землю острова Врангеля, будучи студентом биологического факультета МГУ. Затем приехал сюда заниматься исследованием песцов и тринадцать лет посвятил этому делу. Посвятил – красиво сказано, литературно. На деле это значит полевую жизнь в тундре, тринадцать сезонов, с весны по осень, в любую погоду, по 6—10 часов беспрерывного наблюдения за маленькой полярной лисицей. Как живет, как умирает, в чем находит свой жизненный успех, почему плачет, отчего страдает, как защищается, какие «песни» поет, встречая весну, и еще массу всего столь необходимого для научного познания мира, сколь непонятного и «ненужного» простому смертному.

Через тринадцать лет Никита Гордеевич понял, что тему песца для себя исчерпал. Пятнадцати минут наблюдения за одной особью ему было достаточно, чтобы рассказать о ее жизненных устремлениях в данный исторический момент. Он читал хищника, как открытую книгу. «Как живет большой хищник?» – был следующий вопрос. И он отправился изучать белых медведей. Можно сказать, что начал жить сначала. Месяцами живет он один среди самых свирепых хищников Арктики, проводя наземные наблюдения за ними.

Каждый год, начиная с августа, к берегам острова собирается множество медведей всех возрастов, самцов и самок, одиночных зверей и семейных групп – медведиц с медвежатами.

В течение всего года медведи охотятся вокруг островов, в прибрежных акваториях, при исчезновении льдов остров Врангеля служит убежищем для переживания белыми медведями периода открытого моря на суше. С исчезновением дрейфующих льдов Арктики под воздействием глобального потепления эта роль острова Врангеля существенно возрастает. Примерно 80 процентов всех медведиц, обитающих в этом районе Арктики, залегают в берлоги на островах Врангеля и Геральд, поэтому эти острова еще называют «родильным домом» белых медведей. – Никита Гордеевич, практически все в один голос твердят, что белые медведи – самые опасные хищники на нашей планете, а вы столько времени проводите с ними рядом, буквально бок о бок. Неужели не страшно? Вы, кстати, в курсе, что за рубежом вас называют «человек-медведь»? Никита заразительно смеется: – Слышал, конечно. А насчет опасности, так каждый мишка – индивидуальность, со своим характером и даже со своей мимикой. Да-да, не смейтесь, я всех медведей на острове Врангеля знаю лично, каждому даже дал имя. Конечно же, моя работа очень опасна, трижды я чуть не поплатился жизнью, но был виноват в этом сам, так как повел себя неправильно, не заметил знак. Они ведь почти всегда предупреждают о нападении. Медведь – существо очень умное, но добродушное. Раз, получив от человека что-то хорошее и вкусное, например, сгущенку, он будет приходить снова, вот и возникают потом проблемы. В мире уже везде запретили медведей прикармливать, а у нас полярники все еще развлекаются, а потом жалуются, что медведи их достают. Да и отходы нужно уничтожать, а не бросать около станции.

– А что делать, если столкнулся с медведем нос к носу, так сказать?

– Хищник необязательно стремится немедленно сожрать непрошеного гостя. Сначала он выясняет, кто перед ним, степень его уверенности и свободы. И отступает, когда чувствует ее высокой, соразмеренной собственной. Инстинкт сохранения не дает лезть в непонятной ситуации.

Меры безопасности в Арктике – вопрос исключительно важный не только для людей, но и для сохранения белых медведей. Некомпетентные рекомендации не просто бесполезны – они могут быть смертельно опасными.

Как-то мне в руки попалась методичка, разработанная для сотрудников системы Росгидромета, работающих в Арктике. Там говорилось, что если белого медведя не удалось отпугнуть, то нужно лечь на землю и притвориться мертвым. Другими словами, презентовать себя хищнику в образе его основной добычи – нерпы.

Тут главное – выработать стратегию поведения, и ее принцип – среди медведей вести себя по-медвежьи. С волками жить – по-волчьи выть, в данном случае – по-медвежьи шипеть. И это вовсе не шутка! Чтобы избежать конфликтных ситуаций, необходимо дать им понять, что мы можем быть опасны для них. А как доходчиво объяснить, если не на привычном для медведей языке? Первый же медведь, на которого я зашипел, позорно пустился наутек. С тех пор громкое шипение позволяло мне держать медведей на безопасной дистанции в большинстве случаев. Звери определенно принимают меня за своего, хотя немного и непохожего на них, – смеется Никита. – Наибольший эффект шипение дает в сочетании с резким выпадом на медведя, в два-три шага с длинной палкой в руках, при этом зверь должен находиться не далее, чем в 10 – 12 метрах. В 90 процентах случаев психика нормального медведя не выдерживает подобного стресса. Да, кстати, малоизвестный факт: медведицы нередко принимают в семью детенышей, потерявших маму или заблудившихся среди ледяных торосов.

В возрасте трех лет медвежата переходят к самостоятельной жизни, а бывает, что уходят раньше. Эти звери живут как нахлебники – на остатках чужой добычи, сами эффективно охотиться они еще не умеют».

В возрасте трех лет медвежата переходят к самостоятельной жизни, а бывает, что уходят раньше. Эти звери живут как нахлебники – на остатках чужой добычи, сами эффективно охотиться они еще не умеют».

В возрасте трех лет медвежата переходят к самостоятельной жизни, а бывает, что уходят раньше. Эти звери живут как нахлебники – на остатках чужой добычи, сами эффективно охотиться они еще не умеют».

Кроме того, что остров Врангеля знаменит своими белыми медведями, есть у него еще одна изюминка – овцебык, или мускусный бык. Умингмак (бородатый) – так его называют эскимосы острова Нунивак, откуда в 1975 году их в количестве 20 особей переселили на остров Врангеля. И они замечательно прижились. Сейчас ученые заповедника насчитывают более 800 голов. Несколько тысячелетий назад овцебыки были обычными обитателями Евразии. Они паслись бок о бок с мамонтами, первобытными бизонами и волосатыми носорогами на огромной территории от Испании до Чукотки. Однако из-за изменений климата большинство представителей так называемой «мамонтовой» фауны вымерли. Овцебык оказался одним из самых стойких. Его многочисленные стада сохранились до нашего времени в тундрах Северной Америки и Гренландии, куда он когда-то проник по «берингийскому мосту». Встретить этих длинношерстных великанов на острове Врангеля теперь обычное дело. Они спокойно относятся к присутствию человека, да и белый медведь не слишком охоч до их мяса, которое по сравнению с нерпой все-таки жестковато.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
261 000 книг
и 50 000 аудиокниг