4,7
17 читателей оценили
250 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Хент»

  1. nuker
    Оценил книгу
    Томас-эфенди хорошо определяет этот народ, называя крестьян «ослами», а тех, которые заботятся о них — «сумасбродами»… Поди-ка растолкуй этим мужикам, что юноша, еще вчера говоривший им о человеческих правах, толковавший о труде и средствах его обеспечения, в настоящую минуту под арестом и что, возможно, завтра очутится на виселице. От всех только одно и услышишь: «Он был безумец, хент»…

    Книга с названием "Хент" (с арм. сумасброд, безумец) расскажет именно о таких безумцах, которые думаю не о себе, а о народе, говорят правду и ни в грош не ценят свою жизнь. Именно они могут поверить и совершить то, на что у рассудительного и осторожного человека ни за что не хватит духу.

    О безумцах....
    Их в книге несколько - просветитель Салман и контрабандист Вардан. И конечно самый главный "сумасброд" это автор-рассказчик, т. к. его мысли, его слова звучат в отступлениях. Многое поясняют. Преподносят читателю рассуждения автора по ключевым вопросам книги.
    Устами Салмана и Вардана, а так же своими собственными заключениями, автор размышляет над бедами армян на турецкой земле перед надвигающейся войной. Бед много. Основными являются: турецкое владычество, курдское засилье и армянское предательство.

    О врагах...

    Враг первый турки.

    «Пока не побьешь турка, он не подружится с тобой»
    Я считаю лишним указывать на такие факты, как искусственно созданный голод в провинциях, населенных армянами, — это было изобретением местной администрации для убийства армян, спасшихся от оружия курдов и черкесов. На подобное изуверство, на такое чудовищное убийство способен только безжалостный, бессовестный турок. Ослабить экономически народ, лишить его последних средств к существованию, довести до крайней нищеты — вот то оружие, которое избрал он теперь для уничтожения армянского народа. Турок знает по опыту, что всякое другое оружие бессильно для убийства народа, сила которого заключается в трудолюбии, энергии и в материальной обеспеченности.

    Враг второй курды.

    — У курда нет ни священника, ни монаха, ни учителя, но у него есть шейх, шейх, хотя и лицо духовное, но и он также носит оружие и с народом своим идет грабить имущество безоружных людей. Никогда он не говорит, что такой поступок — грех.

    Враг третий предатели...
    Вот они: Томас-эфенди, армянские священнослужители (отец Марук, дьячок Симон), два сына Хачо (Ако и Оган).
    В корне их предательства лежат извечные несчастья человека и его нравственности - обогащение и процветание. Напрочь забыты нужды армянской нации.

    Армянин зачастую более, чем кто другой, вредит самому себе; он сам себе враг…

    О любви...
    Любовная линия в романе выражена чувствами Вардана и Степаника (Лала). На примере их чувств показано насколько самоотвержен бывает хент-безумец в случае выбора между любовью и товариществом. Этот тяжелый выбор Вардану пришлось сделать после предательства со стороны соотечественника.

    Рецензия получалась тезисная. Не совсем такой я себе ее представлял.
    Роман "Хент" неплохой представитель армянской литературы. Можно сказать, что исторических событий в произведении не много. Их можно пересчитать по пальцам - осада Баязата и отступление Тер-Гукасова. Зато основной упор сделан на образе жизни армян, анализе причин их бедственного положения.
    Это не первый и конечно же не последний мною прчитанный армянский исторический роман.

  2. ddolzhenko
    Оценил книгу

    Русско-турецкая война в Закавказье, уничтожаемые турками армяне, "Баязетское сидение"... Где-то мы это читали. Правильно, "Баязет" Валентина Пикуля. В романе "Хент" - взгляд на те же события со стороны угнетённых армян, которых была призвана защитить российская армия. Да ещё и автор - современник описываемых событий. Актуальность романа заключается в недавно признанном факте геноцида армян, начало которого было положено как раз в описываемый Мелик-Акопяном период. Впрочем, сюжет романа также весьма интересен.

  3. Dodger
    Оценил книгу

    Действие романа Акопа Мелик-Акопяна (Раффи) «Хент» разворачивается на фоне событий до и во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и повествует нам о приключениях контрабандиста Вардана (русский подданный) и семьи армянина Хачо, старшины селения О. в Элешкиртской долине. Роман читается достаточно легко, а диалоги и описания наполнены красочными образами. Большая заслуга в этом и переводчика – Никиты Макаровича Кара-Мурзы.
    Все действие произведения можно условно разделить на 3 части: пропагандистско-обличительную, любовную и утопическую.
    При чтении неоднократно возникала мысль о пропагандистской цели романа. Пропаганда звучит из уст Вардана, Салмана и Хачо, и занимает больше половины объема романа. В «Хенте» есть все, что используется и так любимо пропагандистами: гипертрофирование/преувеличение масштаба гонений на армянское население со стороны турецкой администрации и курдов до войны, искажение исторических событий (об этом остановлюсь чуть подробнее в конце рецензии), высокопарные слова и лозунги, призывы к действиям по изменению существующих, давно устоявшихся, порядков и т.п. Видное место в авторской пропаганде занимает обличительство нравов прошлых и современных ему армян: «но нужно понять и то, что армянин унаследовал такой способ самосохранения от предков. Я, конечно, не читал, что пишут в книгах, но монах из монастыря Уч-Килиса рассказывал мне, что когда неприятель нападал на нашу землю, армяне, вместо того, чтобы встречать неприятеля огнем и мечом, выходили к нему с дорогими подарками и с кошельками полными золота. Как видишь, они научили нас не казнить врага, а задабривать. Они научили нас жертвовать своим имуществом ради спасения своих голов»; «вражда и пороки свили себе гнездо в наших сердцах, и мы несем наказание за эти грехи. Если б у нас было единодушие и мужество, что бы мог сделать с нами этот ленивый и глупый курд?». Достается не только простым крестьянам, но и образованным армянам: константинопольским интеллигентам, которые не подготовили почву для борьбы; а также священникам (на примере отца Марука и монахов в Эчмиадзине), для которых важнее было их собственное финансовое благополучие («священник, смотревший на грабежи с точки зрения личной выгоды, жаловался, что налоги совершенно истощают хозяйство крестьянина, а то, что остается, уносят курды. – Потому-то труды его оплачиваются плохо, ему приходится венчать, крестить и хоронить без всякой платы. Крестьяне хотя и обещают платить, но или не могут, или же надувают; в деревне у него много должников, и он решил теперь не крестить, не венчать и не хоронить, пока не заплатят вперед. Ведь и он человек, и ему жить хочется»; кстати, в Российской империи для священников тоже на первом месте стояли деньги, а не мифическое «духовное просвещение населения»).
    Любовная линия, на мой взгляд, получилась весьма посредственной. И Фаттах-бек, и Томас-эффенди, и Вардан сразу же влюбились в Лала (Степаника), когда узнали, что она переодетая в мальчика девушка. Ну не веришь ты в это, и все тут! Это еще раз говорит нам о том, что главная цель романа – пропагандистско-обличительная.
    Последняя глава романа дает нам представление об утопических взглядах Акопа Мелик-Акопяна на мир и на идеальное (для него) общественное устройство. Взгляды Раффи чем-то схожи с идеями христианских социалистов и религиозных коммунистов (а это все утопия; при всех попытках создать подобные государства в XX в. окончились крахом, и мало вероятно, что кто-то рискнет на новый эксперимент). Идеальное общество, по Раффи, выглядит следующим образом:

    Это был другой рай, созданный человеком, его усилиями и честным трудом; вместо неведения в нем господствовало мудрое знание, а вместо патриархальной жизни – разумная цивилизация. Казалось, сбылись слова, сказанные создателем первому человеку: “В поте лица своего добывай свой хлеб”. Теперь человек намного облегчил труд, и ему больше не нужно добывать себе хлеб “в поте лица”. Он работает для своего благоденствия. Труд его не присваивается угнетателями
    Он был поражен, увидев простую, лишенную всякого блеска церковь. В ней не было ни разукрашенного алтаря, ни иконостасов, ни золоченных образов, ни серебряных крестов, ни дорогих одеяний. Она лишена была роскоши армянской церкви. Не видно было дьяконов, дьячков и прочих служителей церкви. Ему бросились в глаза только два простых образа: один изображал Христа, а другой св. Григория Просветителя; оба помещались в простых черных рамках
    Удивительно, как эти люди сумели согласовать отвлеченность религии с насущными потребностями и условиями практической жизни!
    - Заводы, которые вы видите у нас, не имеют одного владельца, - ответил крестьянин, - они принадлежат сельскому обществу, и каждый крестьянин имеет в нем свою долю. Бревна получаются из ближайших лесов, которые опять-таки принадлежат крестьянам. – А вот это большое строение, - указал Вардану проводник, - общественная сыроварня. Здесь приготовляется лучший в губернии сыр. Каждый сельчанин сдает сюда молоко от своих коров и во время раздела общей прибыли получает, соразмерно доставленному молоку, свою долю сыром или деньгами

    Раффи, как и многие писатели жанра исторического романа/рассказа/повести, во главу угла ставит художественное описание, а не соответствие описываемого историческим фактам. Среди таких искажений в «Хенте» можно назвать: 1) личность главного героя; 2) взаимоотношения жителей Элешкиртской долины с курдами; 3) отношение армян к турецкому правительству и русско-турецкой войне. Так как произведение Раффи – художественное, то я кратко остановлюсь на фактологических ошибках.
    Начнем с личности главного героя, который, с легкой руки автора, стал спасителем Баезида. Однако, записку из осажденной крепости к генералу Тер-Гукасяну доставил армянин Самсон Петросов, который, в отличие от Вардана, на тот момент был женат. На март 1879 г. Самсон Петросов проживал на территории Эчмиадзинского монастыря, где заканчивается действие романа, и встречался с одним из первых археологов Российской империи, графом А.С. Уваровым и его женой (о чем есть запись в их дневнике).
    Взаимоотношения жителей Элешкиртской долины с курдским населением Раффи рисует (словами настоятеля монастыря Юч-Килисе/Сурп-Оганес епископа Оганеса), как крайне напряженные и что с началом войны курды стали разорять армянские селения. Но реальный настоятель монастыря Юч-Килисе епископ Оганес во время встречи в Эчмиадзине с корреспондентом французской газеты Шарлем де Кутули, состоявшего при русской армии (в мае 1877 г. много времени проведший в обществе редактора армянской газеты "Мшак" (в этой газете впервые публиковался роман "Хент") и уважительно писавший об этой газете), сказал, что до войны с окрестными курдами отношения были дружескими, пока русские войска 25-го июня 1877 г. штурмом не взяли монастырь (надеюсь, в ближайшее время выйдет моя научная статья об этом событии), в котором находилось 36 курдов, приглашенных туда епископом Оганесом для защиты, а сам настоятель был избит майором Крапивным. Факт того, что эти курды были приглашены настоятелем подтверждается и русскими источниками; а курды решили, что настоятель их подставил и в курдском фольклоре отложилась песня с проклятиями в адрес епископа Оганеса.
    Что касается отношения армянского населения к войне и к турецкому правительству, то значительная часть армян негативно отнеслась к войне. Это выразилось в следующих фактах: ни один армянин Османской империи не записался в ополчение, хотя русское командование пыталось его создать; армяне в несколько раз завышали цены на продовольствие и топливо; одни и те же армяне работали двойными агентами: продавали сведения о неприятеле, как русским, так и туркам; проводники-армяне несколько раз специально выводили отдельные русские части на турецкие засады (самый характерный эпизод случился 15-го октября 1877 г., когда русские отряд из 3-х сотен попал в засаду из 6-ти турецких батальонов); кроме того, в состав турецкой армии добровольцами (по законам Османской империи, христианское население не призывалось на военную службу, даже в военное время, а должно было платить налог за освобождение от службы) записалось больше 2800 человек (2000 армян было из окрестностей Эрзурума, 500 – из Аданы и Мараха, 200 – из Карпута, 100 – из Айдина; также армяне были в отряде добровольцев, которым командовал Дживи-заде Демосфен-эффенди, но численность этого отряда не известна).
    Но, в целом, роман "Хент" произвел приятное впечатление!

Цитаты из книги «Хент»

  1. Я знаю одно: нация, которая надеется на духовенство, близка к окончательной гибели.
    13 июля 2019
  2. И Сона была похоронена в доме отца: то, от чего отреклась церковь, приняла семья.
    8 июля 2019
  3. В этих злодеяниях участвовали не только курды, но и регулярные турецкие войска и – что самое ужасное – жены курдов Они, подобно рассвирепевшим фуриям, забыв присущее женщине чувство жалости, вырывали из рук матерей детей и бросали их в огонь… Малейшее сопротивление наказывалось смертью.
    8 июля 2019