Благодаря достижениям науки мы неплохо изучили работу наших тел, и мы знаем, в какие зоны мозга приливает кровь, когда мы открываем книгу. Но начать эту историю следует не отсюда, а с далекого 1896 года от Рождества Христова.

Странная история Перси

1896 год. В Великобритании, в графстве Сассекс, местечке Сифорд, живет 14-летний мальчик Перси. Он второй ребенок из семи. Он воспитывается в семье интеллигентных родителей. Сообразительный, умный, он ни в чем не отстает от своих сверстников. Но есть одна проблема. Перси не умеет читать. Родители нанимают ему частных учителей, которые предпринимают самые невероятные попытки, чтобы заставить Перси прочесть хотя бы слово. Но все тщетно.

Отчаявшиеся родители обращаются к врачу общей практики по имени Уильям Прингл Морган. Мистер Морган обнаруживает, что Перси знает все буквы, может написать их и прочитать. Но прочесть больше слога он не в состоянии, а еще он так и не смог овладеть письмом. Вместо Percy он пишет Precy, English — Englis, Seashore — seasaw. И даже то, что он написал сам, прочитать он не в состоянии. При этом Перси отлично считает и записывает математические выражения.

Прингл Морган изумился уникальности этого случая и опубликовал в British Medical Journal статью с описанием заболевания Перси. Он назвал это странное нарушение «врожденная слепота к словам» (congenital word blindness) и предположил, что дело во врожденном нарушении работы мозга. Помочь Перси Прингл Морган был не в состоянии.

И даже в конце XX века вряд ли Перси смог бы получить врачебную помощь, но ему уже поставили бы диагноз «дислексия», нарушение способности к овладению навыком чтения. В основе дислексии лежат нейробиологические причины. Определённые зоны мозга у таких людей функционально менее активны, чем в норме. Структура мозговой ткани тоже имеет у лиц с дислексией отличия от нормы — например, у них обнаружены зоны пониженной плотности в задней части средней височной извилины слева.

Такой диагноз Перси могли бы поставить благодаря тому, что в начале века, во время Первой и Второй мировых войны в СССР жил и работал выдающийся ученый Александр Романович Лурия. Лурия оказывал врачебную помощь солдатам и заметил, что при повреждениях разных зон головного мозга у солдат возникали разные нарушения. Он предположил, что нельзя выделить какую-то конкретную зону мозга, которая отвечает за что-то одно и любой психический процесс является сложным, в нем задействовано сразу много зон.

МРТ позволяет заглянуть в мозг без того, чтобы вскрывать черепную коробку

Лурия стал основателем науки, которая изучает связь структуры и функционирования головного мозга с психическими процессами и поведением живых существ. Он назвал ее «нейропсихология». В современном мире наука занимается в основном изучением и реабилитацией больных с травмами головного мозга, но кроме этого, она изучает, как протекают разные процессы, в том числе интересующее нас чтение.

В наше время в арсенале нейропсихолога есть приемы и методы, которых не было раньше. Например, МРТ, которое позволяет заглянуть в мозг без того, чтобы вскрывать черепную коробку. С помощью МРТ можно отследить, в какую часть мозга приливает больше крови, и таким образом мы узнаем, какая часть мозга у нас активна, когда мы мечтаем, читаем или едим.

Что такое чтение

Вернемся в 1896 год, к мальчику Перси. Перси был совершенно здоровым ребенком, у которого, как мы понимаем, по сути проблем практически не было, кроме того, что он не мог научиться читать. С точки зрения эволюции можно сказать, что Перси был отличным представителем своего вида. Как мы можем с легкостью заметить, для приматов, к отряду которых принадлежит homo sapiens, не характерно чтение.

Человечество умеет читать и писать всего около 5000 лет. Наша способность к речи гораздо старше. В контексте эволюции это ничтожно малый срок, за который не могло сформироваться ни нового биологического вида, ни стабильной, передающейся из поколения в поколение и присутствующей у каждого человека мутации нового гена. Человеческому мозгу приходится идти на невероятные ухищрения, чтобы мы могли читать.

В акте чтения участвуют 17 областей мозга, причем не все из них одновременно!

Когда мы видим слово на странице, наш мозг сначала анализирует визуальную информацию, затем соединяет ее с тем, что мы знаем о слове («корова» выглядит вот так, значит вот это, звучит вот так). А затем — магия! Наш мозг в течении пары миллисекунд соединяет информацию, которую мы получили, с тем, что персонально мы знаем об этой информации, анализирует и сравнивает, и так мы можем делать собственные выводы о прочитанном и получать ассоциации. Чтобы совершать такие сложные операции, наш мозг вынужден импровизировать и использовать области, которые предназначены для распознавания устной речи, моторной координации и зрения. В акте чтения участвуют 17 областей мозга, причем не все из них одновременно!

Например, для того чтобы соотнести образ буквенного знака с его звучанием, мы используем теменно-затылочные отделы коры мозга в левом полушарии. Это та самая часть мозга, которая, например, помогает нам отличить лимон от ананаса, а табуретку от кошки. Из-за этого мы воспринимаем буквы как физические объекты. И, кстати, во многом поэтому, как пишет, например, психолингвист Марианна Вулф в книге «Пруст и кальмар», первыми видами письма были пиктограммы и иероглифы, а буквы современных алфавитов произошли от форм предметов и явлений материального мира. В букве С несложно узнать убывающую луну, а латинская S напоминает по форме змею.

Мозг воспринимает текст как ландшафт

Чтение не является в чистом виде «рецептивным» процессом. Прочитать книгу — значит не просто запомнить сюжет. Чтение также является продуктивным, производящим процессом, так как во время чтения мы проговариваем слова, которые читаем, и осмысляем то, что мы читаем. За осмысление отвечают лобные доли левого полушария мозга. Люди с травмами лобных долей не могут, например, создавать смысловые догадки, додумывать прочитанное и строить стратегию чтения. Все вместе это приводит к неправильному пониманию читаемого.

Интересно, что мозг воспринимает текст как ландшафт. Во время чтения возникает ментальная модель текста, в которой значение привязано к структуре, внешнему виду и даже к запахам и тактильным ощущениям. Многие из нас наверняка замечали, что, сидя на экзамене в университете и пытаясь судорожно припомнить цитату из учебника, мы вспоминаем не только сам текст, но и его место на странице, шрифт, которым он набран, и фактуру бумаги.

Кстати, с этим частично связан тот факт, что многие люди предпочитают бумажную книгу электронной — в бумажной проще «ориентироваться», ведь у нее есть обложка и оглавление, ее можно осязать и нюхать. А электронная книга часто создает у читателя ощущение, что его «телепортируют» бог весть куда, когда он нажимает на ссылку.

Второе пришествие Гутенберга

Первой серьезной революцией в мире книги стало изобретение книгопечатания. Станок немецкого мастера Гутенберга позволил чтению стать общедоступным. То, что было уделом избранных, внезапно стало массовым. Казалось, самый серьезный переворот в мире книги уже случился, и теперь мы можем только пожинать плоды и почивать на лаврах. Но, как оказалось, самое серьезное событие было еще впереди.

Настоящая революция в мире чтения происходит прямо сейчас, у нас на глазах. Ею стало появление доступных компьютеров и электронных текстов, расколовшее общество на сторонников «старой доброй книги» и тех, кто приветствует чтение с устройств.

Первые исследования того, как мозг воспринимает электронный текст, стали появляться еще в 80-х. До 1992 года все исследования показывали, что люди читают с экрана медленнее, чем с бумаги, и хуже понимают, о чем речь. Но в 1990-х ситуация начала меняться, и результаты предыдущих экспериментов стали жестко критиковаться.

Например, в 80-х исследователи утверждали, что люди читают с экрана на 20–30% медленнее, чем с бумаги. В начале 2000-х появились ученые, которые заявили, что этим результатам нельзя доверять, потому что в экспериментах были использованы экраны с разными разрешениями и разными размерами шрифта.

С точки зрения понимания содержания нет большой разницы между чтением с бумаги или с электронной книги

В 1985 г было объявлено, что люди хуже понимают текст, читая с экрана. В 2014 г университет Ставангера (Норвегия), провел эксперимент, участники которого, студенты примерно одного возраста, читали мистическую повесть с бумаги или с Kindle. Выяснилось, что нет никакой разницы между временем чтения, уровнем понимания текста и эмоциональной реакцией группы, которая читала бумажную книгу, и группы, которая использовала устройство. Впрочем, неудивительно, что люди с выработанной привычкой к чтению с экрана понимают текст не хуже, чем те, кто читает с бумаги.

Современные исследования показывают, что с точки зрения понимания содержания нет большой разницы между чтением с бумаги, с электронной книги или с устройства с обычным экраном. Исключение составляют пожилые люди — они читают гораздо быстрее, если предложить им планшет с высокой яркостью экрана.

На заре исследований чтения с экрана ученые использовали в том числе хорошо известный юзабилити-специалистам метод eye tracking (отслеживание движения глаз). Они ожидали, что если чтение с экрана сильно отличается от чтения с бумаги, то и движение глаз человека будет другим.

Во время чтения глаза совершают так называемые прыжки и остановки. Остановка длится примерно 250 миллисекунд, и во время нее мозг воспринимает слово. Во время остановки мы в состоянии воспринять только слово, которое находится в «визуальном поле чтения», в очень узком коридоре, на который направлен наш взгляд. Это поле может быть измерено в количестве символов.

В 1987 году было проведено исследование, которое показало, что при чтении с экрана происходит на 15% больше остановок, но в целом движение глаз такое же. А в 2006 г обнаружилось, что способ чтения с экрана резко изменился. Если в 1987 году люди читали линейно, то есть одно слово за другим, то теперь они стали пользоваться так называемым нелинейным чтением, или «F-паттерном». Это способ, которым люди обычно просматривают веб-страницу — они прочитывают заголовок или верхнюю линию, а дальше просто сканируют левую сторону текста, додумывая содержание правой. Это увеличивает скорость чтения, но ухудшает понимание текста.

Постоянное чтение с экрана влияет на тип чтения, которым мы пользуемся, когда читаем с бумаги. До появления электронных текстов мы читали линейно, и многим людям приходилось учиться скорочтению. А теперь ситуация поворачивается неожиданной стороной — люди разучиваются читать линейно. Некоторые психолингвисты даже рекомендуют заставлять себя читать линейно 30–40 минут в день, чтобы не потерять навык.

Интуитивной навигацией обладает книга, но не читалка

Основной проблемой для людей, читающих электронные тексты, становится навигация и невозможность применить к электронному тексту навыки манипуляции с текстом бумажным. Например, у бумажной книги можно загибать уголки или слюнявить странички, переворачивая их. Процесс общения с бумажной книгой во многом носит тактильный характер и активирует дополнительные зоны в мозгу. Устройства не могут передать ощущение переворачивающихся страниц, в них нельзя загнуть уголок. Ученые предполагают, что это влияет на чувство контроля происходящего, увеличивает стресс и ухудшает запоминание текста. Как бы мы ни говорили об интуитивной навигации, интуитивной навигацией обладает книга, но не читалка. Именно поэтому так важно, чтобы читалка имела номера страниц и прочие маленькие милые особенности, которые делают ее более похожей на бумажную книгу.

Гиганты электронной книжной индустрии, такие как Amazon и Kobo, активно исследуют изменения читательских привычек современного человека. Они выясняют, что лучше — свайп или скролл (спойлер: мозгу все равно) и мешает ли чтению добавление интерактивных ссылок в текст (очень мешает). И становится ясно, что с каждым годом мы все больше переносим свои сетевые привычки в материальный мир. Как бы мы ни любили запах бумаги, то, как мы читаем, определяет уже не печатная книга, а веб-страница. Конечно, книга не умрет, но она изменится так, чтобы нам было удобно ее читать.

Некоторые источники (увы, не все)

Большие книги

Основы нейропсихологии. Лурия А.Р.

Proust and the Squid: The Story and Science of the Reading Brain. Maryanne Wolf

Статьи

William Pringle Morgan, M.B., D.P.H (та самая статья Моргана в BMJ!)

The Reading Brain in the Digital Age: The Science of Paper versus Screens

Everything Science Knows About Reading On Screens

Screen vs. paper: what is the difference for reading and learning?

Your paper brain and your Kindle brain aren't the same thing