— Дарья, как бы вы охарактеризовали каждую из своих книг? Что бы рассказали человеку, который пока не знаком с вашим творчеством?

Мне сложно давать краткие характеристики своим романам. Первый – откровенный триллер. Второй – скорее детектив. Третий – смешение двух стилей. Во всех трех, чтобы найти и обезвредить убийцу, героям нужно разгадать некий многоходовый ребус с экскурсами в историю и/или искусство. Думаю, я посоветовала бы почитать их тем, кто любит детективы и загадки исторического и искусствоведческого толка. И ни в коем случае не читать – если вам по душе боевики.

— Ваши книги сравнивают с романами американского писателя Дэна Брауна. Как вы к этому относитесь? Что у вас общего?

Честно говоря, к сравнению я отношусь равнодушно, считая его данью маркетингу. Да, действительно, есть некоторое пересечение в отношении криптозагадок, но у Брауна глобальные катаклизмы, опасность для человечества. И такие же глобальные тайны вокруг известнейших же памятников архитектуры и искусства. У меня все скромнее, камернее. Ближе, скорее, к Пересу-Реверте.

В четвертом романе речь пойдет о генетике

— Написание детектива, основанного на загадках истории, наверное, требует длительной и тщательной подготовки. Скажите, какую часть в произведении вы отдаете вымыслу, а какую – реальным историческим фактам, событиям?

Тут следует вести себя очень аккуратно. В исторической части я не придумываю НИЧЕГО. Существует на самом деле и история с Небесным Иерусалимом, и Мытарства Блаженной Феодоры, и картина Энгра, и его музей в Монтобане. Существует, наконец, сокровище, к которому с такими перипетиями пробирается Маша Каравай в последней книге: знаменитый Чипсайдский клад, найденный в Лондоне в 1912 году. А придумываю я персонажей, взаимоотношения между ними, кипение страстей и – убийства.

— Вы использовали локации Москвы, Питера, Брюгге, Парижа и др. Как считаете, какие еще города мира хороши для прорисовки детективных сюжетов? Куда бы вы «отправили» читателя?

О! Их много. Любой старорусский город, уверена, может подойти. Также отлично вписались бы Стамбул-Константинополь, почти вся Италия – Флоренция, Неаполь, Генуя. Наконец, Испания с ее кровавыми тайнами... Интересный сюжет может сложиться в любом городе, не лишенном истории. Даже в таком, казалось бы, ультрасовременном, как Нью-Йорк.

— Следом за европейскими столицами Москву захватила мода на квесты – головоломки в реальном времени и пространстве. Как относитесь к таким забавам?

Хорошо. Вполне себе здоровые забавы, заставляющие оторваться от компьютера и выбраться на свежий воздух, пообщаться с людьми и узнавать новое.

— А что вам все-таки ближе – детектив, мистика, интеллектуальная или любовная составляющая? Пока что вы все это объединяли.

Детектив, конечно. И с большим отрывом. Иначе я писала бы сентиментальную или псевдонаучную литературу.

Рассказы о любви – это, скорее, виньетки, дань романтическому настрою

— Вы намерены продолжить серию интеллектуальных детективных романов? А то в начале года вышел ваш рассказ в сборнике «Современные рассказы о любви. Белье на веревке».

Романы будут иметь интеллектуальную составляющую, но стилистика ее изменится. В четвертом романе, который готовится сейчас к изданию, речь пойдет, например, о генетике. А рассказы о любви – это, скорее, виньетки, дань романтическому настрою. На любовный роман я вряд ли когда-нибудь замахнусь.

— Вы получили степень MBA в области моды и люкса, работали в старейшем ювелирном доме. А вот серийные маньяки, изощренные способы убийства, психи – весьма далеки от мира моды. Почему вам интересны кровавые и психологические сюжеты?

Кхм. Я как-то даже растерялась. Получается, что если мне интересны серийные маньяки, то я должна каким-то образом иметь отношение к преступному миру... Быть, к примеру, тоже серийным маньяком. Но на поверку люди совсем разных профессий увлекаются триллерами. Так же как, читая любовные романы, совсем не обязательно быть профессиональной гетерой. Я очень люблю процесс разгадывания загадок. И чем больше ставки (кровавое убийство), тем динамичнее, по идее, должен развиваться сюжет. Ведь вряд ли вы будете с тем же интересом следить за поимкой вора, укравшего коробок спичек, согласны?

— А не было мысли написать роман об индустрии моды? Грубо говоря, «Дьявол носит Prada» по-русски?

Нет, никогда. Кроме того, что там носит этот «дьявол» в России, я не имею никакого понятия. Вся моя карьера в этой области пришлась на Францию. Подобного рода знания могли бы стать фоном для какой-нибудь второстепенной линии в детективе (как случилось с Алмазной Биржей в Антверпене в романе «Тайна Голландских Изразцов»), но сами по себе вряд ли интересны.

— Как вам пишется о Москве и Санкт-Петербурге из-за границы? Не возникает желания пройтись по родным улочкам, узнать что-нибудь из первых уст?

Конечно, возникает. Еще как! Но – спасибо интернету со скайпом, я все узнаю из первых уст и в Брюсселе. Скучаю, конечно. Буду рада приехать в Москву с Питером в начале сентября. Однако пишется за границей всегда лучше: устроенный быт, все спокойно и ничего не отвлекает. Кроме того, я живу в деревне, под почти непрерывным брюссельским дождем. Получается такая вечная болдинская осень (хоть результат, увы, далек от пушкинского).

— Что вы любите читать? Порекомендуйте, пожалуйста, хорошие книги в жанре детектива.

Я люблю европейский детектив – он более сложен психологически, менее предсказуем. Могу порекомендовать «Правду о деле Гарри Квеберта» швейцарца Жоэля Диккера, детективы блестящего французского медиевиста Фред Варгас и очень страшно пишущего итальянца-криминолога Донато Карризи. Чуть скучнее, с моей точки зрения, но тоже очень неплохо – Ю Несбё.