Inku
Оценил книгу

Основное достоинство книги — длинные, со сложной пунктуацией предложения. Особенно много примеров на обособленные определения и распространённые однородные члены. Идеально для диктантов (да, кто о чем).

На этом можно было бы и закончить, но зря я, что ли, одолела этот кирпич.

Сразу предлагаю забыть об аллюзиях с Домом на набережной, хотя Слезкин неоднократно делает оммаж Трифонову. Это не рассказ о Большом Терроре и не новая версия Краткого курса истории ВКП(б). Вернее, все это там есть, как и многословные описания быта и нравов, но при этом книга скорее историко-филологический трактат, в котором Слезкин пытается доказать, что большевики не что иное, как очередная эсхатологическая секта, по сути своей мало чем отличающаяся от анабаптистов, хлыстов или «Аум Синрике». Тезис заезженный — кто там сказал, что Христос был первым коммунистом? — но имеет право на существование хотя бы в качестве интеллектуальной игры.

Основные постулаты подобных движений были сформулированы еще при описании средневековых ересей:

1. Спасение придет в земном мире, а не на абстрактных небесах;
2. Спасение неизбежно, а главное - близко;
3. Спасение не индивидуальный выбор, но касается всех;
4. Спасение не просто «улучшит», но полностью изменит мир.

Поменяйте Христа на пролетария — и вот вам пересказ «Интернационала» в прозе.

Или, как говорит Слезкин:

Партиями принято называть организации, конкурирующие за власть в рамках данного общества (или, по определению Вебера, «за власть для лидеров с целью получения идеальных или материальных преимуществ для активных членов»). Ни одна из социалистических партий начала XX века не конкурировала за власть в Российской империи. Их целью было уничтожение этой империи во имя «царства свободы», понимаемого как жизнь без политики. Это были группы единоверцев, противостоящие развращенному миру, посвятившие себя униженным и оскорбленным и объединенные чувством избранности и идеалами братства и аскетизма. Иначе говоря, это были секты.

Сформулировано это в первой главе. Первые две трети книги Слезкин еще придерживается избранного направления, отыскивая параллели между марксистскими и христианскими паттернами в жизнях своих героев — обитателей Дома правительства, но к концу выдыхается и от анализа (или хотя бы поисков аналогий) переходит к банальному пересказу мемуаров и дневников.

Вывод, почему мы сейчас не живем в коммунизме, меня как-то не убедил. По мнению Слезкина, эксперимент провалился, когда коммунисты отказались от жесткой регламентации отношений в семье. И книги читали не те:

Большевики в  России не понимали, что, читая своим детям Толстого вместо Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, они воспитывают еретиков и отступников. Что, рожая и воспитывая детей, они становятся могильщиками собственной революции. Дом социализма оказался парадоксом. Большевизм оказался недостаточно тоталитарным.

Впрочем, книга занятная, с остроумными сближениями, периодическими экскурсами в историю религиозных движений и литературоведческими разборами — последних особенно много, просто какая-то хрестоматия по довоенной советской литературе. Хороша сквозная метафора: большевики, жизнь положившие на борьбу с «болотом», после прихода к власти устроили свое гнездовье — пресловутый Дом правительства — в той части Москвы, которая традиционно называется Болотом, а в конце концов болото их поглотило — только не старое, идиллически-мещанское, а кровавое. Хлесткие бон мо (терпимость – удел побежденных и никому не  нужных) перемежаются какой-то не поддающейся расшифровке, но смешной абракадаброй (отличительными чертами людей, живших в  Доме правительства, были черты, которые отличали их от людей, не живших в Доме правительства). Картинок опять же много.

Несмотря на пугающий объем, книга закончилась быстро: я параллельно читаю «XX век представляет. Кадры и кадавры» Михаил Трофименков , и там нарратив настолько информационно и эмоционально насыщенный, что меня хватает на одну главку за раз; у Слезкина же округлые фразы катятся себе под горку, перемежаясь длинными цитатами отовсюду, от Библии до переписки Энгельса с этим, как его, дьявола ... с Каутским, и перечислениями в духе средневековых бестиариев. Емкость текста невелика, да и сюжеты все давно знакомы. Пристойный нон-фикшн, не требующий особого напряжения ума. Зато держательные (или как там правильно) мышцы рук развиваются неплохо — бонус к лету.