Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
154 печ. страниц
2019 год
16+

Кордон
Книга первая. Знакомство
Александр Михан

Иллюстратор www.instagram.com/rexber.des.art

© Александр Михан, 2019

© www.instagram.com/rexber.des.art, иллюстрации, 2019

ISBN 978-5-0050-9589-3 (т. 1)

ISBN 978-5-0050-9590-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Королевство Литвиния
Пролог

– Поспеши, она вот-вот рожать начнет! – обратился к повитухе Лесник.

– Да иду я, иду! Может забыла, чего? Потом не успею воротиться! – ответила столетняя старуха с большой чёрной вороной на плече.

Мужчина быстренько собрал весь её нехитрый скарб в большое стёганое одеяло и положил на телегу.

– Давай быстрее! Я себе не прощу, если с женой что-то случится!

– С женой? – уставилась на Лесника старуха, затем удивленно переглянулась с вороной. – Это когда ты жениться-то успел? Я-то думала – с сестрой? У тебя же сестра на сносях?

– Успел-не успел… Неважно! Жена она мне, понятно! – мужчина от злости заскрипел зубами. – А сестре через месяц ещё!

– Да понятно, что тут непонятного? – женщина закрыла дверь в свою избушку и что-то еле слышно прошептала.

– Что ты там сказала, я не услышал? – Лесник взял вожжи и посмотрел в сторону небольшого домика, который был спрятан от людских глаз между последних, оставшихся пока ещё не тронутыми в этом королевстве, трех тысячелетних дубов.

– Да это не тебе! Все знать хочешь!

– А кому?

– Кому нужно!

– Ладно, садись! Поехали быстрее, что-то на сердце у меня тревожно!

Старуха живенько забралась на телегу и, разжав ладонь, легонько на нее подула. Серебристый порошок моментально взлетел с руки, и дом, как и три дуба, вмиг стали невидимыми.

– Опять ты за свое?

– За свое-не за свое, а так надежнее. Демон твой перестал дом охранять почти год назад: звала, звала – так и не пришёл. Вот пусть теперь только заявится! Я – ему! А у меня там золото на сохранении, да и еще кое-что. Ну, да ты сам знаешь, чего тебе говорить?

– Это—да! Угораздило меня с тобой тогда связаться! – мужчина глубоко вздохнул и только успел поднять руку с длинной плетью, как конь, телега и все, кто находились в ней, моментально исчезли – словно растворилось в воздухе.

Лесник весь вечер ходил вокруг дома, словно искал что-то. Роды проходили сложно. Он уже несколько раз грел воду и подавал старухе с телеги разные плетеные коробочки с травами, назначение которых было известно только ей одной. Время шло так медленно, что казалось будто оно полностью остановилось. Даже Луна, которая обычно висела над самой высокой елью, не торопилась занять свое прежнее место – словно чувствовала что-то нехорошее, чему она не хотела стать свидетельницей. Наконец, дверь открылась, и на пороге показалась старая женщина.

– Все, что смогла… Все, что смогла…

Она медленно подошла к колодцу и зачерпнула ковш воды. Ворона, сидевшая до этого времени тихо на крыше, подлетела к ней и негромко каркнула, словно попыталась узнать подробности.

– Что смогла? Ты толком расскажи! – не выдержал Лесник.

– Один выжил…

– Один?

– Да, а должно было быть трое. Двоих не удалось спасти. – Я же говорил, быстрее нужно было собираться! Ох, вечно твоя медлительность подводит!

– Я ни при чем, это они их забрали, – старуха показала на пещеру.

– Они?

– А ты вспомни, что обещал. Помнишь? Что за своё спасение им обещал? Но не печалься, я души Им не отдала! Все тут!

– Что-то я совсем ничего не понимаю, – Лесник зашёл в дом и увидел младенца на руках у молодой мамы, а рядом с ними лежали ещё два младенца, которые не подавали никаких признаков жизни.

Старуха зашла следом за мужчиной и, отодвинув того в сторону, сказала: «Они все тут: и старший, и средний, и младший!». Затем взяла у плачущей молодой мамы младенца и поднесла поближе к свече.

– Смотрите! Ромул. Эй, Ромул, – ребенок посмотрел на старуху своими карими глазами. – Познакомься с нашим миром, маленький.

– Ромул? – Лесник удивленно пожал плечами.

– Он сам мне сказал, что его так зовут. А сейчас мы позовем среднего. Рем! Эй, Рем! Выйди к нам! – повитуха улыбнулась малышу.

Тот улыбнулся ей в ответ и на несколько секунд закрыл свои глазки. Но когда он их открыл, глаза, как показалось Леснику, изменили свой цвет.

– Да, да… Это наш Рем, он у нас голубоглазый!

Ребёнок постоянно улыбался и махал своими ручонками так, словно приветствовал всех, кто собрался на него посмотреть.

– Ну, и напоследок – Дарий. Дарий, мы ждем и тебя.

Младенец снова закрыл глаза, и после их открытия на Лесника, маму и старуху смотрели зеленые, полные множества вопросов, два маленьких глаза. Он перестал улыбаться, а вместо этого внимательно, по очереди, окинул недовольным взглядом всех присутствующих.

– Дарий, мой маленький, – мама протянула руки к своему малышу и крепко обняла.

Лесник снова вопросительно посмотрел на старуху.

– Все что смогла, все что смогла, – ответила повитуха и, под громкие крики поджидавшей ее на улице вороны, вышла из дома.

Глава 1
Двадцать лет спустя.Крепость Черноуха.

На высоком холме, прямо посередине дороги из долины в город, располагалась крепость Черноуха. Ни обойти эту крепость, ни, тем более, пройти её не замеченным, никому до сих пор ещё не удавалось. Поэтому все купцы, странники, странствующие монахи и рыцари, вольные стрелки, которые желали попасть в город, платили Черноуху дань за возможность беспрепятственно следовать дальше. А с теми, кто не хотел или не желал платить, или пытался обмануть стражу, особо не церемонились. Их бросали в крепостную темницу на несколько месяцев и, если за них никто не давал выкуп, то пленников показательно вешали перед воротами крепости, чтобы другим неповадно было нарушать закон. Так эти несчастные и висели годами, пока солнце, ветер да мороз не делали свое дело и не превращали мертвую плоть в кучу костей, которая увеличивалась из года в год под виселицей.

Так же наказывали грабителей, воров, и всех тех, кто без ведома Черноуха грабил караваны, идущие через крепость в город. Черноух хоть и благоволил к золоту, но никому не позволял убивать просто так путешественников на его земле, без его на то глубочайшего позволения. Он, как ни странно, сам любил вершить суд и решать, кто может ходить беспрепятственно, а кому лежать убитому вдоль дороги на обочине…

Охраняла Черноуха и его крепость целая гвардия головорезов всех мастей. Кого там только не было: и морские пираты, которых он купил на невольничьем рынке, и одинокие рыцари, ищущие славы и денег, и даже простолюдины и крестьяне, замешанные в грязных делишках и скрывающиеся от правосудия, королевского правосудия. Все находили у него защиту и покровительство и, не жалея сил, потом всю оставшуюся жизнь доказывали верность хозяину. Выполняя беспрекословно все его приказы и убивая любого, на кого только укажет его перст. Но если до конца быть честным, Черноух не был сторонником насилия, ради насилия. Он обрушивал свой гнев только на самых злостных нарушителей.

Король Казимир, хозяин земель на которых стояла крепость, правда, пытался пару раз упразднить этот форпост. Крепость была для него словно бельмо на глазу, и все эти годы мешала беспрепятственно править в своем королевстве. Из-за неё он никак не мог навести порядок на отдаленных землях и полностью взять их под свой контроль. Да что там земли, дорога и та была лишь частично под контролем короля. Все попытки договориться с хозяином крепости Черноухом, ни к чему не приводили. Никакие угрозы и увещевания не принимались в расчёт. Черноух знал, что крепость неприступна. Поэтому и вел себя в последнее время так, словно был ровня Его Величеству.

А поймать Черноуха или убить за его стенами крепости вообще не представлялось возможным, так как он никогда ее не покидал. Шпионов, подосланных к нему королём, чтобы отравить, стража сразу же каким-то непостижимым образом находила среди других путников. Возможно, даже с помощью магии и ведьм, хотя в крепости это и отрицают. Но как говорится, нет дыма без огня. Пойманных шпионов вешали точно так же перед воротами крепости, как и должников или кровожадных разбойников. Поэтому каждый кто шел в крепость с тайной целью, видел, что его ожидает в том случае, если он вздумает обмануть её хозяина.

А еще ходят слухи, хотя в них особо не верится, но поговаривают, будто бы Казимир и Черноух в юности даже дружили. Но из-за чего-то давно сильно рассорились и затаили на друг друга смертельную обиду, которая с годами никуда не исчезла, а лишь на время притаилась у каждого из них в душе и ждала удобного случая, чтобы однажды вырваться наружу.

****

Дарий сидел в сыром каменном подвале с небольшим окошком под потолком уже целую неделю. Его взяли прямо на рынке в крепости, когда он съел две луковицы и кусок сыра. Так как у него при себе не было каких-то «странных денег», чтобы заплатить за еду, то сразу же, без лишних разговоров, схватили и бросили в темницу.

– Что за деньги то такие? Никак в толк взять не могу, – рассуждал двадцатилетний парень в сыром подвале. – Бабушка мне всегда говорила, что, если проголодаешься – лес всегда даст пищу. И ягоды, и грибы просто так растут под ногами, «бери – не хочу». А в крепости за кусок вонючего сыра потребовали деньги. И зачем я ослушался свою бабушку? Сидел бы себе на дикой яблоне, да яблоки ел. А теперь приходится на каменном полу лежать и ждать пока тебя помоями накормит стража.

Дарий встал и покрутил руками:

– Хорошо, что хоть не сломали! Так сильно за спину заворачивали, что кости трещать начали. Чуть калекой не остался! И из-за чего? Из-за двух луковиц?

Парень посмотрел на странные знаки, которые красовались на костяшках его правой руки. В его отсутствие Ромул для чего-то набил их себе, так и не сказал, зачем.

– И вообще эти братья уже надоели своими выходками: когда захотят, тогда и приходят. А если меня повесят завтра? Ну, и ладно! Будет им наукой, как бросать меня одного. Рем, этот умник, вечно со своими советами лезет. Где он сейчас? Тоже как в воду канул! Ну и родственнички у меня! Вот сейчас срежу эти знаки с руки камнем, пусть Ромул потом не плачет.

Дарий замахнулся и со всей силы ударил кулаком в каменную стену, к его удивлению от камня на стене откололся маленький кусочек и звонко покатился по полу.

– Да хватит уже! – раздался сбоку знакомый голос Ромула.

– Явился, не запылился! – парень посмотрел на полупрозрачную фигуру брата, который опустил глаза в пол, показывая таким образом нежелание встречаться взглядом с младшим.

– Из-за рисунков приперся?

– Это не рисунки, а боевые руны. Я ими могу что угодно сломать! Знаешь, каких трудов мне стоило их нанести?

– А где Рем? Опять на облаке катается? Ты скажи ему, что из темницы выход только один – на виселицу. Мне так охранник сказал. Еще подержат ночь в подвале, а потом повесят!

– Как повесят?

– Как, как? За шею! – Дарий обхватил свою шею руками и, выпучив глаза, высунул набок язык.

– Что же ты всё это время молчал? – Ромул подошел к стене и засунул в нее свою голову.

Затем он подошел к двери и проделал то же самое.

– Только через дверь можно выйти, кругом каменная кладка толщиной в несколько локтей. А за дверями выход по лестнице во двор!

– Ну и как я эту дверь открою? Я же из дома ничего не взял, даже ножа!

– Сейчас Рем что-нибудь придумает. А вот, кстати, и он, собственной персоной.

В другом конце темницы что-то зашевелилось.

– Стоило мне на неделю заняться наукой, как младший опять влипает в очередную неприятность! Ромул, я же просил тебя за ним приглядеть!

– Так я…

– Так я… – передразнил старшего брата Рем и медленно подлетел к Дарию. – Короче, перед приходом стражника залезь на стену над дверью, понятно?

– Зачем?

– Делай, как тебе велено! А дальше Ромул все решит. Я прикину, куда потом идти, выход во двор – совсем не вариант, там стражников очень много, Ромул не справится.

– Это я-то не справлюсь? – начал хорохориться старший брат. – Да я медведя голыми руками…

– Вот именно, что голыми руками. А у них мечи, копья, да луки со стрелами! Угораздило же меня быть вашим братом! Старший – здоровый, но глупый. Младший – добрый, но дохляк совсем.

– Да ты сам не лучше! – Дарий и Ромул сказали почти одновременно. – Вечно со своими манускриптами сидишь при свечах! Из-за твоего чтения в темноте глаза нам только портишь!

Вдруг с обратной стороны двери заскрипел засов, и Дарий, больше ни слова не говоря, как горный козёл, по торчащим камням из стены, забрался под самый потолок.

– Ужин! – начал кашлять стражник. – Последний ужин в твоей жизни! Утром уже завтракать не придётся! Мертвые не едят!

Стражник залился смехом, но, бегло оглядев камеру, сразу же заткнулся. В каменном мешке никого не было.

– Не понял, не понял… Его, что, уже повесили?

Но вместо ответа охранник получил чудовищный удар сверху по голове. Ржавый металлический шлем расплющило, и мужчина упал как подкошенный.

– Теперь понятно, для чего эти руны? – произнес Ромул и посмотрел на поверженного противника карими глазами.

****

– А там, за другой дверью, девушка, – Рем указал на дверь в конце темного коридора. – Совсем голая сидит на полу, и вроде цепь у неё на ноге болтается.

– Голая? Почему? – Ромул почесал затылок – А волосы у нее на голове есть? – Дарий шагнул в сторону двери, за которой была пленница.

– Сейчас посмотрю, – Ромул исчез за дверью и через пару секунд появился. – Обрили голову полностью, блестит как медный котелок.

– Все ясно! – Дарий приложил ухо к двери и произнес: «Ты – ведьма?». Ответа не последовало.

– Да что тебе ясно? – Рем и Ромул уставились на своего брата.

– Если поймают ведьму, первым делом волосы стригут и одежду снимают. Ведьмы тогда свою силу теряют, а за это время с ними можно делать все что угодно. Как правило, если ведьма не соглашается служить господину, ее сжигают. А вы что, этого не знали?

– Какой ужас! Такую красивую девушку – и в костер?

– Красивая, некрасивая, но таковы правила. Уже почти совсем не осталось ведьм. Всех переловили: кто согласился пойти на службу – живы, а кто не согласился – нет…

Но закончить свои рассуждения Дарий не успел. Из-за двери раздался голос девушки.

– Я не ведьма, меня за долги моей семьи забрали. И, если никто не внесет залог, то повесят перед крепостью, как и всех остальных должников.

– А чем мне тебе помочь? – Дарий лег на каменный пол, чтобы посмотреть, кого скрывает толстая дубовая дверь.

– Я замерзла…

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг