Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Богатырь

Слушать
Читайте в приложениях:
556 уже добавило
Оценка читателей
4.17
  • По популярности
  • По новизне
  • они замечательно объясняют, почему сказания об Илье Муромце прошли через века и приняты множеством племен и народностей, живших и живущих на территории и Древней Руси, и будущей Российской империи. Стремление к единству и понимание, что именно в нем сила государства и безопасность его граждан – это и есть то самое чаяние народное. И единство это Древней Руси дал не гениальный завоеватель Святослав, а его сын Владимир, совсем не зря получивший в былинах прозвище Красно Солнышко. Именно он изменил вектор существования Древней Руси – с внешней экспансии на укрепление Государства и Закона. И когда это произошло, пришло новое время, которое, в свою очередь, потребовало новых героев. Не тех, кто грабит чужие страны, а тех, кто хранит свою. Именно это время и породило Богатырей. Таких, как Илья Моровлянин-Муромец.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сын – молодец. Усвоил один из главных принципов власти. Слабые должны бояться.
    А сильные – верить. Вот поэтому за ним идут и те, кто вместе с ним дрался против разбойников.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Рану ты по-дурному получил, – проворчал Сергей Иванович. – Себя переоценил, врага недооценил, а надо как?
    – Надо – наоборот, – вздохнул Илья. – Больше не повторится.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Отец Димитрий не пожелал за стены уйти. Остался. Илью сие не удивило: монахи смерти не боятся. Умереть за Христа для них – наивысшая радость.
    Илья этого не понимал. Умереть – дело нехитрое, но кто ж тогда своих защитит? В то, что с неба за молитву помощь придет, не очень-то верилось. Илья так мыслил: в смерть тоже сбежать можно. И мысль эта для него – не праздная. Сам недавно о том же думал. Но понял: трусость это. Как посреди боя друзей-родных бросить и удрать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Само собой, каждую свою стрелу Илья проверял заранее, но все же…
    Хорошие стрелы. Из двух березовых половинок собраны, чтоб высыхая, не кривились. Черешки наконечников сидят плотно. Проклеенная обмотка закрыта берестой. Повыше оперения – тоже береста. И три перышка вставлены как надо, и хвостик за опереньем, с нужной меткой, тоже удобный – как раз пальцами взять. Добрые стрелки и цель найдут. Бить такими далеко нельзя – тяжеловаты, и перышки по-другому поставлены. Но для нынешнего боя – самое то.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Моих тоже возьми, – предложил Свен. – У меня в одном десятке аж четверо вятичей.
    – Надежные? – уточнил Илья.
    – Верные. Еще из святославовой дани кровью.
    Илья вспомнил рассказы отца о том, как примучивали вятичей и как взяли с них дань – лесной добычей и лучшими юнаками – в княжье войско. Вот это у нурманов и называлось данью крови, потому что род отдавал своих, свою кровь – чужим.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ну, теперь можно и перекусить. Но именно перекусить. Наедаться и напиваться Илья не собирался. Он уже не раз видел, как ведут себя на пирах правители. И великий князь, и князь белозерский, и батя с Артёмом. Они не пьют, они наблюдают. Дружина веселится, распускает языки, хвастается, ссорится… А вождь смотрит. И всё примечает.
    «Если хочешь быть вождем, сынок, ты должен знать всё обо всех. Твоя гридь – как тул со стрелами. Эти – для дичи, эти – для бронных, эти – против щитов».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • пошли, лук мой глянешь, – сказал, поднимаясь, Сергей Иванович. – Уверен: тебе понравится.
    Понравился. И еще как. У самого Ильи лук был замечательный. Но этот! Потяжелей, конечно, но зато как силен! Рогатый степной, как и прежний, но если у того Илья тетиву накидывал запросто, то на этот вся сила и сноровка потребовались.
    Но и бой у него был – загляденье. С трехсот шагов деревянную плашку тяжелой стрелой раскалывал. И пара стрел, выпущенная одновременно, не меньше ста шагов летела ровно и с полной убойной силой. А одной с тех же ста шагов Илья мишень из натянутого на бычий окорок панциря насквозь пробил.
    Хотя пальцами тетиву натянуть без рукавицы было никак. Резало пальцы. Зато кольцом – в самый раз.
    И такой был этот лук, что в руку ложился, как будто ты с ним и родился.
    – Вижу, твое, – сказал Сергей Иванович.
    – Ага! – Илья погладил лакированную спинку. – Точно мое! Спасибо, батя!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Храбрецом монах оказался. Правильно говорил Рёрех: не тот храбр, кто бесстрашен, а кто над страхом своим господин.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Две-три секунды – и соперники разошлись. Вернее, отпрянули разом и застыли, чуть расслабившись, выравнивая дыхание, экономя силы, потому что усталость убивает так же надежно, как прошедший под запоздавшую защиту меч. При равенстве сил побеждает тот, кто выносливее. Эту аксиому любой воин заучивает одной из первых.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • трое совсем рядом – в полусотне шагов. Уже и за мечи схватились.
    Илья выдернул из тула сразу две стрелы, наложил, натягивая чуть наклоненный лук уже не кольцом, а пальцами. Так стрелять его хузары учили. Бьет послабее, чем одной, но с тридцати шагов, и этого довольно. Не ждали, тати? Две стрелы – две цели. Промахнуться невозможно. Это, считай, в упор выстрелы.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Всадники послали коней в галоп. Четверо выстрелили на скаку. Впустую, понятно. С галопа за три сотни шагов попасть – это надо белым хузарином родиться. Да и то не всяким, а чтоб дважды по двенадцать колен предков – степных воинов, как у брата Йонаха.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ворог появился в просвете денника…
    И тут же завалился со стрелой в глазу. Не промахнулся Илья. Не важно, стоишь ты или лежишь. Что нужно для точного выстрела? Голова и спина, пальцы да плечи. А это у Ильи – в целости. Так что стрелять он может из любого положения. Пусть лежа и не так далеко, как стоя на собственных ногах, но шагов на полсотни точно промашки не даст.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Скрипнув, ушла за ухо тетива, унося в «стремени» хвостовик стрелки. Как в добрые старые времена, когда Илья на своих двоих стоял. Даже лучше, потому что силушки в руках прибавилось. Трехпудового натяга тетива подавалась удивительно легко. Ну, полетела смертушка!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Илья попробовал поставить себя вместо нападавших. Так батя учил. «Чтобы понять, как будет действовать враг, ты, Илюха, должен залезть к нему в башку. И угадать, как он поступит. И, угадав, опередить».
    В мои цитаты Удалить из цитат