Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Лощина

Читайте в приложениях:
833 уже добавили
Оценка читателей
4.48
  • По популярности
  • По новизне
  • «Умри я, первое, что ты сделаешь, – со слезами, льющимися по щекам, начнешь лепить какую-нибудь чертовщину, вроде скорбящей женщины или символ горя…»
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вам трудно понять. Вы не переносите, когда кому-то причиняют боль. Но для некоторых людей существует нечто еще более невыносимое – не знать правды! Вы слышали, как эта бедная женщина сказала: «Тэрри всегда важно знать…» Для его склада ума истина всегда на первом месте. Правду, какой бы она ни была горькой, можно осмыслить и пережить.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ты видишь только то, на что смотришь. Ты… как луч маяка! Мощный луч, направленный на то, что тебя интересует, а все остальное – сплошная темнота.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • нему перейдет Эйнсвик после смерти Эдварда, и он так и не женится, а нас, тебя и меня, уже не станет, прежде чем он доживет до средних лет. Он будет последним Энкейтллом, и все исчезнет.
    – Это имеет такое большое значение, Люси?
    – Разумеется! Ведь это Эйнсвик!
    – Ты, Люси, должна была родиться мальчиком. – Он слегка улыбнулся, так как не мог представить себе Люси не женщиной!
    – Все зависит от женитьбы Эдварда… А Эдвард так упрям… Эта его длинная голова, совсем как у моего отца. Я все надеялась, что он забудет Генриетту и женится на какой-нибудь славной девушке. Но теперь вижу, что это безнадежно. Потом я думала, что связь Джона с Генриеттой быстро распадется. Мне казалось, что все интрижки Джона никогда не были продолжительными. Но он действительно любил ее. Я надеялась, что, если Джона не будет на их пути, Генриетта выйдет за Эдварда. Она не такой человек, чтобы жить прошлым. Так что, как видишь, все сводилось к одному – избавиться от Джона Кристоу!
    – Люси! Ты не… Что ты сделала, Люси?
    Люси Энкейтлл снова поднялась с кресла, вынула из вазы два засохших цветка.
    – Дорогой, – сказала она, – неужели ты можешь предположить хоть на мгновение, что я убила Джона Кристоу?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «маузер»… такой хороший, удобный и небольшой револьвер; мне он всегда нравился… и опустила его в корзинку. Я ее только что взяла из цветочной комнаты. Но у меня, понимаете ли, столько всего было в голове… Симмонс… вьюнок в маргаритках… потом я надеялась, что миссис Медуэй сделает сдобного «Негра в рубашке»…
    – Негра в рубашке?! – не смог удержаться инспектор.
    – Ну, вы понимаете, шоколад и яйца… потом покрыть все взбитыми сливками. Как раз такой десерт к ленчу, который понравится иностранцу.
    Инспектор Грэйндж заговорил напористо и резко, чувствуя неодолимое желание прорваться сквозь невидимую тонкую паутину, застилающую перед ним свет:
    – Вы зарядили пистолет?
    Он надеялся захватить врасплох, может, даже немного испугать ее, но леди Энкейтлл обдумывала вопрос с глубокой сосредоточенностью.
    – А действительно, зарядила или нет? Страшно глупо, но я не могу припомнить. Но, очевидно, должна была зарядить, как вы думаете, инспектор? Я хочу сказать, какой толк от пистолета, если он без патронов? Хотелось бы мне точно припомнить, что у меня было в голове?
    – Дорогая Люси, – сказал сэр Генри, – таинственные мыслительные процессы, происходящие в твоей голове, приводят в отчаяние даже тех, кто знает тебя не первый год.
    Она сверкнула улыбкой в сторону мужа.
    – Я в самом деле пытаюсь вспомнить, Генри, дорогой! Иногда делаешь такие странные вещи! Вчера я сняла телефонную трубку и поймала себя на том, что с недоумением смотрю на нее. Я не могла себе представить, зачем она мне понадобилась.
    – Очевидно, вы намеревались кому-нибудь позвонить, – холодно заметил инспектор.
    – Вы знаете, совсем нет! Я потом вспомнила. Меня удивило, почему миссис Мирз, жена садовника, так странно держит своего ребенка, и я взяла телефонную трубку, понимаете?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «А я, – думала она, – неполноценный человек. Я принадлежу не себе, а чему-то вне меня. Я не могу даже оплакать мертвого. Вместо этого я должна превратить мою скорбь в скульптуру из алебастра»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я не могу любить. Я не могу отдаться горю всем своим существом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Что ушло, то ушло. Его не вернешь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Куда я пойду? Что я буду делать… без Джона?
    – Вы ведь не Герда Кристоу. Вы сильный человек и найдете, куда идти и что делать.
    – Я так устала, мосье Пуаро, так устала.
    – Идите, дитя мое, – мягко сказал Пуаро, – ваше место среди живых. Я побуду здесь с умершей.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мы все – тени по сравнению с Джоном. Джон был по-настоящему живым!
    – Я понял это, мадемуазель, когда видел его умирающим.
    – Знаю. Это чувствовал каждый. И вот Джон мертв, а мы – эхо! Мы существуем. Это, знаете ли, похоже на скверную шутку.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я была там счастлива! А сейчас я не могу вынести даже напоминания о счастье. Неужели ты не понимаешь? Это было время, когда не знаешь, что тебя ждет, когда веришь, что все будет прекрасно! Некоторые люди мудры… они не надеются быть счастливыми.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ты хочешь покоя?
    – Иногда мне кажется, что я хочу этого больше всего на свете.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Настоящая трагедия – это когда у тебя есть все, чего ты желал.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Может быть, это и есть смерть? – подумалось ей. – Возможно, то, что мы называем индивидуальностью, всего лишь отражение чьей-то мысли? Чьей? Бога?»
    В этом заключалась идея «Пер Гюнта»[7], не так ли? Назад, к первозданной глине! А где же я? Истинный человек, личность? Где я сама, с божьей печатью на челе?
    В мои цитаты Удалить из цитат