Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Голос крови

Голос крови
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
3.55

Карла Арним – богатая, красивая, уверенная в себе хозяйка галереи в Берлине, мать двоих детей, жена прославленного пианиста, одна из тех, к кому судьба явно благоволит. Но однажды она с маленькой дочкой попадает в больницу и оттуда выходит одержимая навязчивой идеей: ее дочь подменили. Никто ей не верит, даже муж, все факты против нее. Однако матери не нужны доводы и доказательства, она слушает голос крови, и этот голос говорит, что ее родная дочь жива. И нужно ее найти.

Лучшие рецензии
Klik
Klik
Оценка:
12

Мне все сложнее и сложнее становится выбирать книги для чтения. Хочется не избитой истории, чтоб действительно понравилось, чтоб задело. И все реже я по-настоящему получаю от книг такое удовольствие. За эту книгу я схватилась в прямом смысле, как за спасательный круг - я помню, когда-то относительно давно меня заинтересовала аннотация (хотя сейчас стараюсь их вообще не читать - издательства иногда такую шикарную подставу могут в них провести).
История действительно интригующая - с хорошим сюжетом, детективная линия есть, мелодрама присутствует, любовь - в наличии, тут же зависть и жадность, измены и предательства вкупе с нездоровым психическим состоянием героев. Но чего-то не хватило. Не дотянула история до ахов и охов. Перед нами развернулась мудреная история жизни Карлы Арним - успешной деловой женщины, мамы двоих деток, прекрасной жены инфантильного чудовища, жизнь которой из блестящей и такой, что многие позавидуют в одночасье превращается в ад - Карла считает, что в больнице, куда она попала, ее 6-месячную дочь Фелиситу подменили на другого ребенка. Мир восстает против нее - впереди все круги ада - отторжение родных, психбольница, но женщина непреклонна - это не ее ребенок. И вся последующая история - это поиски Карлой дочери наряду с непросто складывающейся жизнью девушки в Эдинбурге, Фионы. История скручивается, а потом эта спираль начала постепенно разжиматься. Вот тут интрига для меня и пропала. Слишком много всего автор попыталась одновременно охватить в относительно малом объеме книги - и детектив (потому он вышел какой-то кособокий), любовную линию (ни то ни се вышло), хотя интригу пытались сохранить до последнего. Но при этом ни одна линия, на мой взгляд, не раскрыта полностью. Слишком быстро и стремительно стала выясняться правда - знаете, как будто надоело автору писать и он пытается бросить все это дело, сгрести в одну кучу и прекратить пытку страницами.
В общем, не плохая история о материнском инстинкте, о чувствах к детям, о наличии подлецов в нашей повседневной жизни. Но слишком скупая, куцая на подробности, на эмоциональные всплески, слишком нереальная, чтоб дотянуть до звания по-настоящему интересной книги, а не чтива на один вечер.

Читать полностью
Zlatenika_Oz
Zlatenika_Oz
Оценка:
6
Невольно рассмеявшись, Карла сказала:
– Это не мой ребенок!
Сестра бросила на нее испуганный взгляд:
– Боже мой! Как нехорошо получилось!
Она приняла младенца из рук Карлы и поспешила уйти из палаты.
– Некоторым они все кажутся на одно лицо, – сказала женщина с соседней кровати, больная тяжелой формой нейродермита.
У Карлы уже прошел опоясывающий лишай, и ей разрешили повидаться с ребенком. Целую неделю она с нетерпением ждала этой встречи.
– А у вас есть дети? – спросила Карла соседку.
– Нету, и не хочу заводить. Для меня они тоже все на одно лицо. – Она широко улыбнулась. – Элла Мартинек.
– Элла Мартинек? – Карла даже привстала с подушек. – Та самая? Фотограф?
Элла кивнула и посмотрела на нее с любопытством:
– Вы интересуетесь фотографией?
– Карла Арним, – представилась Карла.
Теперь уже удивилась Элла.
– Не может быть! – воскликнула она и закрыла лицо руками. – Надо же было встретиться, когда я так ужасно выгляжу!
Карла засмеялась:
– Да и я тоже не причесана и не в костюме от Шанель. Не закрывайте лицо! Ничего особенно ужасного

.
После этих слов я уже не могла отложить книгу… Работа после двенадцати – смутно, путь в маршрутке – не помню, далее, гуляние с Дочкой – только в ожидании: скоро вернусь Домой и окончательно «провалюсь» в текст вместе с чашкой чая.
Вот такой он, «Голос крови», в читалке с начала года, всё руки не доходили, а как оказалось, совершенно зря!
На одном дыхании!
Я люблю запутанные книги. Эта – именно такая: разные временные промежутки, толпа вроде бы несвязанных героев. Только подразумевающиеся ( в самом начале) генетические эксперименты, навязчивые страхи, депрессии у главных героев, агорафобия, да ещё и прогерия!
Плюс ещё Мораг – интересный персонаж. Любопытно, в оригинале её имя пишется как Moraq? Заигравшаяся особа, в которой не осталось ничего своего. Вне сомнения, отличная пациентка для психиатра: можно, конечно, играть, копировать и повторять (до определённого момента и степени), но зачем настолько погружаться? Можно сделать это пару раз, ради шутки; но всё равно, не для взрослой тётки занятие! Ведь реально проблемы с самоидентификацией…

И почему, черт возьми, она выглядит точь-в-точь как Фиона? Я знаю, что закадычные подружки иногда одеваются как близняшки, но думала, что это проходит еще в пубертатный период.

И ладно бы, если только игра! Мораг задумала подлог, вот и получила! Доморощенная интриганка! Во всей этой истории ещё не такие интриги переплетены!

Карла Маннгеймер-Арним и её больная дочь. Наверное, буду единственной, кто скажет: «Да, подмена ребёнка – это ужасно; страшно однажды взять дочь на руки и понять, что это другой ребёнок. Но маленькая, неизлечимо больная девочка в чём виновата?» Карла отгородилась от неё, насколько могла. Сначала ей было страшно подходить к ней, потом неприятно, потом она считала, что своим вниманием предаст настоящую Фелиситу.
Читая, я вспоминала шведскую сказку в переложении Сельмы Лагерлёф - "Подменыш" … О ребёнке, украденном троллихой. Вся деревня осуждала и смеялась над матерью, которая воспитывала и защищала троллёнка, муж отвернулся от неё и хотел уйти; а правда обнаружилась в последних строчках…

Услыхал крестьянин его голос и побледнел.
— Ты говоришь так, как говорят люди в моем роду, — сказал он. — Не будь мой сын в плену у троллей, я бы сказал, что это ты.
— Да, на этот раз вы, батюшка, отгадали, — засмеялся мальчик. — А раз вы, батюшка, отгадали, так знайте же, что я иду к матушке.
— Не ходи к матушке, — сказал крестьянин. — Ей дела нет ни до тебя, ни до меня. Сердце у неё не лежит ни к кому, кроме большого, чёрного тролленка.
— Вы так думаете, батюшка? — спросил мальчик и заглянул в глаза отцу. — Тогда, может, поначалу мне лучше с вами остаться?
Крестьянин почувствовал такую радость, что слезы чуть не хлынули у него из глаз.
— Да, останься со мной! — произнёс он, схватил мальчика и поднял его на руки. Он так боялся ещё раз потерять сына, что пошёл дальше, не выпуская его из объятий.
Так прошли они несколько шагов, и мальчик сказал отцу:
— Хорошо, что вы несёте меня на руках осторожно, не то, что подменыша.
— О чем ты? — спросил крестьянин.
— Ведь троллиха несла меня на руках по другую сторону ущелья. И всякий раз, когда вы спотыкались и чуть не роняли подменыша, она тоже падала вместе со мной.
— Что ты говоришь? Вы шли по другую сторону ущелья? — спросил крестьянин и глубоко задумался.
— Я никогда прежде так не боялся, — продолжал мальчик. — Когда вы бросили тролленка вниз в пропасть, троллиха хотела бросить меня следом за ним. Кабы не матушка…
Крестьянин чуть замедлил шаг и стал выспрашивать мальчика:
— Расскажи, как тебе жилось у троллей.
— Иногда бывало трудновато, — ответил малыш, — но когда матушка бывала ласкова с тролленком, троллиха бывала ласкова ко мне.
— Била она тебя? — спросил крестьянин.
— Не чаще, чем вы били её детёныша.
— Чем тебя кормили? — продолжал расспрашивать мальчугана отец.
— Всякий раз, когда матушка давала тролленку лягушек и мышей, меня кормили хлебом с маслом. Когда же вы ставили тролленку хлеб с маслом, — троллиха предлагала мне змей и репейник. Первую неделю я чуть не умер с голода. Кабы не матушка…
Не успел ребёнок произнести эти слова, как крестьянин круто повернул назад и стал быстро спускаться в долину.
— Не знаю, отчего бы это, — сказал он через некоторое время, — но, сдаётся, от тебя пахнет дымом пожара.
— Ничего тут удивительного нет, — сказал мальчик. — Ведь прошлой ночью меня бросили в огонь, когда вы швырнули тролленка в горящий дом. Кабы не матушка…
Крестьянин так торопился, что почти уже бежал. Внезапно он остановился.
— А теперь скажи, как получилось, что тролли отпустили тебя на волю? — спросил он.
— Когда матушка пожертвовала тем, что было для неё дороже жизни, тролли уже потеряли власть надо мной и отпустили меня, — произнёс мальчик.
И вот, подошёл крестьянин к жене, держа за руку прекраснейшего ребёнка.
— Вот наш сын. Он вернулся к нам, — сказал он, — и спасла его только ты, и никто иной.

Но Флисс – не тролль! Ей просто не повезло по причине мутации генов! А вдобавок к этому от матери она чувствовала только холод. Быть может, смогла бы Карла пересилить себя, и судьба её настоящей Фелиситы (Фионы) сложилась бы лучше? Быть может, не было бы нервных срывов, демо-суицидов на Северном Мосту и неприкаянности?
Погрузившись в своё горе, Карла потеряла мужа, а потом и сына. По её вине Фредрик-младший остался один на один с отцом, не понимающим его увлечённость техникой. Косвенно по её вине, он был отправлен в школу-интернат: ведь Арним на гастролях, а Карла принадлежит своему миру. Фредерик рос и копил обиды.

А генетические эксперименты? Разработки в секретной лаборатории? Возможно и были, но это покрыто завесой тайны.

Читать полностью
Taile
Taile
Оценка:
5

«Даже самая большая любовь когда – то проходит, а ты замечаешь это, только когда все уже позади».

После нервного срыва мать двоих детей Карла попадает в психиатрическое отделение больницы. Муж не может поверить в то, что его уравновешенная и сильная жена внезапно сорвалась. В больнице она нападает на врача, обвиняя его в том, что он подменил ее шестимесячную дочь. Муж совершенно растерян, он привык к тому, что жена управляет всем, а он по полгода сидит в США или в Канаде, и занимается любимым делом. Он известный пианист. После курса лечения Карла возвращается домой и ее саму, как – будто подменили. Она вовсе перестала обращать внимания на «дочь», поручив ее нянька. А та, стала замечать, что ребенок чем – то болен. Ее нездоровый вид вскоре начинают замечать все, и только родители ее игнорируют. Отец занят работой, а матери диагностировали депрессию из –за которой она не принимает родного ребенка. А врачи тем временем ставят ребенку редкий диагноз синдром Хатчинсона – Гилфорда. По – простому – это преждевременное старение. Теперь их дочь все называют «старая девочка» и это прозвище укрепилось за ней до конца ее жизни.

Как и в прошлой книге «Ранняя смерть» все дела расследует журналист Бен. Он живет вместе со своей девушкой Ниной уже года четыре, но не спешит делать ей предложение. Она образованная девушка, а он парень из деревни. Но, дело даже не в этом, Бен просто не готов и оттягивает их разрыв. Тут – то и нарисовалась его бывшая, вернее девушка, с которой он всего раз изменил Нине. Фиона полная противоположность Нине. Она необычная, эксцентричная и явно тяготеет к миру искусств. И неудивительно, что она попадает в больницу с подозрением на самоубийство. При этом она поднимает на уши всю больницу, стремясь доказать то, что ее пытались убить. Фиона живет вместе со своей соседкой Мораг, которая выглядит в точности, как Фиона. Они, как близнецы. Только Фиона – оригинал, а Мораг – жалкая подделка.

Бен по – прежнему общается с другим героем из романа «Ранняя смерть» аристократом Седриком Дарни. Седрик – нервозный молодой человек, с кучей фобий. Он старается не выходить из дома, при этом находится в курсе всех событий. Теперь богатый наследник со странностями подкидывает Бену новую задачку. У его мачехи родился сын от отца, который пропал два года назад. Теперь этот ребенок претендент на наследство. Седрик приводит множество примеров богатых людей, которые долго не могли иметь здорового сына, а потом все получили. Все они были пациентами одного гинеколога. И Седрик просит Бена устроиться к нему шофером, чтобы разузнать нужную информацию. Вся эта таинственная история с детьми связана и с Фионой, которой предстоит в 30 лет узнать всю правду о своем рождении.

Опять расследование крутиться вокруг медицинских тем. Это искусственное оплодотворение, эмбриональные исследования, опыты над животными. Все герои завязаны друг на друге. Единственно жалко, что мало Седрика и его взаимоотношений с Беном. Зато мельком, как и в прошлой книге, прошли другие персонажи нетрадиционной ориентации.

Читать полностью
Оглавление
  • Берлин. Сентябрь 1978 года
  • 1
  • Нью-Йорк, Берлин. Сентябрь 1978 года
  • 2
  • Берлин. Ноябрь 1978 года
  • Берлин, Вена. Март 1979 года
  • 3
  • Берлин. Декабрь 1979 года
  • Берлин. Декабрь 1979 года
  • 4
  • Берлин. Январь 1980 года
  • 5
  • 6
  • Зальцбург. Январь 1980 года
  • 7
  • Частная клиника доктора Бенгарца, кантон Цуг. Март 1980 года
  • Берлин. Апрель 1980 года
  • 8
  • Частная клиника доктора Бенгарца, кантон Цуг. Апрель 1980 года
  • 9
  • Письмо от 16.04.1980 к Элле Мартинек, врученное ей лично няней Салли Макинтош
  • 10
  • Цуг, Швейцария. 17.4.1980
  • Цуг, Швейцария. 17.4.1980
  • Цуг, Швейцария. 17.4.1980
  • 11
  • 12
  • Берлин. Апрель 1980 года
  • 13
  • 14
  • Частная клиника доктора Бенгарца, кантон Цуг, Швейцария. Июнь 1980 года
  • 15
  • 16
  • Берлин. Июнь 1980 года
  • 17
  • 18
  • Зальцбург. Март 1981 года
  • 19
  • Заметка из газеты. Май 1984 года
  • 20
  • Лондон. Июль 1989 года
  • 21
  • Лондон. 15 сентября 1991 года
  • 22
  • 23
  • Берлин. Ноябрь 1993 года
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • Выписка из протокола допроса. 30.09.2009
  • 28
  • 29
  • Примечания