Книга или автор

Вечное и злободневное: разбираем роман Фернандо Арамбуру «Родина»

10 книг
Продолжаем обсуждать с книжными блогерами список финалистов премии «Ясная Поляна»* в номинации «Лучшая иностранная проза». Мы уже успели поговорить о «Вегетарианке» Хан Ган, «Молочнике» Анны Бёрнс, «4321» Пола Остера и других книгах. На очереди – «Родина» Фернандо Арамбуру. После обзора всех номинантов эксперты назовут своего победителя и объяснят выбор.  

Наши эксперты: Анастасия Петрич (в инстаграме – @drinkcoffee.readbooks), Владимир Панкратов (телеграм-канал «Стоунер»), Виктория Горбенко («КнигиВикия»), Вера Котенко («Книгиня про книги») и Евгения Лисицына (greenlampbooks).
 
 

«Родина», Фернандо Арамбуру

(Corpus, 2019)
 
 
Итак, сегодня речь пойдет о романе баскского писателя Фернандо Арамбуру «Родина», который получил целый ряд испанских и международных премий. В 2020 году должна выйти экранизация – восьмисерийный сериал на канале HBO. На премию «Ясная Поляна» роман номинировала основательница и глава издательства «Corpus» Варвара Горностаева: «Почему мы, Corpus, взялись за его издание, заранее понимая, как трудно будет привлечь внимание к книге неизвестного в России писателя, да еще и на такую сложную и неблагодарную с точки зрения продаж тему – терроризм, политические убийства и война за национальную независимость Страны Басков? Это только с первого взгляда кажется, что эта история очень далека от нас, на самом деле она невероятно актуальна и касается любого общества, стоящего на грани раскола». Перевод с баскского выполнен Натальей Богомоловой.


– Оценки книге:

Вера Котенко: 9/10
Евгения Лисицына: 8/10
Виктория Горбенко: 8/10
Анастасия Петрич: 7/10
Владимир Панкратов: 7/10

Итого: 7,8/10


– О чем «Родина»? Какова главная идея книги?

Петрич: Это история басков на примере двух семей, которые по-разному пережили революционный террор. «Родина» – роман о любви в разных ее проявлениях: родительская, супружеская, сыновняя и дочерняя, многоликая любовь к Родине, любовь к своему делу и людям, гетеро- и гомосексуальная.

Панкратов: Думаю, тут нет какой-то одной «генеральной линии»: здесь и история борьбы за независимость Страны Басков в Испании, и разные грани человеческих отношений. Здесь и кроется, наверное, «главная идея»: политические распри застилают взгляд и портят личные связи.

Котенко: В единстве и любви – сила. Остальное все второстепенно (ну скажите, прямо идеальный статус для Вконтакте?).

Лисицына: В прошлом году в блогерской «Ясной Поляне» у нас победил роман «Срединная Англия» Джонатана Коу. Мне посыл «Родины» во многом видится похожим и таким же важным для нас: любое разобщение ведет к несчастью.

Горбенко: Роман о том, что, если не интересоваться политикой, она сама вами заинтересуется. О том, что любая конфронтация в обществе больнее всего бьет по семейным и дружеским связям.


– Почему вы поставили такую оценку? Что на нее повлияло?

Панкратов: Мне понравилось все, кроме самих героев, которые показались, что называется, картонными. Похоже на сериал, где у каждого персонажа своя – и не меняющаяся – линия поведения.

Котенко: Моя оценка высока. Вы можете сказать, что даже слишком – для условного жанра семейного романа, но мне не стыдно – это увлекательный многослойный текст, который напоминает то ли и правда любимого Толстого, которого Арамбуру тоже уважает, то ли не менее любимого Голсуорси. У меня есть здесь обожаемая героиня, которая разговаривает с умершим мужем, – эти ее монологи, к примеру, стали украшением романа.

Петрич: Оценила в первую очередь за прекрасное литературное воплощение героев. Они живые, настоящие, фактурные, очень сложные и неоднозначные, они вызывают эмоции – от лютой ненависти до жалости до слез.

Горбенко: «Родина» представляет собой одновременно и увлекательный художественный текст, и важный социально-исторический документ, подводящий итог многолетнего раскола на севере Испании. Кроме того, свою роль сыграли личные предпочтения: люблю испаноязычную литературу и семейные саги.

Лисицына: Мне показалось, что «Родина» наглядно показывает, как чьи-то местечковые тараканы легко становятся универсальными. И весь роман в целом крайне универсален: если нравится «личное» и психологическое, то можно игнорировать политическую линию. А можно и наоборот.


– Нужно ли знать что-то перед началом чтения «Родины» или необязательно?

Эксперты: Идеальный путь: почитать про «Баскский конфликт» (Страна Басков и свобода) и организацию ЭТА (баскская леворадикальная националистическая организация сепаратистов, выступавшая за независимость басков от Испании) хотя бы на Википедии, чтобы лучше понять, что вообще происходит и ради чего вообще некоторые так сходят с ума. Неидеальный путь: да и так все понятно, ну чисто как у нас!


– Чего для вас в романе больше – вечного или злободневного?

Лисицына: Прямо сейчас – злободневного, но с широким разбросом. На весь прошлый век, на текущий и, как бы ни было грустно говорить, скорее всего и на следующий. Может быть, потом мы объединимся против зелененьких инопланетян с бластерами, но пока только и делаем, что грызем ближнего своего.

Горбенко: Арамбуру удается найти идеальный баланс. Текст можно читать и как одну большую метафору любой войны, и как историю конкретного конфликта, и просто как пронзительную человеческую драму.

Панкратов: Для нас, наверное, вечного. А для испанцев – злободневного. В самом деле – у каждого народа свои проблемы с глубокими историческими корнями, которые мало волнуют весь остальной мир.

Котенко: Разве злободневное не может быть вечным? Полагаю, здесь того и другого добра поровну – тут раскол бывших друзей, едва ли не родных людей, политика, узы крови, предательства, смерть, разумеется, любовь, от которой один шаг сами знаете куда. Это вечное, но злободневное – а переложи в геополитические рамки, получишь очень русскую ситуацию с некоторыми соседними государствами.

Петрич: Для меня этот роман поднимает скорее вечные, всегда актуальные темы, просто фон выбран исторически значимый. В его контексте все эти проблемы очерчиваются гораздо ярче.


– Сейчас читатель должен сам выстроить нужный порядок событий. Если бы «Родина» была написана по хронологии, было бы интереснее ее читать? 

Петрич: Было бы, потому что сюжет и фабула тут хоть и разнятся, но лично в моем восприятии не сыграли решающей роли в интересе к происходящим событиям. Хотя, да, загадочности хронологическая рваность добавила.

Панкратов: Нет, мне понравилось, как выстроен текст: тебе выдают информацию по крупице, это и держит интригу долгое время (но на всю книгу моего энтузиазма все равно не хватило). Думаю, с обычной хронологией книга стала бы вдвое тоньше.

Горбенко: Наверное, нет. Наоборот, интереснее складывать пазл с разных сторон.

Котенко: Прием, где нам приходится бегать за сюжетом то в прошлое, то в еще более давнее прошлое, то перемещаться в настоящее, потом опять в прошлое, потом опять… Ну, в общем, бегать туда-сюда за сюжетом – понятный. Если бы мы начали читать с момента, как познакомились такие-то, поженились, у них родились такие-то дети, полагаю, это или была бы очень скучная книга, или все-таки какой-нибудь Толстой.

Лисицына: Мою жадность устроил бы вариант, как в кортасаровской «Игре в классики», но наоборот: если бы была своеобразная карта по главам, которая расположила бы все в правильном порядке, а читатель сам бы уже выбирал, какой вариант читать (и прочел бы оба, оно того стоит).


– Кому порекомендуете книгу?

Панкратов: Мне кажется, эту книгу можно легко советовать тем, кто сейчас пачками смотрит сериалы один за другим. Собственно, по этой книге тоже сняли сериал, и это логично.

Горбенко: Тем, кто, как и я, любит испанцев, семейные саги и вообще обстоятельные, неспешные книги с большим количеством симпатичных героев.

Лисицына: Вообще всем. Должны же быть такие книги, которые и свату, и брату, и любимой бабушке.

Петрич: Посоветовала бы любителям семейных саг и Испании. На самом деле, любому, кто предпочитает реалистичные романы с историческим контекстом. Любопытный читатель не раз пойдет в Гугл искать ответы на свои вопросы. Скучать будут те, кто не ценит эмоциональное повествование: им, пожалуй, будет казаться, что из них выдавливают слезу (нет).

Котенко: Я в таком приподнятом настроении от «Родины», что мне не хочется думать, будто она кому-то не понравилась, но я точно знаю, что наш Володя Панкратов ее совсем не оценил. Если вы – Володя, вам будет скучно.



– Посоветуйте похожие книги для чтения.

Горбенко: «Голоса Памано» Жауме Кабре – в них тоже переплетается личное с историческим, корни конфликта тоже лежат в гражданском расколе, а действие происходит в Каталонии – еще одном регионе Испании, претендующем на независимость. «Бельканто» Энн Пэтчетт, где террористы тоже сплошь прекрасные люди (часть из них даже дети), захватившие заложников совсем не из природной жестокости и не из-за сформированных политических взглядов.

Лисицына: Я уже упомянула «Срединную Англию» Джонатана Коу, еще добавлю «Белые зубы» Зэди Смит. Конфликт совершенно не похож, но нечто общее прослеживается.

Панкратов: Я уже начинаю выглядеть неоригинальным, но я снова вспомню «Молочника» Анны Бёрнс из нашего же списка (а может, я просто сильно хочу, чтобы вы его прочитали). Бёрнс тоже пишет о повстанцах, прибегающих к террористической деятельности, только в Ирландии. И в ее романе политика тоже еще как влияет на межличностные отношения.

Котенко: Замечательный роман Ричарда Руссо «Эмпайр Фоллз» – люди борются с несовершенствами, как со своими, так и, если можно выразиться, с вселенскими, у каждого героя там – свои тайны и секреты, а скандалы, интриги и даже расследования доказывают, что любой маленький городок – то еще местечко. Не могу не вспомнить еще любимую «Сагу о Форсайтах» – перипетий, неидеальных людей и разбитых сердец еще больше, только в сеттинге викторианской эпохи.

Петрич: «Проклятие семьи Пальмизано» Рафела Надала. Там хоть и про Сицилию и Первую и Вторую мировые войны, но тоже эпичная история про две семьи. А еще, как ни странно, возникла ассоциация с «Карьерой Ругонов» Эмиля Золя.


* Литературная премия «Ясная Поляна» – ежегодная общероссийская литературная премия, учрежденная в 2003 г. Музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» и компанией Samsung Electronics.
Поделиться
  • Фернандо Арамбуру - Родина
    4,4
    Премиум
    Фернандо Арамбуру написал роман “Родина” после того, как баскская террористическая группировка ЭТА объявила о прекращении вооруженной борьбы. Тогда, по словам писателя, у него возникла острая потребность разобраться, что же происходило с людьми в этот трагический период, почему убийства и насилие...
    Фернандо Арамбуру написал роман “Родина” после того, как баскская террористическая группировка ЭТА объявила о прекращении вооруженной борьбы. Тогда, по словам писателя, у него возникла острая потребность разобраться, что же происходило с людьми в этот трагический период, почему убийства и насилие...
  • Жауме Кабре - Голоса Памано
    4,5
    Премиум
    На берегах горной реки Памано, затерявшейся в Пиренеях, не смолкают голоса. В них отзвуки былых событий, боль прошлого и шум повседневности. Учительница Тина собирает материал для книги про местные школы, каменотес Жауме высекает надписи на надгробиях, стареющая красавица Элизенда, чаруя и предав...
    На берегах горной реки Памано, затерявшейся в Пиренеях, не смолкают голоса. В них отзвуки былых событий, боль прошлого и шум повседневности. Учительница Тина собирает материал для книги про местные школы, каменотес Жауме высекает надписи на надгробиях, стареющая красавица Элизенда, чаруя и предав...
  • Энн Пэтчетт - Бельканто
    3,9
    Премиум
    В одной из стран Южной Америки, в особняке вице-президента, проходит пышный прием в честь дня рождения влиятельного японского бизнесмена господина Хосокавы. Высокопоставленные гости со всего мира завороженно слушают специально приглашенную звезду – легендарную оперную певицу Роксану Косс. Внезапн...
    В одной из стран Южной Америки, в особняке вице-президента, проходит пышный прием в честь дня рождения влиятельного японского бизнесмена господина Хосокавы. Высокопоставленные гости со всего мира завороженно слушают специально приглашенную звезду – легендарную оперную певицу Роксану Косс. Внезапн...
  • Джонатан Коу - Срединная Англия
    4,1
    Премиум
    И вновь Джонатану Коу удался этот непростой писательский трюк – одарить нас глубоко британским романом, где живое целое составляют сверхактуальный и очень честный взгляд на общественный ландшафт нашего времени, подробное человечное наблюдение за трагикомедией жизни в 2010-е, ностальгия, особый, з...
    И вновь Джонатану Коу удался этот непростой писательский трюк – одарить нас глубоко британским романом, где живое целое составляют сверхактуальный и очень честный взгляд на общественный ландшафт нашего времени, подробное человечное наблюдение за трагикомедией жизни в 2010-е, ностальгия, особый, з...
  • Зэди Смит - Белые зубы
    4,2
    Премиум
    Два незадачливых ветерана Второй мировой войны становятся, несмотря на все различия между ними, лучшими друзьями на всю жизнь. Арчи Джонс, чистокровный британец, берет себе в жены молодую крупную девушку с Ямайки. Самад Икбал вступает в брак по договоренности и вынужден ждать, пока его жена появи...
    Два незадачливых ветерана Второй мировой войны становятся, несмотря на все различия между ними, лучшими друзьями на всю жизнь. Арчи Джонс, чистокровный британец, берет себе в жены молодую крупную девушку с Ямайки. Самад Икбал вступает в брак по договоренности и вынужден ждать, пока его жена появи...
  • Ричард Руссо - Эмпайр Фоллз
    4,4
    Премиум
    Майлз Роби двадцать лет готовит бургеры в “Имперском гриле”, эта работа стоила ему высшего образования и изрядной доли самоуважения. Майлз – хороший парень, но в его характере есть один трагический изъян – он не способен на решительные действия. И его доброту порой не отличить от готовности плыть...
    Майлз Роби двадцать лет готовит бургеры в “Имперском гриле”, эта работа стоила ему высшего образования и изрядной доли самоуважения. Майлз – хороший парень, но в его характере есть один трагический изъян – он не способен на решительные действия. И его доброту порой не отличить от готовности плыть...
  • Анна Бёрнс - Молочник
    3,8
    Премиум
    В безымянном городе быть интересной – опасно. Средняя сестра пытается скрыть от матери отношения с неверным бойфрендом и еще больше – повторяющиеся встречи с таинственным Молочником. Когда местное сообщество узнает про эту тайную связь, ничем не выделяющаяся до сих пор средняя сестра становится о...
    В безымянном городе быть интересной – опасно. Средняя сестра пытается скрыть от матери отношения с неверным бойфрендом и еще больше – повторяющиеся встречи с таинственным Молочником. Когда местное сообщество узнает про эту тайную связь, ничем не выделяющаяся до сих пор средняя сестра становится о...
  • Джон Голсуорси - Собрание сочинений. Собственник
    4,5
    Стандарт
    «Сага о Форсайтах» известного английского писателя Дж. Голсуорси (1867 – 1933) – эпопея о судьбах английской буржуазной семьи, представляющей собой реалистическую картину нравов викторианской эпохи. «Собственник», первый роман цикла, рассказывает о веке, когда родовой инстинкт был главной движуще...
    «Сага о Форсайтах» известного английского писателя Дж. Голсуорси (1867 – 1933) – эпопея о судьбах английской буржуазной семьи, представляющей собой реалистическую картину нравов викторианской эпохи. «Собственник», первый роман цикла, рассказывает о веке, когда родовой инстинкт был главной движуще...
  • Рафел Надал - Проклятие семьи Пальмизано
    3,9
    Премиум
    На жаркой пыльной площади деревушки в Апулии есть два памятника: один – в честь погибших в Первой мировой войне и другой – в честь погибших во Второй мировой. На первом сплошь фамилия Пальмизано, а на втором – сплошь фамилия Конвертини. 44 человека из двух семей, и все мертвы… В деревушке, затеря...
    На жаркой пыльной площади деревушки в Апулии есть два памятника: один – в честь погибших в Первой мировой войне и другой – в честь погибших во Второй мировой. На первом сплошь фамилия Пальмизано, а на втором – сплошь фамилия Конвертини. 44 человека из двух семей, и все мертвы… В деревушке, затеря...
  • Эмиль Золя - Чрево Парижа
    4,6
    Стандарт
    Парижский Центральный рынок. Огромное, фантастическое, роскошное царство чревоугодия, над которым плывут умопомрачительные ароматы сыров и колбас, фруктов, цветов и сотен других произведений природы и поварского искусства. В этом царстве кипит жизнь – правят и соперничают бойкие красавицы торговк...
    Парижский Центральный рынок. Огромное, фантастическое, роскошное царство чревоугодия, над которым плывут умопомрачительные ароматы сыров и колбас, фруктов, цветов и сотен других произведений природы и поварского искусства. В этом царстве кипит жизнь – правят и соперничают бойкие красавицы торговк...