«Оскар Уайльд» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора Акима Волынского, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.35 
(17 оценок)

Оскар Уайльд

9 печатных страниц

2017 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 330 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Новые веяния, овладевающие европейскою литературою, дают себя чувствовать не в одной какой-нибудь её области, не в искусстве только, но и в критике. Там, где еще недавно господствовали иные идеалы и методы, теперь легко услышать рассуждения другого типа, с более, или менее яркою окраскою эстетического идеализма, который на наших глазах прокладывает себе дорогу во все сферы мышления и творчества…»

читайте онлайн полную версию книги «Оскар Уайльд» автора Аким Волынский на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Оскар Уайльд» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1895

Год издания: 

2017

Дата поступления: 

2 марта 2018

Объем: 

17368

Жанры
Темы
Правообладатель
12 134 книги

Поделиться

Nicholas_Stark

Оценил книгу

The Importance of Being Wild(e)

Ну что, Нео, пришла пора выбирать – синяя или красная:

Пространные размышления на тему

Разумеется, Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайльд предвосхитил свою эпоху, а потому остался для современников, как и мечтал, непонятым и непонятным. Ему бы жить в наше время, когда “ураническая” любовь не считается грехом, а, скорее, является одним из способов привлечь новых фанатов, придавая биографии “селебрити” некую перчинку, а Великобритания не устраивает показательные суды над писателями, замалчивая участие в тех же скандалах аристократии, а живёт под лозунгом “Gay by birth, proud by choice”. Нынешние времена – вот где старина Оскар мог развернуть свою кампанию в защиту безделья, позёрства и эстетства во всю ширь и мощь. К тому же, его меткие, броские и короткие парадоксы и афоризмы так и просятся в твиттер (тем более что большинство из них удовлетворяет ограничению в 140 знаков – я проверял):

“Как только каннибалам начинает угрожать смерть от истощения, Господь, в своём бесконечном милосердии, посылает им жирного миссионера”

Уайльду, которого вся Британия единодушно признала самым остроумным жителем туманного Альбиона (он уверенно обошёл Шекспира с его комедиями), ничего бы не стоило подогнать свои неустаревающие афоризмы под сегодняшние реалии: “Мужчины покупают iPhone со скуки, женщины – из любопытства. И те, и другие испытывают разочарование”. Этот франтоватый модник, в своё время поражавший всех, с кем сталкивался, зелёной гвоздикой в петлице или подсолнухом в руках, наверняка заделался бы хипстером, а любимым словечком Дориана Грея стало бы “SWAG”. Вот только вряд ли Дориан Грей был бы создан – как и неподражаемые в своей комичности пьесы или элегантные, отточенные сказки. В наши дни, когда книжный зануда Холмс подменяется обаятельным сериальным социопатом с Blackberry в кармане вместо лупы, не так-то просто не только привлечь внимание публики (что Уайльду удавалось всегда, даже после тюрьмы, когда он скрывался во Франции под другим именем), но и убедительно доказать, что ты не пустышка – певцу красоты и “любви, что таит своё имя” для этого понадобилось ещё с добрые полвека после печальной и скоропостижной кончины.

Другие времена требуют других героев – и совершенно других литературных подвигов. Да и успех гипотетического Уайльда-современника под вопросом – со своими пятью книгами, из которых только одна – роман, в писательской “плодовитости” он вряд ли потягается с тем же Джулианом Барнсом, в активе которого уже более десятка романов (зачем далеко идти за примерами, возьмём другого Дж. Б.: великий в своей бездарности Джастин Бибер выпустил уже две книги – а ведь он вроде как певец). На самом деле Оскар Уайльд – вполне дитя своего времени. Между викторианским фасадом и тем, что творилось в домах добропорядочных английских семей и в клубах для джентльменов за закрытыми дверями, зияла пропасть. И в эту пропасть смело бросился Оскар Уайльд, воспевая красоту и бросая вызов чопорности и однобокой, двусмысленный морали. Высшему свету Британии конца 19 века требовался предводитель эстетов – и он стал им, надев соответствующую маску. Британскому правосудию для прикрытия своих аристократов и политиков потребовался “козёл отпущения” – и тут Оскар Уайльд снова выступил добровольцем, не снимая маску несправедливо страдающего мученика уже до конца своих дней. И, пожалуй, для него так же, как и для меня, навсегда осталось загадкой: почему – почему?!?! – Альфред Дуглас в семейном кругу имел кличку “Бози”?

Собственно, рецензия на книгу

Книга “Оскар Уайльд, или Правда масок”, посвященная жизни талантливого эстета и драматурга и написанная видным французским биографом Жаком де Лангладом, предваряется предисловием, в котором читателя настойчиво заверяют: эта биография – самая лучшая биография Оскара Уайльда, а все остальные биографии – неправильные, и они делают неправильный мёд. Там же, в предисловии, появляется предостережение (заманчивое обещание?): тема гомосексуальности будет затронута, и затронута обширно. Жак де Ланглад действительно не упускает эту важную составляющую характера и личной жизни Уайльда, не пускаясь в смакование интимных подробностей, но при этом и делая немного странные выводы о формировании сексуальности писателя вследствие властности матери и сексуального скандала, запятнавшего репутацию отца. Биограф не упускает случая лишний раз упомянуть забавное выражение “известный гомосексуалист” по отношению к тому или иному знакомцу Уайльда – в конце концов, читатель начинает задаваться вопросом: были ли вообще в высшем обществе Великобритании на рубеже веков те, кто хоть немного интересуется женщинами?

“You know nothing, Jon Snow about Oscar Wilde”

Жак де Ланглад, перелопатив множество источников – писем, мемуаров и прочих исторических документов, убедительно доказывает: мы мало что знаем об Оскаре Уайльде. Он огорошивает с самого начала: оказывается, биографы до сих пор спорят даже о дате рождения писателя (ну, тут, скорее всего, виноват сам объект изучения, пытавшийся “сбросить” пару лет на суде). Что уж тут скажешь о таких подробностях бурной жизни автора “Саломеи” и “Портрета Дориана Грея”, как сифилис (подхваченный ещё в молодые, гетеросексуальные годы) или частые визиты в “дом терпимости” к юношам со всеми вытекающими последствиями (ужин и уединение в номере, как это описывает, скромно потупив глаза, автор биографии). Лично меня удивило авторство расхожей фразы о пианисте, играющем в меру своих сил, а потому неприкосновенном для ковбойских пуль – Оскар Уайльд не раз бывал в Америке, аки заправский битник колеся по городам и весям со своими лекциями об искусстве и эстетизме. Поражает своими размерами и список известных личностей, с которыми г-н Уайльд был знаком/пил/переписывался. В “списке контактов” Оскара целая плеяда знаменитых людей той эпохи, возглавляемая Бернардом Шоу, Сарой Бернар, Андре Жидом, Полем Верленом, Джеймсом Уистлером и многими другими; а также десятки, а то и сотни писателей, поэтов, актёров и художников рангом поменьше, а потому благополучно преданных забвению.

Располагая совсем небольшим опытом чтения биографий в серии “ЖЗЛ” (на моём счету лишь жизнеописание Агаты Кристи), я могу смело утверждать: данная книга – лучшая из двух. Сориентировавшись в ссылках и сносках (если сноска стоит в конце предложения, предваряясь закрывающими кавычками, на неё можно не обращать внимания – это всего лишь указание на источник цитаты; а вот почитать примечания переводчика к именам и отдельным историческим фактам стоит), читатель погружается в перипетии судьбы зачинателя эстетизма. Могу сказать точно – если эта книга и не открывает ничего нового для читателя “Портрета Дориана Грея” или немногочисленных пьес Оскара Уайльда, то её всё же не помешает прочитать перед ознакомлением с “De Profundis”, иначе, без привязки к конкретным фактам жизни автора, эта исповедь обещает превратиться в несколько сотен страниц стенаний и рыданий какого-то нытика. Но, к сожалению, при всех своих преимуществах “Правда масок” так и не ответила на самый животрепещущий для меня вопрос – истинное белое пятно в биографии Оскара Уайльда: почему – почему?!?! – Альфред Дуглас в семейном кругу имел кличку “Бози”?

Поделиться

Tlalok

Оценил книгу

Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайльд не нуждается в дополнительных представлениях. Сейчас не найти человека, который ничего бы не знал о Дориане Грее и его портрете. Не найти и человека, который бы ни разу не слышал о необычной и скандальной судьбе самого писателя, которая ни раз была описана в различных исследованиях, ни раз рассказана в различных документальных передачах, ни раз нарисована в художественных фильмах. Мне в этом плане повезло – сначала было слово. Книги этого писателя попали в читательские руки задолго до того, как я что-либо узнала о самом человеке. Поэтому для меня первично, то что этот человек успел создать за свою жизнь. Не так давно я прочитала сборник писем Оскара Уайльда, который породил желание узнать чуть больше о личности этого удивительного во всех отношениях человека. Таким вот непростым путем я добралась до книги Жака де Ланглада.

Маленький ирландец, живший в тени собственного брата и витавший в мире иллюзий и Древней Греции, а главное, не имевший дворянского происхождения и не обладавший большим наследством, был допущен в святая святых английской аристократии: Оксфорд!

Книга это достаточно обстоятельно рассказывает нам об основных событиях из жизни Оскара. Более того, открывает нам многое и из его ближайшего окружения – родная мать и учителя, художники и артисты, мы знакомимся со всеми ключевыми персонажами мира, который окружал Оскара на разных этапах его жизненного пути. И это, несомненно, плюс этой книги. Мы можем взглянуть на писателя глазами Сары Бернар или послушать наставления, которыми увещевала его мать. Здесь много забавных ситуаций и знаменитых острот писателя, которыми он легко мог поставить на место любого злопыхателя.

Так, значит, это Оскар Уайльд! Но где же ваша лилия? — Дома, мадам, там же, где Вы оставили свою воспитанность.

Существенный минус этой книги, пожалуй, в том, что вся жизнь писателя предстает перед нами как подготовка к скандалу. Нет практически никакой информации о том, как появилась или проявилась любовь Уайльда к литературе, того на чем обычно фокусируются биографии писателей. Зато мы с самого начала узнаем о скандале, в котором был замешан отец, о том, что в школе он дружил с мальчиками и восторгался Грецией, и оттуда проникся любовью к красоте мужского тела. В каждом событии или в каждом знакомстве Жак де Ланглад как будто заранее пытается увидеть следы будущих бед. И так во всем. Как будто вся жизнь этого замечательного писателя была лишь прелюдией к разразившемуся скандалу.

Оскар Уайльд полагал, что красоте греческих скульптур более соответствует внешний облик юношей, нежели девушек, которыми он предпочитал любоваться издали и которых воспринимал скорее разумом, нежели сердцем. Кстати, доказательством зарождения особого вкуса, ограниченного до поры до времени чисто эстетическим восприятием, было восхищение Оскара красотой юного спортсмена Баллок-Уэбстера, приехавшего на университетские соревнования.

Поэтому, не смотря на достаточно подробное описание основных событий в жизни Оскара Уайльда, кажется, что ты все равно смотришь на эту многогранную личность только, с одной стороны. Через призму его скандальности. И от этого остается чувство неудовлетворенности, какое-то желание узнать что-то большее, посмотреть на жизнь этого человека с другого ракурса.

Поделиться

sandy_martin

Оценил книгу

Сначала несколько общих замечаний о том, какие книги из серии ЖЗЛ и вообще биографические работы нравятся лично мне.
- Прежде всего - поменьше сухого изложения, но и не сваливающиеся в "Караван историй" (а-ля "Он вышел из дома в холодный рассвет. На его глазах блестели слезы")
- Не слишком выпячивающие личность самого автора работы (этим могут грешить лично знавшие героя книги)
- Хочу слышать "голос" самого героя. Например, в весьма скучной биографии Екатерины I самой захватывающей частью была приведенная с сохранением орфографии и лексики ее переписка с Петром I. Я просто оторваться не могла. С другой стороны, и тут надо очень осторожно использовать источники, не цитировать их страницами, как плохой студент.
- Мне нравится, когда в статье или книге видна какая-то генеральная линия. Есть люди, которые просто переписывают все известные факты о жизни человека. Оформить их так, чтобы мы поняли, не только про кого, но и про что эта книга - посложнее будет. Но при этом откровенная предвзятость, когда факты притягивают за уши и толкуют как-то совершенно по-левому - тоже минус.
В общем, как вы поняли, идеально для меня - это золотая середина по каждому из пунктов. Еще я люблю, когда в книгах о писателях есть литературоведческий разбор произведений, хотя понимаю, что в биографии это необязательно. Мои любимые книги из ЖЗЛ - "Пастернак" и "Окуджава" Дм.Быкова (хотя он перебарщивает с субъективностью), "Высоцкий" В.Новикова.
Теперь, собственно, о книге Ж.де Ланглада "Оскар Уайльд, или Правда масок".
___________________
Представь себе, что перед тобой несколько цифр, которые в сумме составляют тринадцать. Сколько ни переставляй их местами, ответ все равно не изменится. То же происходит и в настоящей трагедии. Все события неизбежно приводят героев к гибели.
Рут Сойер, «Роликовые коньки»

«Я вложил свой гений в собственную жизнь, а талант — в творчество»
«Странные люди мои друзья: советуют мне быть благоразумным. Благоразумие! Могу ли я быть благоразумным? Это было бы отступничеством. А мне надо идти вперед как можно дальше… Я уже не могу идти дальше… Скоро должно что-то случиться… что-то иное»
Оскар Уайлд (примечание: я привыкла писать эту фамилию без мягкого знака, хотя в заглавии с ним)

Не скажу, что эта книга прямо идеально соответствует всем моим критериям. Нет, она все же суховата, слишком скомканны юные годы Уайлда, очень мало литературы — ладно, я не прошу разборов, но все же мне кажется, книги не должны упоминаться в биографии просто как факт. Нет, здесь есть цитаты, но для меня о книгах было сказано явно недостаточно.
Но здесь есть тема, и это радует. До этого я читала о Уайлде либо беглые статьи, либо подробные очерки, но с другой темой (там детальному изучению подвергалась только его сексуальная ориентация — с кем, когда, где, как). В «Правде масок» это, слава богу, не замалчивается, но и не разбирается по косточкам (нет подробных показаний свидетелей на судебном процессе, например). Здесь все подчинено общей трагичности повествования. Да, Ланглад, мне кажется, осознанно делает из жизни Уайлда трагедию (ее там, впрочем, нетрудно рассмотреть), историю намеренного саморазрушения, «падения с Олимпа».

Дальше...

Условно книгу можно разделить на три части - «как он дошел до жизни такой», процесс и тюрьма, годы после тюрьмы. Повествование описывает дугу — сначала мы видим, как Уайлд движется к зениту славы, освещая все вокруг светом своего таланта. Турне по Америке, слава в Париже, восторги английских салонов. Лейтмотивы: эстетство, эпатаж, высмеивание обществом, но все впадают в ступор и начинают обожать, стоит Оскару раскрыть рот.

«Его чудесный голос пел, жаловался, звучал подобно виоле среди всеобщего взволнованного молчания. Он исходил из самых глубин души этого англичанина, казавшегося столь комичным буквально несколько минут назад, поражал своей простотой, он превосходил по своей выразительности все самые прекрасные оды человечества. Многие из нас прослезились. Невозможно представить, чтобы человеческая речь могла быть столь великолепной, при том, что все это происходило в обычной гостиной и говорилось в духе обычной салонной беседы»

Не забываем про различные детские психологические травмы и скандал вокруг отца писателя (тоже на сексуальной почве). Автор прочно связывает все это с дальнейшей судьбой Уайлда.
Но все-таки эта часть написана недостаточно страстно, если можно так выразиться. Чем ближе пропасть, тем ярче начинает писать мсье Ланглад. Контраст между яркостью славы и мраком жизни человека, потерявшего всё — невероятен. Но складывается ощущение, что он сам для себя так и не определил, что погубило Уайлда — любовь или невоздержанность. Или и то, и другое (любовь к Бози стала поводом для начала судебных разбирательств, а окончательными убийственными доводами стали свидетельства мальчиков-проституток, которых в какой-то период Уайлд скупал пачками). Процесс он описывает скорее спокойно, но вот на описании тюрьмы и последовавшей за ней жизни Уайлда во Франции отрывается вовсю — яркими мазками набрасывает одну страшную деталь за другой. Ощущение приближающегося дна пропасти даже немного пугает.
По мнению Ланглада, Оскар Уайлд сам, своими руками, старательно разломал на куски свою жизнь, которую до этого так же старательно строил и делал блистательной. Перечисление связей с подозрительными личностями, бессмысленных трат, предупреждений друзей и угроз врагов, которые он методично игнорировал, создают именно такой эффект.

Оскар Уайльд достиг такой точки собственной жизни, где все его качества оказались бесполезными, а сам он был не в силах предотвратить последнее предсказание гадалки: «…Блестящий успех, затем стена, а за стеной — пустота!»

Автор так же, по-моему, не определился со своим отношением к личности Бози Дугласа, которого обычно либо во всем обвиняют, либо обеляют. Хотя и сам Уайлд в разные моменты писал о нем совершенно по-разному, как же нам составить о нем однозначное впечатление?
Но мне очень понравилась эта цитата Бози. После нее я точно не могу относиться к нему однозначно плохо.

«Вы считаете, что именно Оскар разрушил мою душу. Так вот, я могу ответить, что до знакомства с ним у меня вообще не было души; он научил меня оценивать веши в зависимости от их значимости, научил отличать прекрасное от уродливого и вульгарного… А теперь позвольте задать вам вопрос: а что вы можете предложить мне взамен этого человека, куда я, по-вашему, должен отправиться во имя духовного обогащения моей личности? Кто станет питать мою душу сладкой горечью меда? Кто вновь сделает меня счастливым в минуты грусти, отчаяния или плохого самочувствия? Кто иной сумеет унести меня одной лишь силой своего сияющего золотом слова далеко от угрюмого мира в воображаемую страну чудес, остроумия, парадоксов и красоты? Я безумно влюблен в него, а он в меня».

Ну и в конце, когда уже пропасть близка, автор сначала светлым пятном рисует возобновление их отношений

«Конечно, с ним я нередко буду несчастлив, но несмотря на это я люблю его; уже одно то, что он разбил мою жизнь, заставляет меня любить его. „Я люблю тебя за то, что ты погубил меня“ — этими словами кончается одна из новелл в „Колодце Святой Клары“, книге Анатоля Франса, и они полны жуткой символической истины»

А потом снова добивает их.

Дуглас окончательно превратился в неблагодарного и неверного Иуду, бросившего того, кому поклонялся, пока не разразилась катастрофа.

Автор все упорнее и быстрее ведет к тому, чтобы цифры наконец сложились в тринадцать, сгущает краски все сильнее. Чем меньше жизни остается в герое, тем больше ее в самом тексте.

«Я заблудился в этой жизни; прохожие презирают меня, а человек, которого я любил, бичует своим безразличием и осыпает ужасными оскорблениями (…) Мне некуда дальше идти. Для меня все кончено! Остается лишь уповать на скорый конец»

И как в каждой трагедии саморазрушения после конца становится даже как-то легче. Хочется, как сердобольному гостю на поминках, сказать «Отмучался» и заглотить стакан водки.
Но все же автору удалось сделать так, что после прочтения на вопрос "О чем это?" я отвечу "О красоте". Думаю, Уайлд подписался бы под словами, что красота спасет мир. И вроде бы много лет все твердят, что главное - внутреннее содержание и пресловутая духовность. Оскар Уайлд ставил превыше всего красоту, даже если она становилась его погибелью.

Поделиться

Еще 2 отзыва

Автор книги