Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
55 печ. страниц
2017 год
12+

«Снег пришёл сейчас за мною…»

 
Снег пришёл сейчас за мною,
За душой моей пришёл.
Белой-белой пеленою
Обмотал сосновый ствол.
Что-то тайное подслушал,
Закружился надо мной
И мою окутал душу
Белизной и тишиной.
 

«И я опять, как лес, немая…»

 
И я опять, как лес, немая.
В лесу и в небе – благодать.
Я ничего не понимаю,
И мне не надо понимать.
У слов и мыслей есть граница,
Но края нет у бытия.
Мне надо только причаститься
Тому, Кто более, чем я.
 

Деревьям

 
Когда я с вами, мне не страшно.
День будущий и день вчерашний
Не существуют. Есть теперь —
Распахнутая в вечность дверь.
Есть измеренье вертикали,
Разрезавшее наши дали.
Душа моя – высокий ствол,
Который в небеса вошёл.
И адское не страшно пламя,
Но это лишь когда я с вами…
 

«Стихи – они родятся сами…»

 
Стихи – они родятся сами.
Я, кажется, дышу стихами.
Дыханье – Духа дуновенье —
Становится стихотвореньем.
 

«С земли – на небо. Из словесной…»

 
С земли – на небо. Из словесной
Шумихи – к тишине небесной,
Из нашей тесноты – в просторы.
Вот в ту расправленность, в которой
Нет ни конца и ни начала,
И творчество не прекращалось.
 

«Есть тяжесть тел. А что такое души?..»
(диптих)

I
 
Есть тяжесть тел. А что такое души?
Вот те, что не увидеть и не счесть?..
Приходит смерть, чтоб смертное разрушить,
А что ещё в запасе нашем есть?
В лесу высоком пахнет свежей хвоей.
И дрозд поёт, запрятавшись в сосне.
Шумит сосна над самой головою.
В ком больше жизни – в ней или во мне?
Не думайте, не сильтесь и не мерьте,
Пусть шум лесной заполнит нам сердца.
Вся наша жизнь есть подготовка к смерти,
Иль к жизни, не имеющей конца.
 
II
 
Что там, за нашей смертной гранью?
Невозмутимое молчанье.
Молчанье неба над землёю,
Молчание пахучей хвои,
Молчанье снегового пика,
Молчание воды великой,
Молчание двух крыл парящих,
Молчание Души творящей.
 

«Рассвет простор в окне моём расчистил…»

 
Рассвет простор в окне моём расчистил.
Разжались тьмы давящие тиски.
И облака, как ангельские мысли,
Как замыслы Господни, высоки.
И тихо нам заглядывают в лица,
Так отрешённо нас с тобой любя.
О, дай, Господь, мне так же отрешиться
От тяжести земной – от не-себя.
 

«Я в небо всматриваюсь долго…»

 
Я в небо всматриваюсь долго,
Чтоб в тихом небе отразиться.
И вот всё лишнее замолкло,
Исчезли чёткие границы.
О Боже, что же я такое?
Коснулись зрения и слуха
Великий океан покоя,
Немая бесконечность Духа.
 

«И вновь разглажено чело…»

 
И вновь разглажено чело,
Как небо над землёй моею.
Все стенки и межи смело,
Когда Господень Дух повеял.
Над пепелищем всех разрух
Светящийся, чистейший воздух —
Единый Дух, творящий Дух,
Вот Тот, что мирозданье создал.
 

«Мне ангелы запели о другом…»

 
Мне ангелы запели о другом —
Они не знали ни борьбы, ни страха.
Они влетели в мой просторный дом
На крыльях Духа и на звуках Баха.
И, призраки ночные отгоня
(О, сколько их блуждает в недрах ночи!),
Они так просто подняли меня
На крыльях Духа перед Божьи очи…
 

«Что говорят душе просторы?..»

 
Что говорят душе просторы?
Что надо кончить всякой спор.
Что скоро ли или нескоро
Мы превратимся все в простор.
Что жизнью тайной, вечно новой
Раскрытый небосвод набух.
Внутри молчанья зреет Слово,
И этим миром правит Дух.
О, света нежного разливы —
Пространства голубая кровь…
Земные дали молчаливы,
Как бесконечная любовь.
 

«Когда на душу сходит благодать…»

 
Когда на душу сходит благодать,
Есть повеленье это передать.
Есть повеленье, чтоб кому-нибудь
Она ещё заполонила грудь.
Есть повеленье (кто его даёт?)
Раскрыть над этим миром небосвод.
Раскрыть всю душу насквозь, на просвет
И показать, что стен у Бога нет,
Что Он не хочет спрятать ничего
От сердца моего и твоего.
 

«И снова – ликованье…»

 
И снова – ликованье,
И снова – вешний свет,
И снова ранней ранью
На небе – Божий след.
Берёз высоких свечи,
Залитый солнцем лес.
И – сердца с сердцем встреча —
Воистину воскрес!
 

«Не завидуй Моцарту, Сальери!..»

 
Не завидуй Моцарту, Сальери!
Он открыл перед тобою двери,
Он открыл широкую дорогу
Напрямик, сквозь стены, прямо к Богу.
И зачем, зачем такие муки,
Когда есть на свете эти звуки?
Не его и не твои – ничьи,
Точно задрожавшие ручьи.
Точно эта вешняя вода,
Что бежит в ничто и в никуда,
Что сквозит через любую сеть,
Чтоб лучиться, ликовать и петь.
 

«Буйство зелени весенней…»

 
Буйство зелени весенней,
Натиск жизни – грудь мала!
Тяжести опроверженье,
Сила тайного крыла.
Эти листья, эти птицы,
Эта нежность, этот звон!
Боже, что со мной творится?
Или старость – это сон?
Или Ты на самом деле
Каждой новою весной
Пробиваешь с силой щели
В недрах плотности земной?
И на пне замшелом сидя,
Господи, опять, опять
Мы Тебя способны видеть,
Осязать и обонять!..