Книга или автор
  • Дэниел Киз - Цветы для Элджернона
    4,8
    Стандарт
    Сорок лет назад это считалось фантастикой. Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто». Сейчас это воспринимается как ...
    Сорок лет назад это считалось фантастикой. Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто». Сейчас это воспринимается как ...
  • Рэй Брэдбери - 451 градус по Фаренгейту
    4,6
    Стандарт
    451° по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества: это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение кни...
    451° по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества: это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение кни...
  • Александр Цыпкин - Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
    4,4
    Премиум
    «В этих историях все странно, неожиданно, но при этом парадоксальным образом достоверно. От этого делается легко, свободно и весело. Читая книгу „Женщины непреклонного возраста“, я смеялся. Иногда – неприлично громко».Андрей АствацатуровОт редакции:Хулиганская лирика харизматичного питерского пиа...
    «В этих историях все странно, неожиданно, но при этом парадоксальным образом достоверно. От этого делается легко, свободно и весело. Читая книгу „Женщины непреклонного возраста“, я смеялся. Иногда – неприлично громко».Андрей АствацатуровОт редакции:Хулиганская лирика харизматичного питерского пиа...
  • Михаил Булгаков - Собачье сердце
    4,5
    Стандарт
    Смелая как по идее, так и по языку, повесть Михаила Афанасьевича Булгакова «Собачье сердце» по праву считается одной из самых значимых и показательных литературных работ своего времени. История о том, как господин Преображенский задумал рискованный и авантюрный эксперимент, развивается стремитель...
    Смелая как по идее, так и по языку, повесть Михаила Афанасьевича Булгакова «Собачье сердце» по праву считается одной из самых значимых и показательных литературных работ своего времени. История о том, как господин Преображенский задумал рискованный и авантюрный эксперимент, развивается стремитель...
  • Рэй Брэдбери - 451 градус по Фаренгейту
    4,6
    Премиум
    451° по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества: это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение кни...
    451° по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества: это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение кни...
  • Стивен Кинг - 11/22/63
    4,6
    Премиум
    Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики. …Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века. Тайна его до сих пор не раскрыта. Но что, если случится чудо? Если появится возм...
    Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики. …Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века. Тайна его до сих пор не раскрыта. Но что, если случится чудо? Если появится возм...
  • Анна Тодд - После ссоры
    4,5
    Премиум
    Серия книг «После...» молодой писательницы Анны Тодд, проделавшей путь от любительницы до профессионального автора в рекордно кратчайший срок, сумела наделать шума, как у нас, так и в Европе. Непростые взаимоотношения двух разных героев, Тесс и Хардин, заставляют немало поволноваться. Противополо...
    Серия книг «После...» молодой писательницы Анны Тодд, проделавшей путь от любительницы до профессионального автора в рекордно кратчайший срок, сумела наделать шума, как у нас, так и в Европе. Непростые взаимоотношения двух разных героев, Тесс и Хардин, заставляют немало поволноваться. Противополо...
  • Аркадий и Борис Стругацкие - Трудно быть богом
    3,9
    Стандарт
    «Трудно быть богом». Наверное, самый прославленный из романов братьев Стругацких. История землянина, ставшего «наблюдателем» на планете, застрявшей в эпохе позднего средневековья, и принужденного «не вмешиваться» в происходящее, экранизирована уже несколько раз – однако даже лучший фильм не в сил...
    «Трудно быть богом». Наверное, самый прославленный из романов братьев Стругацких. История землянина, ставшего «наблюдателем» на планете, застрявшей в эпохе позднего средневековья, и принужденного «не вмешиваться» в происходящее, экранизирована уже несколько раз – однако даже лучший фильм не в сил...
  • Гузель Яхина - Зулейха открывает глаза
    4,7
    Премиум
    Гузель Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков, учится на сценарном факультете Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь».Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зул...
    Гузель Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков, учится на сценарном факультете Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь».Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зул...
  • Аркадий и Борис Стругацкие - Пикник на обочине
    4,7
    Бесплатно
    «Счастье для всех, и пусть никто не уйдёт обиженным!» Знаковые слова… Шедевр братьев Стругацких. Жёсткая, бесконечно увлекательная и в то же время бесконечно философская книга. Время идёт… Но история загадочной Зоны и лучшего из её сталкеров – Рэда Шухарта – по-прежнему тревожит и будоражит читат...
    «Счастье для всех, и пусть никто не уйдёт обиженным!» Знаковые слова… Шедевр братьев Стругацких. Жёсткая, бесконечно увлекательная и в то же время бесконечно философская книга. Время идёт… Но история загадочной Зоны и лучшего из её сталкеров – Рэда Шухарта – по-прежнему тревожит и будоражит читат...