«История борделей с древнейших времен» читать онлайн книгу 📙 автора Зигмунда Кинси на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Зигмунд Кинси
  4. «История борделей с древнейших времен»
История борделей с древнейших времен

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

2.91 
(11 оценок)

История борделей с древнейших времен

226 печатных страниц

2013 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Книга о примечательном историческом явлении в его развитии с древнейших времен до XVIII века. Основываясь на документальных источниках и классических текстах, а также мемуарах популярных исторических персон, автор проводит своеобразный экскурс по домам свиданий государств Древнего мира, античного Средиземноморья, средневековой Европы, арабского Востока, Китая, Японии, заглядывая под конец в будуары блистательного Парижа. Однако повествование не ограничено рамками заявленной темы. Освещаются и другие приватные стороны жизни социума, такие как брак, супружеский секс, законы привлекательности, взаимные измены, фаворитизм при королевском дворе, гарем, жертвы во имя красоты и прочее.

читайте онлайн полную версию книги «История борделей с древнейших времен» автора Зигмунд Кинси на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «История борделей с древнейших времен» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2013Объем: 407232
Год издания: 2013
ISBN (EAN): 9785227040558
Правообладатель
4 773 книги

Поделиться

Hermanarich

Оценил книгу

Сложно пройти мимо такого названия — «интимная история» всегда влечёт к себе читателей, и далеко не всегда это обусловлено пикантностью темы. Просто в «интимной» истории могут встретиться объяснения известных событий, которые просто не укладывались в «официальную» историю — и если мы знаем, что войны могли разгораться вовсе не по политическим, а вполне себе по личным причинам «кто на кого не так посмотрел», то почему у других событий должен быть мощный политико-социальный фундамент? Сколько событий в истории произошло просто по тупости, или от того, что кто-то захотел чью-то жену? В общем, «интимная история» вещь полезная со многих точек зрения. Увы, данную книгу к полезным отнести никак не получается.
Первое, что хотелось бы увидеть у автора — чёткую работу с дефинициями. Например, автор вообще не раскрывает, что же такое «бордель». Это приводит к самым неприятным последствиям — явления совершенно разного характера, вроде «религиозной проституции» и «института наложничества на Востоке» оказываются в той же категории. Не будем совершать ошибку автора, и попытаемся разобраться в ситуации.
Для начала разберёмся с проституцией — мне представляется, что термин «проституция» можно характеризовать как предоставление услуг сексуального характера за плату. Т.е. товаром здесь выступает именно секс (если мы скажем «тело», то, получается, что любой натурщик это проститут, или, шире, любой разнорабочий, продающий свои руки, тоже). Таким образом «бордель» уже будет институционализированным явлением под названием «проституция», в рамках конкретного учреждения. После того как мы сузили данную дефиницию, становится понятно, что у Кинси где-то половина книги просто выпадает из темы. Т.е. книга написана вообще не про то.
А про что же она написана? Ну, здесь смешались в кучу и кони, и люди. Для начала, автор уверенно относит отдельные культы в Древней Греции, связанные с религиозными ритуалами, к проституции. Считать, что жрицы абстрактной Афродиты это проститутки, всё равно что считать будто монашки это те, кому нравится чёрное, и они хотят, чтоб у них была диета построже. Служение Богу, которое может принимать очень разные формы, далеко от товарно-денежных отношений, где товаром выступают сексуальные услуги. Историки XIX в., по невежеству, ещё могли это отождествлять — но от книги из ХХ века хочется всё-таки большего понимания.
Апофеозом вдруг оказывается краткий очерки из жизни гаремов. Напав на прекрасный источник в виде тысячи и одной ночи , автор начинает нас вводить в «развратные нравы» Востока, притом что Шахерезада, вообще-то, имела вполне официальный статус, жила не где-нибудь, а в гареме султана. Приравнивать гарем султана к борделю может только европеец с немного воспалённым сознанием.
Собственно, на этом можно закончить характеристику авторского подхода. Здесь свалено гигантское количество (примерно половина книги, цитирования занимают по несколько страниц разом) разного рода художественных источников, которые, будем честны, не являются надёжными от слова совсем. Но ладно бы с художественной литературой — но само начало, когда автор пишет о «древнейших» временах, почти каждое своё предложение начиная с конструкций «наверное», «возможно» и «может быть», и которое чуть более чем полностью состоит из авторских фантазий, есть испытание для очень уж сильных духом.
Подытожу — нишу историко-культурологических работ на тему проституции оставляю свободной, эта поделка точно не сможет её чем-то запомнить. По-простому говоря, это банальная авторская халтура на «пикантную» тему. Если вы хоть что-то читали из литературы прошлого, то можете смело проходить мимо этой книги. Нет, вы можете и узнать что-то из неё — главное, чтоб вы всерьёз не восприняли модель работы автора с темой. Так топорно, без чёткого методического аппарата, без разбора «на берегу» о чём же мы пишем, с такими темами не работают.

29 июля 2020
LiveLib

Поделиться

Anthropos

Оценил книгу

Книги – они почти как бордели. Бывают классом повыше, для представителя читательской элиты, любителя Джойса, Пинчона или теории сопротивления материалов. Бывают похуже для невзыскательного читателя, любящего на пляже валяться с детективными творениями известной российской дамы, или дешевой книжкой по мотивации/психологии. Но не все однозначно. Иногда сразу не поймешь, что же перед тобой такое. Вроде обычная московская квартира, а по факту притон. Вроде золоченая вывеска (это уже не в Москве), а все равно притон. И с книгами также, можно написать заманчивое название «История борделей», пикантная тема, должно быть что-то запретное с ноткой постыдного. И так оно и было бы, если бы автор написал качественную работу – научный исторический труд или хотя бы научно-популярный. Но за громким названием прячется халтура – наскоро сляпанная куча всего – фактов, домыслов, баек в тему и не в тему. К сексу имеет отношение? Годится!

Первая глава про секс в доисторическом обществе. И я чуть не разбил себе лицо фейспалмами, настолько дикие вещи пишет автор. Такое дело, что наука практически ничего не знает, какие сексуальные отношения имели наши далекие предки. Как известно, археологи могут обнаружить только материальные следы, отношения между людьми к таким не относятся. Но автор щедро включает фантазию, и этим сразу задает планку всей книге. Я, читатель, не верю написанному в этой главе, и в последующем не доверяю всему остальному написанному. А проверять все не имеет смысла.

Одна из важнейших вещей в научной литературе – это цитирование. Попробуйте написать научную статью и не сослаться на десяток (сотню-другую) работ предшественников, вас любой рецензент пошлет, даже не читая. Качественный современный научпоп тоже не обходится без множественных ссылок. А любое историческое исследование невозможно без ссылок на источники. И автор решил – буду цитировать. Вот только он, вероятно, не учился в вузе, а спросить кого-нибудь как это делается, постеснялся. Вот и получилось, что Зигмунд Кинси не цитирует, а ЦИТИРУЕТ. Он вставляет в свою книгу огромные отрывки из самых разных исторических текстов. Местами это выглядит так: два-три авторских предложения, далее – 2-3 страницы отрывка из "Библии", "Пира" Платона или еще чего-нибудь. В целом, объем цитирования этих кусков составляет, пожалуй, не менее половины книги. Работающий метод набора авторских листов!

Также господину Зигмунду забыли объяснить суть термина история, одно из важнейших определений которого: «Действительность в её развитии, движении». Развития в книге вовсе нет. Автор без использования переходов и связей, берет различные исторические периоды в различных частях света и пытается показать сексуальную жизнь, отчасти с упором на проституцию. Ни причин, ни следствий не приводится. В результате «просветительская» составляющая книги стремится к нулю. И хотя охват вроде широкий – древние общества, античный мир, Средневековая Европа, традиционный Восток, Возрождение, Франция Нового времени, но из-за разорванности, преемственности «бордельных» и каких-либо еще традиций не видно.

И самое плохое, что автор очень вольно обращается с фактами, интерпретируя их как ему захочется. Кроме того книга переполнена оценочными суждениями, тяготеющими к современности, но абсолютно неуместными при описании исторических обществ. О равенстве, правах женщин, гендерном самоопределении и т.д. Темы важные и нужные, но подавать их надо не в том, что заявляется, как «история».

Почему же я поставил книге не резко-отрицательную, а нейтрально-отрицательную оценку? Причины две. Во-первых, кое-что я все же из нее узнал, в том числе некоторые любопытные исторические источники. Во-вторых, сама тема книги сподвигла меня задаться вопросом, а что же с проституцией сейчас, в XXI веке? И я полез выяснять в интернет (в том числе на соответствующие сайты), и это оказалось весьма занимательным занятием, отчасти обогатившим мой жизненный опыт. Но делиться с вами новыми знаниями я не буду!

9 февраля 2020
LiveLib

Поделиться

strannik102

Оценил книгу

Головка из Богемска ланда,
а белы ручки из Брабанта,
а грудки — швабского товара —
копейных оконечий пара.
Животик венского порядка —
всё таково в нём мягко-гладко.
Попёнка — польская на диво.
Где должно быть — баварска слива.
А ко всему и ножки ренски —
вот в девке все привады женски.
(Неизвестный германский автор XIV века)

Казалось бы, что книга, посвящённая столь острой и привлекательной практически для всех — без особого деления на возрастные и половые различия — категорий возможных читателей теме, должна была бы стать литературной бомбой или, как минимум, просто захватывающим и неотпускающим от себя чтивом. Если не с мантией величия на своих потрёпанных книжных плечах, то хотя бы с претензией на некоторую интересность и привлекательность. Однако представлявшееся стремительным сексуально-эротическим лайнером, несущим читателя в страну неги, наслаждений и грёз, наше литературное транспортное средство оказалось в реальности обыкновенной тихоходкой — помните теперь уже старенький советский фильм «Небесный тихоход»? — вот каким-то таким же перкалево-фанерным, в заклёпках, дребезжащим и погромыхивающим на поворотах неторопливым воздушным извозчиком, по нынешним временам являющимся всё ещё летающей энтропией мчащихся под облаками современных серебристых реактивных чудовищ.

Претерпев вот такую сокрушительную (ну, ладно, не совсем уж и сокрушительную, однако сдирающую все декоративные покровы) идентификацию, книга, тем не менее, не обескуражилась и продолжала до самого конца гнуть свою собственную бордельно-проституционную линию. Ну, что ж, никогда не нужно заранее себе что-то такое особенное представлять и на что-то необычное настраиваться — нередко бывает, что долго и страстно вожделеемая тобой красавица после срывания всех покровов и раскрытия всех тайн оказывается вполне обыкновенной телесно-фактурной простушкой, а за стыдливой чадрой или романтической вуалькой скрывается простое слегка конопато-веснушчатое рязанское личико, которое без всех этих изощрений и выглядело бы куда естественней и милей, и воспринималось бы совсем иначе — с живинкой и подлинным теплом (так думал молодой повеса...).

Сразу хочу поспорить с аннотацией: конечно же мы имеем дело не с историческим явлением, а с социально-культурным. А вот подано это явление читателям уже в историческом контексте, т. е. с зарождения и в последующем развитии. Причём момента зарождения продажно-покупной любви никто и никогда не сможет назвать — просто когда-то, на заре неандертальчества или кроманьонства, какая-то одна из первых пра-женщин сообразила возлечь на любовное ложе с каким-то одним из первых пра-мужчин в обмен на какое-то благо — безопасность или пищу или же на кусок тёплой шкуры. И возникли первые вполне определённые отношения, организованные по принципу: ты мне — я тебе. И когда идея эта прижилась среди многих других представителей древних гоминидов, то появилась возможность рассматривать такого рода отношения уже как проституцию, т. е. любовь на продажу (sex for sale). И вот примерно как раз с этого момента автор и начинает своё повествование. При этом, к его заслуге, обращаясь за подкреплением к довольно солидным авторам и исследователям, в т.ч. к Ф. Энгельсу и Л. Моргану.

А дальше всё было довольно просто: развивалось всё человечество, оцивилизовывалось, обзаводилось товарно-денежными отношениями, торговлей, государственными формами и правовыми институтами (как известно из теории государства и права, оба этих социальных явления возникли одновременно, ибо иначе и быть не может — не бывает государства без права и наоборот), и одновременно с этим оцивилизовывались и продажно-покупные сексуальные отношения во всём их разнообразии и богатстве — социальное явление набирало силы, крепло и вырастало до самых широких масштабов. И автор в этой книге пытается показать нам все заметные этапы развития этих вполне рыночных отношений начиная с времён Шумера и Двуречья, переходя в Вавилон, Палестину и Египет и затем отправляясь уже в Древнюю Грецию и не менее Древний Рим, переходя сначала в Персию, затем вместе с крестоносцами отправляясь спасать Гроб Господень (и попутно получать все доступные удовольствия) в Средиземноморье, далее он (и мы) следует в сопровождении Марко Поло в средневековый Китай, затем нас ждёт Япония и после уже вся наша компания отправляется в Европу, заканчивая сексуально-теоретический поход королевским распутным Версалем и прочими великосветскими наслаждениями (такая широкая география доказывает только то, что секс был широко распространён и ранее, а не только сейчас — вот что удивительно!). К сожалению, никакого практикума к книге не прилагается. А уже мечталось… :-)

Чтобы не быть голословным, автор книги Зигмунд Кинси не просто разглагольствует на скользкие и полупристойные темы, а запросто цитирует — довольно объёмными порой кусками — самые разные древние и более свежие письменные источники, упирая наше читательское внимание конечно же на строфы и стихи соответствующего содержания или выдержки из документов по рассматриваемой теме (тут нам и «Легенда о Гильгамеше», тут и древние философы — Сократ и Платон, Плутарх и иже с ними, и Гораций с Петронием, и Овидий с Ювеналом, и переписка реальных или же выдуманных авторами блудниц и гетер, и многочисленные свидетельские показания, данные под присягой в судах, и разного рода мемуарные письменные источники и стихи поэтов…).

При этом Кинси раскрывает для читателей всю цепочку прогрессирующей проституции, начиная от индивидуально-личной купли-продажи и переходя затем к поселению проституции в бани, а после и к появлению сначала отдельных домов для свиданий, а затем уже и специальных публичных домов-лупанариев и образованию уже целых специальных улиц и кварталов с красными фонарями, а затем переходит уже к самым высшим слоям средневекового европейского общества — мы окажемся в королевских будуарах (и как тут не вспомнить совсем недавно прочитанную всем валдайским читательским клубом и бурно обсуждённую книгу тех лет «Опасные связи» Шодерло де Лакло). И конечно же будут рассмотрены все виды продажно-покупных любовно-сексуальных отношений во всех возможных вариантах: начиная от классических мужчина-женщина и затем переходя ко всякого рода смешанным формам и системам (мужчина—мужчина, мужчина—ребёнок-мальчик, мужчина—ребёнок-девственница, женщина—женщина и так далее).
Не отстранился автор от попыток привести в тексте своей книги философские рассуждения и размышления о возвышенной сути любовно-телесных отношений, при этом рассматривая и все приведённые выше варианты такого рода связей. Конечно, при этом рассуждает, опять-таки, не сам Кинси, а те философы и современники древних греко-римлян, высказывания которых Кинси и использует в книге. И надо сказать, что с такого или подобного рода мнениями мне лично довелось встречаться и в современных реалиях. Как к этому относиться? Мне думается, что это вообще дело совершенно личное и интимное, и если не выпячивается напоказ и не транслируется вовсюда, то и бог с ними...

При всём при том Кинси старается быть достаточно сдержанным и возможно даже отстранённо-холодным — не сваливается ни в ярко выраженную и одиночно-векторно ориентированную критику, ни в смакование неизбежных для этой темы пикантных моментов и подробностей. Конечно, от этого слегка пропадает и острота подачи материала и его образность — видимо для устранения последнего недостатка книга имеет цветные вкладки с несколькими соответствующими теме изображениями.

Однако на самом деле чтение этой книги на игриво-весёленькую тему вовсе не было таким уж весёлым занятием. Слишком уж всё было академично и слишком много было компилята и цитирования. Наверное всё-таки было бы проще дать в конце книги список литературных источников по рассматриваемому вопросу. Хотя… советчиков много, а автор один. Но чтобы моё мнение не было голословным, интересующимся означенной темой могу посоветовать вот такую незаурядную книгу Книга песен. Из европейской лирики XIII - XVI веков — оно может и не совсем буквально по теме, но оригинальной любовной романтики там вволю, причём из первоисточников.

6 февраля 2020
LiveLib

Поделиться

Вести разгульную жизнь – сначала означало «жить по-гречески»
7 ноября 2020

Поделиться

Астарта купалась в росе и натирала тело амброй.
13 августа 2020

Поделиться