Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Черная обезьяна

Добавить в мои книги
470 уже добавили
Оценка читателей
3.23
Написать рецензию
  • RoofDancer
    RoofDancer
    Оценка:
    43

    Хищные цветы жизни

    Главный герой - журналист, которого приглашают в закрытое правительственное учреждение, где содержат маньяков, террористов и прочих нелюдей. Там изучают причины агрессивного поведения и жестокости, так что контингент вполне оправдан. Вот только в отдельной палате он обнаруживает нескольких детей - все не старше 10 лет - которые, судя по всему, являются здесь основным объектом исследований. Главврач рассказывает, что эти "недоростки" - страшнее всех, с кем им приходилось работать. Начисто лишенные жалости, сострадания и вообще каких-либо чувств к другим людям, они могут убить так же легко, как сломать игрушку. Откуда взялись эти дети, персонал умалчивает, но позже герой натыкается на дикую историю, случившуюся в провинциальном городке - в обычном жилом доме среди бела дня неизвестные вырезали целый подъезд, не пощадив никого. И ходят слухи, что нападавшие были совсем еще дети... Это жуткое расследование с головой затягивает журналиста, и без того запутавшегося в своих отношениях с женой, любовницей, детьми и полузнакомым политиком Велемировым, который лично курирует работу с "недоростками" для каких-то неясных целей.

    Тяжелый, тягучий, липкой тьмой полный роман. Муторный. Из пауз и оглушительной тишины (фраза "надо было что-то сказать, а что - не придумалось" встречается постоянно), разворачивающийся в голове арт-хаусным фильмом, без музыки, зато со звонким эхом от хлопнувшей двери. Продираешься сквозь него, словно в июльский полдень идешь по раскаленному городу, царапаясь о сухой воздух. Поначалу связное, повествование постепенно начинает рваться, перемежается вставными историями, распадается на части вслед за миром, где такое возможно, - или вслед за сознанием главного героя, пытающего справиться с тьмой снаружи и внутри себя. Неприятные герои, жуткая до отвращения история - и вместе с тем узнаваемый прилепинский язык, сочный, емкий, превращающий чтение в почти мазохистское удовольствие. А местами - и во вполне эстетическое. Как всегда великолепны у него эпизоды с детьми и с женщинами (в те моменты, когда герой действительно любит) - эти сцены бритый омоновец-лимоновец устрашающего вида пишет так, что внутри что-то сжимается, и ты сидишь, оглушенный, как будто это все - с тобой, про тебя - как будто твои... Тем страшнее наблюдать, как легко потерять такое отношение, как мало нужно человеку, чтобы вылезла из него бесчувственная обезьяна.

    Самая жанровая книга Прилепина, вполне себе триллер с почти фантастической фабулой - и в то же время сильная психологическая проза с непременной социальной темой. Параллели с нашими "недоростками" разоблачаются фигурой Велемирова, имеющего реальный прототип - ведь у Прилепина тоже есть такой полузнакомый политик, земляк, занимающий один из ключевых постов в правительстве. Наиболее спорный момент книги - финал, сколь напряженный, столь же невнятный. Открытый - в том смысле, что выбирать трактовку приходится читателю. Но варианты есть, и есть среди них тот, который меня вполне устраивает - так что я прощаю автору этот постмодернистский финт. Сложно сказать, насколько "Черная обезьяна" - шаг вперед по сравнению с ранними книгами, но это точно развитие мастерства автора - у Прилепина получилось написать более "литературную" вещь, сохранив при этом фирменный почти публицистический реализм.

    Читать полностью
  • Sullen
    Sullen
    Оценка:
    31

    Я потерялся

    Очень хороший, грубой выделки роман. Писательский шаг вперед, которого ждали два года. После чеченских «Патологий», нацбольского «Саньки», автобиографического «Греха» Прилепин отошел от пацанского оптимизма и заговорил тем же прекрасным языком («Поднял с пола ее туфлю, понюхал. Пахло пяткой»), но уже о другом.

    Писатель и журналист в самом разгаре кризиса среднего возраста отправляется в подземные катакомбы, расположенные под Кремлем, где содержатся по меркам обычного человеческого общества люди, мягко говоря, недостойные: оказавшийся в живых полевой командир Салман Салават Радуев, бомжиха, методично убивающая собственных новорожденных детей, и камера с недоростками – детьми, которые не испытывают эмоций, поэтому могут убить без всякого зазрения совести. Вскоре в провинциальном городке Велемир происходит массовое убийство: какие-то недоростки вырезали весь подъезд рядовой хрущевки. Собственно вот такая детективная затравка.

    Детишки-убийцы – центральная вещь в романе, вроде как фасад. Кремлевская лаборатория, велемирское убийство, две вставных новеллы - о захвате древнего города такими же недоростками и о выходе из-под контроля взрослых роты юных чернокожих воинов, задействованных в бесконечной африканской междоусобице – порождают аналогии с «Повелителем мух», но это не главное, как, впрочем, и Голдинг не совсем о детях писал. Да, они могут быть жестокими. В «Черной обезьяне» есть эпизод-флешбэк, когда юный еще главный герой и его дружки разгоняли на закрытом чердаке прутьями голубей, ломая им крылья и вытряхивая перья. Но и взрослая деревенская баба несет писклявых котят папеньке, который сидит около печки, и говорит: «Бать, пожги». Так быстрее.

    «Черная обезьяна» при своей неуклюжести композиции, пробуксовке сюжета после середины отлично прорисована. Возьмем загадочное убийство в Велемире. Ничего не напоминает? Или Велемира Шарова, кремлёвского бонзу, по инициативе которого и была создана поземная лаборатория. Любой мало-мальски интересующийся политикой человек узнает в Шарове Владислава Суркова, зам. Руководителя Администрации Президента. Сурков – человек, придумавший такие штуки, как «суверенная демократия», «план Путина» и движение «Наши» (там же тоже недоростки!), - вышел очень похожим на себя. «Черная щетина, лицо правильное и гладкое, как хорошо остриженный ноготь», - это очень точно. Таких наблюдений "в яблочко" в книге множество.

    демиург идеологического климата, мистер "хорошо остриженный ноготь"

    У Прилепина в романе весь внешний ужас, отягощенность воздуха и головы, липкость существования незаметно переползают из внешнего пространства во внутреннее и создают тревожный морок так, что вроде есть две детали от конструктора, а собрать их вместе страшно – самое точное эмоциональное выражение времени, а точнее – безвременья, когда надо идти, а карты нет. Косил как-то в дурке от армии – через восемнадцать лет доктор узнал его; жевали вместе с сослуживцем дембельские черные носки – тот будучи уже ментярой, не признал товарища по дедовщине; вроде была проститутка Оксанка, похожая на жену – потом сказали, что убили свои же хачи-сутенеры. А были ли вообще дети-убийцы? Ощущение двойничества, неприякаянности в сумме с признанием собственной мерзости – атмосфера книги; жестокость и равнодушие – ее земля; физиология – вода, будь то теплая вязкая кровь или нагревшееся выдохшееся пиво на дне бутылки. Прилепин ненароком сыграл в набоковские игры с зеркалом, в котором отражается хронический страх Черной обезьяны. «Я пришел – и что теперь?» Мы попали в свой личный ад, деточка.

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    26

    Мало того, что Захар Прилепин известен и популярен как мастер современного худлита. В этой книге он явственно и мастерски прорисовался как замечательный художник (что вовсе не означает, что он умеет рисовать карандашами или писать картины красками). Просто при чтении именно этой его книги явственно возникло ощущение, что набросанные и небрежно нашвырянные крупными мазками лохматые куски текста, сливаясь в единое целое создают некое единое цельное полотно — так же, как крупные и мелкие мазки красками на холсте при рассматривании их с определённого расстояния вдруг перестают хаотично жить отдельно друг от друга и внезапно прорастают в стройное сюжетное, портретное или жанровое полотно.

    Что же нарисовано на этой своеобразной картине "художника" Прилепина? А всё очень просто — внимательный взгляд легко различит здесь черты и приметы современности, реальности, жизненности и неретушированной очевидности. И в этом-то и фишка, что вот казалось бы все мы живём в одном и том же мире, видим одни и те же картины и пейзажи, слышим те же речи и обывательский трёп, слушаем примерно одну и ту же музыку... но только художник сумеет всё это передать на художественном полотне (неважно, красками на холсте, звуками музыки или цифро-буквенными символами на мониторе ПК), а простой очевидец порой настолько "слеп", что совершенно не отражает объективную реальность в своих ощущениях...

    Захар Прилепин вот уже в четвёртый раз становится вот таким личным художником и одновременно собеседником для меня — читателя... И для меня — думателя...

    Читать полностью
  • lessthanone50
    lessthanone50
    Оценка:
    18

    А мне плевать, что эта книга о политике и об обществе. Может, и об этом (и скорее всего, потому что Прилепина сложно заподозрить в аполитичности), но я читала историю человеческого раздрая.

    Жизнь твоя лежит в руинах, не меньше. Ты уже давно воспринимаешь свою безымянную и безликую жену как врага. От семьи осталась только непрочная связь с детьми, о которых, между прочим, очень трогательно (о них, да еще о книгах – вот где для меня особенно проступило в тексте авторское, личное). Работа твоя никому не нужна, а тебе самому – и подавно. Друзей у тебя нет. У тебя вообще никого нет.

    Тебе настолько муторно и тошно в этой жизни, что неизбежно начинаешь творить херню и вести себя на редкость по-мудацки. Знаете, вроде «как люди сами себя по-всякому убивают, чтобы не мертветь». Но если до такого дело дошло, то ты уже немножечко мертвый. И тут тебе всякое привидится: и недоростки, склонные к невероятной жестокости, и заговор властей, и тайные исследования. Ты так старался забыться, что уже и сам не разберешь – мерещились тебе «кровавые мальчики», были наяву…

    Это бесспорно, конечно, что наш мир летит ко всем чертям, но ведь свою жизнь просрал (прошу прощения, не смогла подобрать равный по емкости, но менее агрессивный глагол) персонально ты.

    Читать полностью
  • tortila
    tortila
    Оценка:
    15
    Бредешь, за собой тянешь нитку, истончаешься сам, кажется, вот-вот станешь меньше иголочного ушка, меньше нитки, просочившейся туда и разъятой на тысячу тонких нитей - тоньше самой тонкой из них, - и вдруг вырвешься за пределы себя, не в сторону небытия, а в противоположную - в сторону недобытия, где всё объяснят.

    Вы что нибудь поняли? Тогда книга для вас и вы несомненно ее высоко оцените. Получение удовольствия по ряду причин на мой взгляд маловероятно, но чем черт не шутит, пока бог спит?
    Прилепин, которого я нежно люблю за его написанные самобытным "пацанским" стилем ранние книги, в которых он писал то, что прекрасно знает и понимает, и что мне как человеку интересно, мне малоинтересен в стилистически традиционной и насквозь вторичной "Обители". "Черной обезьяной", написанной в 2011 он подает первую заявку на место в высокой литературе.
    Наверно это хорошо, когда писатель ведет поиски нового стиля, но вот только меня как читателя не интересует его процесс - мне подавай результат, да еще чтобы и слух/глаз радовал, а не утомлял, а если и мысль будит, то и совсем прекрасно.
    В данном романе мы видим именно, что поиски, настолько она стилистически неоднородна.
    Вот это пожалуй радует, пусть и не красиво, но смачно:

    Девкин зад пышно и не в такт ходьбе раскачивался; у харкотного парня, напротив, ягодиц не было вовсе - как будто две тонкие ноги сразу переходили в живот, в ребра, в его туберкулезную грудную клетку.

    Первую цитату надеюсь еще не забыли? Гляньте повторно и может согласитесь , что там полнейший бред с точки зрения смысла и стиль вполне эзотерический.
    А вот финальная фраза романа:

    На билете написаны цифры, говорят, что есть способ вычислять, какой билет счастливый, а какой нет, но я не умею. Еще там написаны непонятные согласные буквы и ни одной гласной. Некоторое время я рассматриваю билет, никуда не торопясь. Потом аккуратно убираю его в карман, стараясь запомнить, какой именно это карман, на случай контроля. Потом несколько раз проверяю, на месте ли он. Даже при наличии билета возможность контроля всё равно тревожит. Нужно быть внимательным.

    Эрленд Лу бы обзавидовался подобному шедевру примитивизма, я же его не терплю.
    Я начал со стиля, потому как об остальном там сказать в общем-то и нечего. Настолько все мутно, начиная от сюжета и кончая композицией. Совершенно несвязный поток событий наверно призван имитировать поток сознания в своем развитии, но мне это было совершенно не интересно, полно книг не требующих столь значительных напряжений сознания, в результате которых скорее всего будет пшик. Если бы кто-либо взял на себя подобный труд и задергался по завершении в пароксизмах читательского восторга, то может быть и стоило, но ведь этого не произошло.
    И напоследок пара цитат без комментариев:

    В бане мужичок с локоток затапливал грязную печь.
    -  Бать, пожги котят, - сказала девка.
    ... Девка опустила подол, котята высыпались на вкривь и вкось
    ... -  Э!.. - я растерялся на секунду. - Э, люди! А утопить их никак нельзя?
    -  Так они скорей подохнут, - сказала девка спокойно и крикнула на отца: - Жги скорей, чё они пищат?
    Мужик открыл заслонку и стал по одному забрасывать котят в огонь.
    Костры разгорелись, в чанах забурлила смола. Первый чан спешно потащили вверх, но хрустнула ступень, и варево опрокинулось на несших его.
    Мальчик зажмурился, но всё равно успел заметить, как лицо одного человека стало черным… а когда смола стекла, на пористой, как сыр, голове остались смотрящие в пустоту два глупых, выпученных, словно бы обезьяньих глаза. Зрачки у ошпаренного двигались, а рот молчал, и в нем подрагивал ставший отчего-то тонким и длинным, как жало варана, язык.

    Впрочем от одного комментария не могу удержаться: мне противно это читать, поскольку для повествования это совершенно ненужно. Пустая демонстрация мастерства описания гадостей.

    Итого твердая двойка.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Завязка просто на пятёрку про тему подростковой жестокости и опытах в лаборатории на эту тему. Но дальше начинается не лучшая история про бедного ГГ, который изменяет жене, а потом злится на неё, что она ушла от него с детьми (подумаешь, любовница есть!). А потом и любовница его обманывает. И это дополняется неплохими военными историями. А потом действует развязка. И она криво реализована. Очень криво.
  • Оценка:
    Когда в ,городе, смысл жизни утратился настолько , что престарелый Писец стал ходить к "белой" рабыне - пришли недоростки и Истребили ,город,.Спаслись только "мальчик" (и то случайно ) и его престарелый отец , встретившись в последний момент (минуту) : - очень правдоподобно ... про "Чёрные носки в армии - не знаю ... Прилепин , как всегда , - на высоте ..